пятница, 12 февраля 2016 г.

Часть тринадцатая, в которой тучи постепенно сгущаются…



You can't stop yourself
Don't want to feel
Don't want to see what you've become
You can't walk away from who you are
Never get back

Where is the edge of your darkest emotions?
Why does it all survive
Where is the line of your deepest devotion?
Pray that it's still alive

(Within Temptation)



- Подземный Город живет по своим законам, - сказал Йен, убирая с дороги паутину и освещая себе путь факелом.
- Смотрите себе под ноги, - он повернул голову в сторону своих спутников. Рэйвен перевела взгляд вниз и сглотнула, слишком часто у нее под ногами стали появляться кости. И слишком хорошо она себе представляла, чьи они. Она поудобнее перехватила руку Эсберна, который чем дальше, тем медленнее шел. Старик тяжело дышал и скрипел зубами, когда приходилось переносить вес на раненную ногу.
Спина у Рэйвен затекла и онемела, капельки пота жгли глаза, но останавливаться сейчас было подобно смерти, поэтому она упрямо заставляла себя переставлять ноги и не думать об усталости. Чтобы отвлечься, она сосредоточилась на том, о чем говорил Йенуэль.
- Несколько веков назад, - продолжал эльф усталым голосом. – В Рифте вспыхнула эпидемия кровавой чумы. В считанные недели большая часть жителей оказалась заражена. Хуже всех приходилось отверженным, тем, у кого не было убежища, родных и средств к существованию… Для них оставалось только одно – умереть. Тел было столько, что их не успевали сжигать. Поэтому их просто сбрасывали в озеро.
Эльф усмехнулся и покачал головой.
- Говорят, вода стала черной и каждый колодец в округе был заражен гнилью… В конце концов, остались только те, кто мог позволить себе лечение. Город к тому времени почти полностью вымер. Еще говорят, что тогдашнему ярлу пришлось призвать на помощь магов из Винтерхолда…
- Я слышал другую версию, остроухий, - вмешался в разговор наемник. Рэйвен заметила, что в его голосе тоже сквозит усталость.
- Новый ярл Рифта был молодым и глупым. И он пообещал танам, которые его поддержали, что в его городе не будет больных, прокаженных и нищих… Он обратился за помощью к магам и те заразили воду. А когда в городе вспыхнула чума и разгневанный ярл потребовал ответа, маги лишь рассмеялись и сказали, что теперь в его городе не будет бедных, ведь зелье, которое излечивало бы больных, могут купить только богачи… В итоге ярла убили таны, когда поняли, что он их обманул. Говорят, это и положило конец болезни.
- Как же вы, норды, любите все превращать в легенды, - проворчал эльф. Ворстаг на это ничего не ответил. В любом случае, все это было весьма похоже на правду.
Рэйвен вздохнула в очередной раз и сдула с влажного лба прядку волос. Она пыталась представить себе вымерший город, закутанный серой дымкой и пеплом от негаснущих костров. На дверях красуется красный крест, которым патрульные помечали каждый новый дом, приютивший в своих стенах болезнь. Тела, лежащие прямо на мостовой и накрытые сверху дерюгой. Одинокий колокольчик стражника, делающего обход, эхом отдающийся от стен. И мертвая тишина. Чума.
- Как бы то ни было, тысячи тел оказались погребены на дне озера, - продолжил свой рассказ Йен. – О трагедии постепенно забыли, а в городе появился новый ярл.  Но и Подземный Город вновь начал возрождаться и постепенно разрастаться. О трагедии напоминает только Дорога Мертвых, выложенная из костей тех несчастных, кто не пережил болезнь. Она ведет за пределы города и пролегает частично под озером, так что можно сказать, нам придется идти по останкам тех, кто не пережил чумовое поветрие.
Внезапно факел в его руке затрещал, и Рэйвен почувствовала холодок, пробежавший по ее разгоряченной спине, словно призрачные руки коснулись ее. Откуда-то из-за поворота дохнуло холодным воздухом, и стало заметно светлее. Эльф все же не спешил тушить факел.
