пятница, 19 июня 2015 г.

Часть двенадцатая, в которой Рэйвен приоткрывает завесу тайны и знакомится с пророчеством

Небольшое лирическое отсутпление от меня



«У нас было 2 Путеводителя по Империи, 5 частей ТЕС, 75 фансайтов, термос кофе с бурбоном и целое множество артбуков всех сортов и расцветок, а также Баттлспайр, Редгард, недавно вышедший ТЕСОнлайн, интерактивная карта Тамриэля и фанфики Киркбрайда. Не то, чтобы это был необходимый запас для фаната ТЕС. Но если начал изучать лор, становится трудно остановиться. Единственное, что вызывало у меня опасение - это фанфики Киркбрайда. Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем киркбрайдисты. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь…» (Стырено с просторов Рунета)



Я очень давно ничего не писала, поэтому после такого перерыва выкладывать продолжение довольно… страшновато. Настолько хрупкое оно – вдохновение.

К сожалению, процесс осложняется еще тем, что я никогда не знаю, чем все закончится. К полному моему недоумению глава закончилась не там, и не так, как задумывалось… К тому же, она получилась затянутой. Но тут я ничего не могу поделать – мои герои сами ведут меня за собой.

Приятного прочтения! 

***

"Мудрость, познанная через боль, - надежный проводник в темные времена» (Айлейдские надписи и их перевод (Рейлис Энайн)