- Дорогу построили еще во времена расцвета Гильдии Воров, чтобы уйти от облав, устраиваемых ярлами Рифтена. Говорят, она появилась за одну ночь, и сама Дочь Сумрака приложила к этому руку. Так что, поверьте мне, вам придется слушать только меня и делать только то, что я скажу, иначе мы не выберемся отсюда.
- Ты спрашивал, что это такое? - Йен повернулся и кинул взгляд на Ворстага. - Дорога Мертвых – это одна большая ловушка…
Рэйвен подняла голову и потрясенно выдохнула, не в силах отвести теперь взгляд от открывшегося ей зрелища.
У нее было стойкое ощущение, что она находится в желудке огромной рыбы. Все пространство впереди состояло из костей - причудливо сложенных и переплетенных между собой. Стены, потолок и земля под ногами были выложены ими так искусно, что все это казалось единым целым.
Неровный пляшущий свет создавали множество свечей, вставленных в глазницы вмурованных черепов. На некоторых из них все еще оставались остатки кожи и волос, в которые с любовью были вплетены нити с бусинами и пучки высохших трав.
- Боги, - потрясенно вырвалось у девушки. От увиденного у нее кружилась голова. Свечи и неровный свет создавали ощущение, что тысячи мертвых глазниц следят за ними, а тысячи выщербленных зубов зловеще ухмыляются, наблюдая за теми, кто скоро тоже присоединится к этому вечному бдению.
Ворстаг тихо выругался сквозь зубы. По его лицу Рэйвен поняла, что он тоже потрясен увиденным. Йенуэль опустился на корточки и поднес факел к земле, внимательно изучая кости, устилавшие ковром землю.
- Вам придется идти только за мной, шаг в шаг, - он повернул голову и обвел взглядом всю группу.
- Я понимаю, что прошу слишком многого, мастер, - обратился он к Эсберну. – Но если вам хочется выбраться отсюда живым, то придется ...
Он помолчал, подбирая нужное слово.
- Забыть на время о боли…
Старик устало кивнул. Под глазами у него пролегли тени, глаза потемнели от боли, а вокруг губ пролегла нехорошая синева. Рэйвен с тревогой подумала, что архивариус, похоже, потерял слишком много крови.
- Часть костей помечена красками, - объяснял эльф, махнув рукой в сторону жуткого лабиринта. – Они расположены примерно квадратами, как на шахматной доске. Кое-где ловушки расположены так тесно, что буквально речь идет о нескольких дюймах. Так что будьте предельно внимательны.
Йен поднялся с колен и наконец затушил факел. Ему будут нужны все его чувства, чтобы суметь пройти этот лабиринт. Он сделал несколько дыхательных упражнений, как его учили еще в бытность Клинком, и постепенно погрузился в боевой транс. Зрачки расширились, приспосабливаясь к дрожащему свету свечей, и он понемногу разграничил первые десять метров пути, которые им предстояло пройти.
Три шага вперед, небольшой шаг влево и еще два шага вперед. Чувствуя, что его интуиция заставляет его притормозить, Йен резко остановился, как будто столкнувшись с невидимой стеной. В нескольких дюймах от него прошло тонкое лезвие, со свистом разрезая воздух.
- Отлично…
Эльф остался стоять на месте, считая про себя. На пятнадцатой секунде лезвие прошло в другую сторону, Йен сделал еще один осторожный шаг, присел на корточки и огляделся.
Воздух впереди подрагивал и вибрировал от магии. Нахмурив брови, эльф внимательно оглядел поверхность костяного покрова, ища изъян. Представители Гильдии воров как-то все же тут проходили, значит, и он сможет… Наконец ему удалось разглядеть едва видимые нити белой краски, которыми была нарисована руна. Если попытаться ее разомкнуть, то ловушка будет бесполезна. Стараясь двигаться как можно более плавно, эльф вытащил из голенища стилет и немного помедлил. Трогать костяной покров крайне не хотелось, что-то противилось этому. Он еще раз внимательно оглядел поверхность, на которой и располагалась руна. Все кости были подогнаны друг к другу очень плотно. Но все ли? Почти не видимое на первый взгляд  небольшое искривление все же было. Найти его удалось не сразу, но эльф заметил незначительное искажение теней. Йен плавно поддел косточку, стараясь не контактировать с магической областью, и разомкнул контур. Воздух вокруг резко нагрелся, выпуская скованную магию, но ловушка не сработала. Теперь можно было и выдохнуть.
Он повернулся к оставшимся за спиной спутникам и невольно улыбнулся. Три пары напряженных глаз следили за каждым его движением.
- Давайте! - крикнул он. – Нам нужно торопиться. Чем дальше мы уйдем, тем труднее будет нас догнать!
Первой пролетела свою часть пути Рэйвен. В ловкости ей было не занимать. К тому же она была самой легкой из всех четверых. Йенуэль лишь одобрительно усмехнулся, наблюдая за ней.
Эсберн закусил губу и шагнул следом. Пару раз он останавливался, закрыв глаза и тяжело дыша. Повязка на его ноге вновь пропиталась кровью, а лоб покрывала бледность, но он все же смог заставить себя идти вперед. Ворстаг двигался не так легко, как девушка, но тренированное тело и чутье помогали ему так же хорошо чувствовать ловушки, как и эльфу.
Постепенно продвигаясь вперед, они преодолели еще несколько сотен метров.
Рэйвен с долгим стоном устало прислонилась к костяной стене, наплевав на все моральные условности. Двигаться не хотелось. Усталость брала свое, и вот она уже готова уснуть прямо на чьих-то костях.
Эсберн выглядел все хуже. На очередном коротком участке, где они решили сделать небольшую передышку, Йен не выдержал и, покопавшись в своей сумке, достал оттуда маленький сосуд с узким длинным горлышком. Жидкость, которая плескалась в нем, имела жемчужный окрас, переливаясь в свете свечей всеми цветами радуги.
Архивариус грустно усмехнулся.
- Да, это может помочь, - сказал он, принимая из рук эльфа флакон. Сорвав восковую печать, он залпом опрокинул в себя неизвестный эликсир и с блаженным видом опустился на землю, прикрыв глаза.
- Что это? – Рэйвен подозрительно покосилась на эльфа.
- Скуума, - коротко ответил он, пряча пустой флакон обратно.
Рэйвен перевела озабоченный взгляд на старика и присела на корточки, пытаясь понять, какой эффект вызвал самый известный наркотик в Империи.
- Я не думаю, что в его состоянии…, - начала она.
- Он не дошел бы, - оборвал ее Йен. – Наркотик притупит боль и придаст энергии до конца пути. От одной дозы зависимым он не станет.
Рэйвен подняла голову и посмотрела на своих спутников. Все они выглядели уставшими и изможденными. Под глазами у Ворстага легли тени, и лицо осунулось. Наемник отвел взгляд, и задал вопрос, который волновал, похоже, всех.
- И как долго нам еще идти?
Эльф рассмеялся.
- Если бы я знал,  - сказал он, все еще улыбаясь, и прислонился к стене, закрыв на минуту глаза.
- По моим подсчетам мы прошли чуть меньше половины пути, - объяснил он, глядя, как в глазах у наемника вспыхивает еле сдерживаемая ярость.
Что-то ответить Ворстаг не успел. Пламя свечей, зажженных в глазницах сторожевых черепов, задрожало от сильного порыва ветра, и часть их погасла. Одновременно с этим  все трое встрепенулись, услышав отдаленный звук, похожий на грохот сошедшей с горы лавины.
В тусклом свете оставшихся светильников Йен стал осматривать дюйм за дюймом костяной покров, ища знаки, вырезанные для членов Гильдии Воров, своего рода подсказку. Спустя некоторое время его пальцы нащупали теневую метку. Все это время Рэйвен не сводила с него глаз и даже, кажется, не дышала.  Среди оскалившихся черепов она чувствовала себя неуютно. Ее била дрожь – то ли от сквозняка, то ли от того, что опасностью было пропитано все вокруг – погоня, от которой им не удалось оторваться, ловушки, разбросанные по всему подземелью и затрудняющие и без того их не слишком быстрое передвижение.
Эльф задумчиво постоял некоторое время перед очередной подсказкой, но знак был только один, и он ничего не говорил при этом. На оскаленной черепе был вырезан ромб с двумя пересекающимися кругами. Обычно такой знак ставили на имуществе членов Гильдии, и местах, находящихся под защитой. Но одновременно это могло быть и предупреждение непрошенным гостям не соваться туда, где для них может быть опасно.
Особого выбора у них не было, а время стремительно утекало. Тряхнув головой и прогоняя остатки усталости, Йен привычно вошел в состояние боевого транса и решительно шагнул вперед.