***
Пушинка стрелой мчалась вперед по сырым камням Подземелья и, остановившись у очередного поворота, приподнялась на лапках и поводя из стороны в сторону своим острым носиком. Из привычных запахов она вычленила тот, что был ей нужен, и свернула в нужный боковой проход каменного лабиринта.
Хельмут хотел, чтобы она пробежала до жилища двуногого, в обители которого они часто бывали в зимнее время, когда сырость и промозглость коллектора гнала их туда, где было сухо и тепло. Запах был знаком Пушинке, он пах пылью, старой бумагой и немного сталью. Этот двуногий иногда отдавал ей кусочек хлебной корки, но никогда не делал попытки погладить ее, что внушало маленькому зверьку симпатию и доверие.
Она вновь остановилась и недовольно дернула хвостом, приложив уши. Хозяин дал ей ясно понять, что трое чужаков должны следовать за ней, пока она не приведет их к убежищу, и сейчас их шаги гулко отдавались под каменными сводами позади, нервируя ее. Не сказать, что маленькому животному нравилась эта компания, но таково было желание Хозяина, который вскормил ее, и она не посмела ослушаться.
- Слушай, а этот крысеныш точно знает, куда нас ведет? – прогудел один из чужаков, обращаясь скорее в пустоту, чем к кому-то конкретному из своих спутников.
- Ну, двигается она вполне уверенно, - заверил его девичий голос.
Ее спутник недоверчиво хмыкнул, но промолчал, осторожно убирая с дороги паутину, свисающую грязными клочьями с потолка.
- Ненавижу пауков, - пробурчал он себе под нос.
Пушинка пискнула и остановилась рядом с  неприметной позеленевшей от сырости дверью, почти слившейся с каменными стенами. Она скосила черные бусинки глаз на своих провожатых, как бы удостоверяясь, что ее задача выполнена, и стрелой юркнула у них под ногами, исчезнув в сумраке коридора.
- И что это значит?
Ворстаг почесал нос и оглянулся на своих спутников.
Они прошли уже достаточно далеко от главной площади Подземного Города, и углубились в лабиринт коллекторов. Здесь не было освещения, любые признаки человеческого присутствия давно закончились.  Факел с трудом пробивался сквозь темноту туннеля, под ногами хлюпала грязь, вперемешку с нечистотами, да гулко капала вода с покрытых замшелым мхом стен. Трудно поверить, что здесь можно было… Нет, не жить… Существовать.
- Наверное, мы пришли, - Рэйвен шагнула к глухой двери и, немного помедлив, осторожно постучала.
Йен хмуро молчал, не делая никаких движений.
Некоторое время коридор, такой же, как сотни других, по которым они прошли, нарушало только шипение факела и звук капель, падающих с потолка.
- Я же говорил, - пробормотал Ворстаг, изучая деревянную дверь. – Эта маленькая пушистая тварь нас обманула.
- Ты говоришь о ней так, будто она разумна, - лениво отозвался эльф.
Рэв нахмурилась и еще раз стукнула в дверь, уже сильнее. Ни одного звука из-за нее не прозвучало.
- Может, там и нет никого? – девушка поежилась от холодной влажности подземного города и неприязненно взглянула в сторону темного зева каменного прохода. Этот город внушал ей тревогу, и желание выбраться отсюда становилось почти невыносимым. Ей стало казаться, что это подземелье постепенно заглатывает ее, как добычу, и ей ужасно хотелось вновь увидеть небо над головой.
Ворстаг обитым металлическим кончиком сапога несколько раз стукнул в неподатливое дерево.
Рэйвен растерянно оглядела створку, ее глаза не остановились ни на ручке, ни на замочной скважине.
- Такое ощущение, что закрывается она только с одной стороны, - сказала она задумчиво и с сожалением вздохнула. – Даже взломать ее не получится.
- Хм, а старик неплохо устроился, в этом узком пространстве даже выбить ее будет делом непростым… Только магия…
- А он не очень-то гостеприимен, - Ворстаг окинул внимательным взглядом тяжелую дверь и примерился к ней плечом. На его удар дерево сердито загудело, и сверху посыпалась вековая пыль. Однако никакого ответного движения так и не последовало.
Наемник поморщился и потер плечо. Йен за его спиной насмешливо хмыкнул, и вытащил из сумки за спиной сверток.
- Дай-ка я попробую…
Словно предчувствуя последствия этих слов, металлическая защелка в верхней части двери со скрипом отодвинулась, и слабый, чуть хрипловатый голос произнес:
- Кто вы такие?
Это движение было настолько неожиданным, что все трое некоторое время растеряно разглядывали темную щель, откуда прозвучал вопрос.
- Эээ, - Рэйвен кашлянула. – Вы же и есть Эсберн? Нас послала к вам Дельфина…
Задвижка тут же вернулась на место, и вновь в коридоре наступила тишина.
- И что это значит? – протянул Ворстаг, скрестив на груди руки.
Рэйвен решительно ударила кулаком по дереву.
- Эй!… Вы не можете нас не выслушать! Неужели вы так и не спросите, зачем мы пришли?!
Однако дверь и не думала гостеприимно распахиваться. Девушка в отчаяние еще раз ударила в створку ногой и оглянулась на своих спутников.