***

То, что им не удалось оторваться от погони, стало ясно, когда ожившие костяные стены как будто содрогнулись от грохота сработавшей ловушки. Вслед за этим по коридору пронесся тихий шепот сотен голосов, в котором могло почудиться и гневное проклятие, и предостережение.
Рэйвен инстинктивно оглянулась, ей казалось, что пустые глазницы черепов взирают на нарушителей покоя с неодобрением. Что живым делать среди мертвых? Им здесь не место.
- Я знаю, - как бы в ответ им подумала она. – Так помогите нам выбраться отсюда!
Ответа она, конечно, не получила. Только на миг ей показалось, что яркой вспышкой в сознании вспыхнул драконий жрец и пропал.
Она потеряла счет времени и вряд ли бы смогла сказать, день сейчас или ночь. Все они вымотались и морально и физически, но продолжали двигаться вперед только на силе духа и упрямстве.
Йенуэль шел по подсказкам, оставленным Гильдией Воров. Судя по пройденному расстоянию, маршрут которого он старался держать в голове, они должны были быть уже совсем близко к выходу из этого мертвого лабиринта.
То, что погоня не отступила, а с ожесточением идет по их следу, стремясь догнать во что бы то ни стало, он чувствовал, улавливая звуки и ощущая особую магию этого места. Дорога Мертвых постепенно оживала, напитываясь чужой кровью и насилием. Еще чуть-чуть и небольшая заминка или ошибка станут для них последними.
Знаки, оставленные Гильдией, безошибочно вели за собой, и он надеялся, что они не подведут его.
Костяной Лабиринт тем временем преображался. Он как будто сжимался. Кости, из которого была соткано все вокруг, теперь не казались гладкими, они цеплялись за одежду, удерживая путников на месте, мешая двигаться вперед. Пустые глазницы наполнялись живыми огоньками, которые провожали их выбившуюся из сил группу, и эльф все больше чувствовал, что усталость, вперемешку с магией, берут свое. Боль отчетливо стучала в висках, и все, что хотелось, это остановиться и закрыть наконец глаза.
Остальным, похоже, приходилось еще хуже. Лучше всех, как ни странно, выглядела Рэйвен. Похоже, на нее давящая атмосфера и магия смерти не действовали. И, хотя она выглядела уставшей, как и остальные, ей не приходилось бороться с этим местом. Возможно, дело было в примеси драконьей крови или в присутствии спящего духа в ее сознании.
- Не может быть!
Подчиняясь знаку, Йен обошел очередную ловушку и… уткнулся в тупик – костяные руки сплетались, образую сплошную стену.
Рэйвен в отчаянии оглянулась вокруг.
 – Ты же сказал, что знаки ведут к выходу…
Йенуэль протяжно вздохнул и прикрыл глаза, которые как будто припорошило песком. Сбросить напряжение и усталость никак не удавалось, и кровь набатом стучала в висках.
- Да, - тихо сказал он. – Здесь должен быть выход…
- Осталось только понять, где он…, - эльф оглянулся, внимательно осматривая костяные выступы в поисках подсказки. Неужели он где-то ошибся и теперь Дорога Мертвых их не выпустит? Возможно, он упустил из вида какую-то деталь...
Жуткая стена выглядела на первый взгляд такой же, как и все вокруг. Взгляд равнодушно скользнул по материалу, из которого складывалась Дорога Мертвых,  - за время, проведенное в этом месте, окружающий интерьер не вызывал уже холодной дрожи в позвоночнике.
Йен краем глаза наблюдал за своими спутниками. У Эсберна был скверный вид. Скуума на время позволила ему без боли передвигаться вперед, но сейчас ее действие должно было уже ослабнуть. Темные тени под глазами, серая кожа и плотно сжатые губы, но старик не собирался сдаваться.
То, что Ворстаг, помогающий ему идти вперед, устал, было видно невооруженным глазом. Вены на мощной шее вздулись, лоб покрывала испарина. Ему приходилось тяжелее всего бороться с атмосферой этого места.
Рэйвен со стоном опустилась на колени и потянула на себя флягу с вином, наполовину разбавленным водой. Она поморщилась от кислого послевкусия и потерла виски. Хотелось бы знать, если им сейчас уже так трудно идти вперед, то каково же магам, преследовавшим их. Или, возможно, их сила помогает им в борьбе с этим местом?
Рядом с ней опустился на колени Ворстаг. Он тяжело дышал, и она видела, как ходят ходуном мышцы под кожей.
Рэйвен нахмурилась. Что с ним происходит?
Она протянула ему флягу, и Ворстаг взглянул на нее из-под растрепанных волос волчьими глазами с неестественно расширившимися зрачками. Рэйвен испуганно отшатнулась, рука дрогнула, и фляга с жалобным звоном стукнулась о пол.
Капли вина окрасили костяные выступы, и тут же пропали, словно Дорога Мертвых жадно их поглотила. По костяному узору прошла дрожь, и костяные руки расступились, пропуская череп с рунными узорами и красными огоньками в пустых глазницах. Однако через пару мгновений все вновь замерло. Эльфу хватило одного взгляда и он, не раздумывая, схватил девушку за руку.
- Что ты сделала?!
Не успев осмыслить движение костяного лабиринта у них под ногами, Рэйвен не сводила потрясенного взгляда с наемника, стараясь не думать о догадке, поразившей ее. Может быть, ей показалось? Наемник смотрел на нее глазами хищника, зверя, а не человека.
Эльф тем временем тряхнул ее за плечо, приводя в чувство, и взял из рук злополучную флягу.
- Ну же, - В голову Йену внезапно пришла догадка. – Нужно оставить плату за право прохода… Иначе нас не выпустят отсюда!
Эльф небрежно тряхнул пальцами и в его руку удобно скользнул потайной стилет. Легким движением он вспорол кожу на запястье и окровавленными пальцами провел по рунам на черепе. В пустых глазницах мигнул красный огонь, и в то же самое мгновение костяной пол расступился под ногами Йена, и он рухнул в темноту.
- Твою ж мать… - глухо выругался Ворстаг.
- Слишком поздно…
Рэйвен оглянулась. На их пути наконец показались преследователи. Группка из трех магов, прикрывшихся переливающимся защитным  щитом, уберегавшим их от большинства ловушек. Увидев загнанную добычу, они вскинули руки, сплетая магическую сеть, чтобы парализовать противника.
Наемник глухо застонал, опустив голову. Спина Ворстага выгнулась еще больше, позвонки с хрустом передвигались под кожей, а пальцы стали удлиняться, превращаясь в когти.
- Уходи! - прорычал он, сверкнув на девушку желтыми хищными глазами. – Забирай старика и уходи! Я их задержу!
Рэйвен, в два прыжка оказавшись рядом с Эсберном, схватила того за руку и что есть силы полоснула себя по ладони кинжалом. Думать она будет потом. Старик, похоже, уже находился на грани сознания.
Даэдра, только бы он не упал сейчас, промелькнуло у Рэйвен в голове, когда она прикладывала горящую ладонь к черепу.
Жуткий пол под ногами пришел в движение, и Рэйвен поняла, что ее вместе с архивариусом стремительно засасывает вниз.
С криком она провалилась в темноту…