- Погоди, - эльф решительно отодвинул ее в сторону и шагнул к двери. Несколько мгновений он задумчиво постоял, как будто что-то обдумывая, а затем постучал. Два слабых удара – три сильных. Затем пауза. Три сильных удара – два слабых. Пять слабых. А затем снова два слабых удара и три сильных*.
(*У вас, конечно же, наверняка возникнет вопрос, что за странный шифр использовал Йенуэль, и что же он значил. Ответ прост, но я не стану его озвучивать. Пусть тайны Клинков останутся их тайнами. Подсказку тем не менее вполне можно поискать в текстах Lore по  TES, а затем немножко пораскинуть мозгами)
Эльф сделал шаг назад и  выжидательно посмотрел на узкую темную щель вверху двери. Некоторое время ничего не происходило, затем металлическая  задвижка вновь со скрипом пришла в движение.
- Кто ты? – наконец вновь прошелестел слабый голос.
- Грандмастер Ночи Йенуэль Аконит, - эльф, склонил голову и сложил пальцы левой руки в традиционном приветствии тайного ордена.
За дверью что-то загремело, задвигалось и дверь наконец стала открываться. Свет внезапно хлынул в темный коридор и Рэв невольно прищурилась, пытаясь наконец рассмотреть фигуру человека, до которого они с таким трудом все же добрались.
Эсборн оказался ниже ее ростом, худой и жилистый, с коротко остриженной бородой и небольшой лысиной. У него было резкое лицо, как будто высеченное из камня, острые скулы, орлиный нос и серые глаза. Дисгармонировала с обликом только его манера говорить и двигаться. Казалось, что он постоянно был занят решением какой-то только ему ведомой задачи. Он кивал головой и что-то бормотал себе под нос, при этом его руки находились в постоянном движении – то касались книг и древних папирусов на столе, то нервно теребили рукав простой холщовой рубахи, то очерчивали в воздухе странные знаки.
Не менее интересным представлялось и его убежище. Несмотря на расположенность под землей, оно действительно было уютным. Небольшая комната в пару десятков шагов, а, возможно, и того меньше.
Небольшой очаг, несколько книжных шкафов, заправленная походная койка у стены и широкий деревянный стол, стоящий прямо посередине комнаты. И книги, книги везде… На полках, на полу, у стены, стол был завален свитками и пергаментом, вперемешку с чернильницами и сломанными перьями. Под всем этим пряталась большая карта провинции. Все трое с интересом рассматривали убежище архивариуса, пока тот суетился, убирал пергамент, очищая место у стола и предлагая им по очереди травяной чай и возможность погреться у очага. Рэйвен вздохнула с облегчением и придвинулась к огню поближе. Теплый сухой воздух и запах свитков и травяного настоя постепенно выветривали запах затхлости и тления, впитавшегося в стены подземного города. Она на минуту прикрыла глаза и прижалась плечом к теплому камню, чувствуя, как постепенно ее тело расслабляется. Все же холщовая рубашка не уберегала от холода, а каменные стены, постоянный полумрак и желтые голодные глаза тех, кто здесь жил, заставляли ее постоянно находиться в напряжении.
- Хорошее место…, - Йенуэль окинул взглядом пугающую систему запоров, намертво блокирующих дверь. Судя по тому, что ее поверхность украшали начерченные мелом руны, она вполне могла выдержать и магическую атаку.
Эсберн наконец остановился у стола и окинул внимательным взглядом всех троих, задержавшись напоследок на лице эльфа.
- Так что же вам нужно от беспомощного старика? - спросил он.
Рэйвен с сожалением оторвалась от очага и подошла к столу, заставляя в памяти всплыть картину, которую она видела по дороге в Рифтен.
Курган и древний скелет, который по желанию древней и могущественной силы стремительно обрастал плотью и покрывался тяжелыми бронзовыми чешуйками.
Вряд ли ее спутники стали этому свидетелями, все же и Йен, и Ворстаг были достаточно далеко, а вот она… Жрец намеренно хотел, чтобы она это увидела…
- Я… Мы, - поправилась Рэйвен. – Видели драконов. Живых драконов… И Дельфина… Сказала, что вы знаете, что происходит.
- Хелген, верно? -  Старик кивнул каким-то своим мыслям. Йен лишь улыбнулся и с каким-то веселым удивлением изогнул бровь.
- Приятно видеть, что старые навыки никуда не делись.
Эсберн перевел взгляд с девушки на улыбающегося эльфа.
- Йенуэль Аконит, – произнес он медленно, словно пытаясь что-то вспомнить. – Я слышал про тебя, но, к сожалению, не удалось познакомиться лично. Эльсвейр?
Йен лишь грустно улыбнулся и кивнул головой. Эсберн и эльф продолжали молча изучать друг друга, Ворстаг же угрюмо молчал, наблюдая за тайными агентами из-под прищуренных век.
Дельфина сказала, что Йен предал Орден и встал на сторону Талмора, тем не менее, он назвал свой ранг среди Клинков, и Эсберн это подтвердил.
Чтобы хоть как-то нарушить неловкое молчание, Рэйвен взяла со стола исписанный пергамент. С удивлением, она поняла, что это стихи или… песнь. Она не сразу обратила внимание, что читает строчки нараспев, на манер бардов древности.
«Братья начнут