***

- Рува-ак…
Рэйвен очнулась, словно от резкого толчка. Она пошевелилась и со стоном попыталась приподняться на локтях. От долгого лежания в неудобной позе, тело болело и отказывалось подчиняться.
С трудом повернув голову и облизав пересохшие губы, она попыталась понять, где же находится. Глаза постепенно привыкали к полумраку, и она наконец смогла разглядеть Ворстага. Наемник лежал в нескольких шагах от нее и, кажется, был без сознания.
Со стоном перевернувшись и став на четвереньки, девушка добралась до Ворстага. Жив.
Заставив себя все же двигаться, она с кряхтением поднялась на ноги и решила обследовать все помещение.
Осмотр места, где они находились, ничего не давал на первый взгляд – каменная круглая то ли комната, то ли пещера. На то, что она являлась рукотворной, указывал пол, покрытый потрескавшейся от времени плиткой, сквозь которую пробивались стебли сорняков. Судя по толстому слою пыли и по паутине, в которой она была с ног до головы, сюда давно уже не заглядывали люди.
Возможно, они находились в одном из многочисленных каменных дольменов в окрестностях города, но с определенностью она вряд ли могла это сказать.
Привалившись к стене, Рэйвен потерла лоб в раздумьях. Положение было, мягко говоря, не лучшим. Ворстаг все еще не пришел в себя, но ее опыта вряд ли бы хватило на то, чтобы определить, что с ним. Надо выбираться отсюда. И искать Йенуэля и Эсберна. То, что их следов она так и не нашла, несказанно тревожило девушку.
Внезапно по стенам проехались всполохи света, и в помещение шагнул человек. Болезненно поморщившись и прикрыв глаза рукой, Рэйвен попыталась понять, кто это.
В голове тут же мелькнула паническая мысль, что до них все-таки добрались агенты Талмора, заставив внутри все похолодеть.
Незнакомец был одет в черный кожаный дублет, такие же штаны и высокие сапоги. Из-за пояса выглядывала пара кинжалов и короткий меч, а за спиной был приторочен маленький арбалет. Человек откинул кожаный капюшон со лба, в свете факела мелькнули рыжие волосы, и Рэйвен наконец узнала его.
- Очнулась? – Спросил Бриньольф и улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами.

***

- Этот остроухий мерзавец бывает чертовски убедительным…, - Бриньольф подмигнул Рэйвен и глотнул из фляги меда.
Вдвоем они разбили лагерь на берегу озера, недалеко от дольмена, куда их выкинула странная магия Ноктюрнал.  
Солнце давно село, и вдалеке один за другим загорались теплые огоньки ночного Рифтена.
Девушка, завернувшись в синий шерстяной плащ, подбитый волчьим мехом, нахмурившись, глядела на пламя костра. От озера тянуло ночной прохладой, и она зябко поежилась. На душе было на редкость паршиво.
Судя по словам вора, пока они валялись в отключке, Йенуэль смог связаться с Гильдией Воров, указав их местоположение и осчастливив Бриньольфа очередным мешочком с золотом. После чего благополучно исчез, позаимствовав заодно и все бумаги Эсберна. Ворстаг был прав. Эльфу не стоило доверять. Но он хотя бы оставил их в живых и помог выбраться из дольмена архивариусу…
Она подняла глаза и посмотрела на наемника, который расположился напротив. Выглядел он уже гораздо лучше, но хмуро глядел в огонь, ломая в длинных пальцах сухую ветку и стараясь не встречаться с ней взглядом. Вряд ли его мысли сейчас занимал эльф, но то, что следовало сказать, могло еще немного подождать. Их тайны постепенно переставали таковыми быть, но вносило ли это больше доверия в их отношения? Она бы не могла сказать это наверняка.  Вот ведь какая ирония – чем меньше ты знаешь, тем проще довериться другому человеку…
Бриньольф потер большим пальцем переносицу и глянул исподлобья на девушку.
- Нечасто увидишь тех, кто смог пройти Дорогой Мертвых и остаться в живых…
Рэйвен улыбнулась кончиками губ и покачала головой. После всего услышанного и увиденного она испытывала странное чувство опустошения и разочарования. Ей совсем не хотелось утолять его любопытство.
Согревая руки о жестяную кружку с травяным отваром, она пододвинулась поближе к старику-архивариусу.
Когда стало понятно, что им удалось выбраться живыми и на какое-то время они в безопасности, она почистила рану, чтобы избежать заражения крови и влила в старика целую кружку обезболивающего отвара, после чего тот забылся тяжелым сном. Она прислушалась к его дыханию, и, убедившись, что он дышит ровно и часто, обернулась к Бриньольфу.
- А что с остальными наемниками?
  Бретонец недобро ухмыльнулся.
- Дорога Мертвых не зря получила такое название, детка. Без благословения Ноктюрнал там делать нечего.

***

- А вот и ты наконец! – Эленвен откинулась на спинку бронзовой ванны, позади нее застыли две лесные эльфийки, готовые в любой момент протянуть простыню, чтобы принять разгоряченное тело своей госпожи. Огромная купальня была выложена мрамором и украшена мозаикой из малахита и лунного камня. Несколько жаровен было расставлено по углам. На поверхности воды плавали розовые лепестки. Эленвен протянула холеную руку и стала не торопясь намыливать ее. – Я уже начала терять терпение…
Йен опустил глаза, борясь со страстным  желанием вогнать ей в горло узкий трехгранный клинок. Он перевел взгляд на свои ладони, которые автоматически сжались, словно чувствуя шершавую поверхность рукоятки стилета, спрятанного в рукаве. Ему следовало успокоиться, нельзя, чтобы эльфийка увидела его эмоции. Он заставил себя дышать ровнее, чувствуя, как замедляется его сердце, после чего спокойно посмотрел в ореховые насмешливые глаза.
- Итак, - протянула эльфийка, рассматривая его из-под полуопущенных ресниц. – Что ты выяснил?
Йен повернулся к ней спиной и подошел к столику с благовониями. Он, не торопясь, взял в руку узкий флакон с драгоценным розовым маслом.  За эту вещицу многие аристократки в Имперском городе продали бы душу… Масло производилось на плантациях на юге, в Хаммерфелле и Эльсвейре. Но после Великой Войны поставки с разоренных земель почти полностью прекратились.
- Драконы не умерли, как считалось ранее, - произнес он, наблюдая, как искорки света вспыхивают, переливаясь, в гранях сосуда из горного хрусталя. – Они оживают… Весь Скайрим испещрен их курганами, и они вновь поднимаются  в небо, такие же живые, как сотни лет назад…
Эленвен удивленно посмотрела на него.
- Ты уверен? – Она немного помедлила. – Эта информация подтверждена? Элинор потребует от меня точных сведений…
- Я видел это своими глазами, - ответил эльф, возвращая флакон на место. – Среди нордов есть легенда. О возвращении Пожирателя Миров, как они его называют… Алдуина… И согласно их истории, такое уже было ранее. Дельфина хочет остановить драконов. Клинки долгое время занимались изучением Войн драконов в прошлом и собирали информацию. Она нашла своего старого архивариуса и наверняка теперь знает,  как это сделать… И еще…
Йен закрыл глаза на минуту, чувствуя, как болезненно сжимается сердце, проваливаясь в пустоту. Решение далось ему труднее, чем он думал.  Но он справится… Он должен справиться…
- Она нашла Драконорожденного…, - слова слетели с его губ, совершенно бесстрастные и холодные.
- Что?! – Эленвен широко раскрыла глаза, вцепившись до боли в борта ванны. – Проклятье…
Этого просто не могло быть!  Только не сейчас, когда Скайрим уже готов пасть к ногам Талмора, когда восстания Маданаха на западе и Ульфрика на востоке, так тщательно готовившиеся, были близки к завершению их общего плана…
Учитывая отношение нордов к легендам и традициям, такая фигура, как легендарный полумифический Драконорожденный, могла послужить тем символом для народа, которого ему сейчас не хватало. Символом, который мог бы положить конец всем планам Талмора…
Она рывком поднялась из ванны, служанки тут же услужливо закутали ее тело в чистую простыню. Эленвен нетерпеливо взмахнула загорелой рукой, и босмерки, согнувшись в низком поклоне, бесшумно выскользнули из комнаты.
Нервно сжимая длинные пальцы, эльфийка прошлась из угла в угол. Нельзя, чтобы эта информация просочилась в ненужные уши. То, что Дельфина нашла Драконорожденного,  грозило катастрофой. Эленвен слишком ценила то, чего добилась столькими усилиями, и сейчас эти планы могли рухнуть из-за одного неверного шага. Слишком многие в ее окружении  желали занять место первого эмиссара. Она подняла голову и наткнулась на холодные глаза Йенуэля, внимательно изучавшего ее.
- У меня есть для тебя задание, - сказала она, заставляя себя улыбнуться. - С нами связался наш… агент… В Совете Старейшин. Я вышлю тебе дальнейшие указания. Теперь можешь идти.
Йен удивленно приподнял бровь, продолжая холодно изучать холеное лицо своей собеседницы.
- Насколько я помню, ты мне обещала кое-что другое по завершению этого дела…
Голос его прозвучал тихо, но это видимое спокойствие было обманчивым.
Эленвен понадобилось только пара мгновений, чтобы суметь взять себя в руки. Ее улыбка вновь была безмятежной, когда она подошла к эльфу.
- Я обещала… - Она медленно провела пальцем по краю вышивки на вороте его камзола. – И я выполню свое обещание.
- Но… - Эленвен вновь чарующе улыбнулась, наблюдая за тем, как чуть дрогнул уголок губ у ее агента. – Ты ведь помнишь условия, не так ли? Мне нужны результаты… А их я пока не вижу.
Она повернулась и неспешно прошла к столику, взяв в руки тот самый флакон, что до этого держал в руках строптивый эльф. То, что Йенуэль не до конца принадлежал ей, добавляло лишь остроты к их непростым отношениям. Но, пожалуй, стоит дать ему хоть какие-то послабления…
- Я устрою тебе встречу…
На запястье легла душистая капелька афродизиака, и эльфийка провела по коже пальцем, вдыхая  пряный аромат.
- И я жду полный отчет о том, что ты успел выяснить про Драконорожденного…
Эльф за ее спиной молча поклонился и покинул купальню первого эмиссара, лишь звякнули пряжки на ножнах его оружия.
Оставшись одна, Эленвен какое-то время мерила шагами комнату, пока наконец полностью не успокоилась.
Ей всегда нравилась эта игра. С самого детства заставлять других людей выполнять ее прихоти было лучшим развлечением. С возрастом для нее это стало Искусством. Она плела свою сеть с неутомимостью искусной пряхи. Быть на шаг впереди тех, кто думал, что по-настоящему контролирует ситуацию, и в последний момент оборачивать это в свою пользу, - вот высшее мастерство ее таланта.
Но с этим эльфом они были на равных. Она никогда не знала, что ждать от него в следующий раз. Яд или клинок в горло.
Но эта проблема могла подождать… В отличие от тех вестей, которые принес ей эльф.
Ей нужно побольше информации, но Дельфину все же на какое-то время следовало вывести из игры. Решение было принято. Она щелкнула пальцами, и в купальню скользнула одна из ее служанок, застыв, словно статуя, и ожидая дальнейших указаний.
- Позови ко мне Ондолемара. Живо!

***

Йен, оказавшись за дверью, задумчиво остановился. Она отсылала его, но с какой целью?
Эленвен никогда никому не доверяла полностью, и это крайне осложняло его работу.
Пока она не выполнит свою часть обязательств, он связан по рукам и ногам.
Этот отчет дался ему труднее, чем он рассчитывал, проведя несколько ночей за расшифровкой записей архивариуса. Эсберн и Ворстаг знали очень много из того, что могло бы поменять всю расстановку сил в Скайриме. Следовало воспользоваться этой информацией с осторожностью. Возможно, Эленвен подозревала что-то подобное, поэтому он был вынужден отбросить все эмоции и ненужные мысли. На свою жизнь ему уже давно было плевать, но на кону стояло нечто большее. Он должен попытаться хоть в этот раз переиграть ее.
Йен прокрутил в голове возможные варианты действий и пришел к выводу, что кое-что он все же сможет сделать, чтобы быть в курсе последующих событий… И хоть как-то повлиять на них.
Меньшее зло? За последнее время ему казалось, что он изучил все оттенки предательства…

2 комментария:

  1. Как я рад, продолжение появилось, спасибо !
    (Равен а почему я не могу твой бог с годами читать ?)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо ;) Видимо, настало время собирать камни... А насчет блога с модами, скиньте мне ваш электронный адрес, с которого вы авторизируетесь здесь, и я вам дам доступ.

      Удалить