биться друг с другом,

родичи близкие

в распрях погибнут;

тягостно в мире,

великий блуд,

век мечей и секир,

треснут щиты,

век бурь и волков

до гибели мира;

щадить человек

человека не станет»**

(** «Прорицание вельвы», «Старшая Эдда»)
Эсберн в крайнем изумлении перевел взгляд на девушку.
- Ты знаешь язык драконов?!
Рэйвен удивленно моргнула и вновь перевела взгляд на лист, который держала в руке.
Только теперь она обратила внимание, что пергамент выглядит пожелтевшим от времени, часть его поверхности украшали пятна плесени, а верхний край потемнел и свернулся. Сам же лист испещряли выцветшие значки, похожие на клинопись, которые  совсем недавно складывались в такой понятный ей текст.
Нетвердой рукой девушка вернула лист на край стола и подняла взгляд на старого Клинка.
- Что это? – спросила она севшим голосом.
- Это? – Эсберн разгладил лист рукой и задумчиво провел пальцами по загадочным значкам. Его серые цепкие глаза вновь изучали лицо девушки, а брови сошлись в тяжелом раздумье на переносице.
- Неужели… Значит, все-таки все это правда… - тихо произнес он.
Рэйвен поморщилась. Весь разговор с этим стариком, начиная еще с закрытой двери,  напоминал ей очередную игру в загадки. Все вокруг что-то недоговаривали, каждый из них…
Клинок, видимо, правильно истолковав их тяжелое уставшее ожидание, вдруг торопливо заговорил.
- Видишь ли, я ни разу не видел человека, который  свободно разговаривал бы на языке, на котором уже несколько тысячелетий никто не говорит. Ты ведь видишь эти знаки впервые, не так ли?
В горле Рэйвен стоял ком, и она лишь кивнула, нехотя признавая правоту этих слов. А что тут еще она могла сказать? Хотя, признайся она, что видит мертвого драконьего жреца и периодически разговаривает с ним, этот старик бы ей поверил, она была в этом уверена, так он смотрел на нее. Но ее пугало даже не это, а реакция Ворстага и Йенуэля. Те молча принимали ее странности, не пытаясь узнать причину, хотя не раз и не два именно она подвергала и себя, и их из-за этого опасности. Но почему-то ей не хотелось, чтобы они знали правду. Как будто она станет прокаженной от этого знания.
Это были люди, которым она доверяла, и ей не хотелось их терять.
Ворстаг примостился на край стола, и, подперев рукой подбородок, с улыбкой изучал лицо девушки.
- А я все думал, когда же это случится…
Старик же, не обращая на него никакого внимания, в крайнем волнении зашагал из угла в угол. Это, по-видимому, помогало ему думать.
- Ты спросила, откуда этот отрывок? Так вот… Да… Дельфина… Она все правильно поняла. Когда никто не видел опасности, я все ждал и искал информацию, а они называли меня глупцом и говорили, что я понапрасну трачу свое время на сказки… Видишь ли…
Он остановился и горящими глазами взглянул на Рэйвен.
- Когда я был еще только послушником в монастыре, я нашел рукопись… С этого все и началось. Она не была датирована и в анналах Библиотеки Ордена не упоминалась. Это еще больше заинтересовало меня, так же, как и то, что язык, на котором она была написана, был мертвым. Некоторые знаки были мне знакомы по старым акавирским рукописям, и я с головой ушел в его изучение. Мне потребовалось несколько лет… Тебе интересно, что это было? Мне удалось расшифровать часть текста, и я понял, что у меня в руках настоящее чудо! Эта рукопись относилась к Эпохе Драконьих войн и была написана неведомым мне монахом. Это было пророчество…
Старик метнулся к столу и начал лихорадочно листать свои записи.
- Да-да! Вот оно…
«Когда воцарятся беспорядки в восьми частях света

Когда Медная Башня пойдет и Время преобразится

Когда триблагие падут и Красная Башня содрогнется

Когда Драконорожденный Государь утратит свой престол и Белая Башня падет

Когда на Снежную Башню придут раскол, бесцарствие и кровопролитие

Проснется Пожиратель Мира, и Колесо повернется на Последнем Драконорожденном»***
(*** «…Зачастую утверждают, что оно <пророчество> происходит из Древнего свитка, хотя иногда его также приписывают древним акавирцам. Многие пытались его истолковать, и многие также полагали, что указанные в нем предзнаменования уже свершились и следует ожидать скорого прихода «Последнего Драконорождённого»…» - «О Драконорожденных» - Приор Эмелин Мадрин)
В комнате на некоторое время воцарилось молчание. Рэйвен поморщилась и потерла кончиками пальцев лоб, пытаясь осознать услышанное. Пожиратель Мира… Черный дракон с глазами, в которых пылают огни Обливиона. Один его вид внушал первобытный ужас.
- Но это была только часть рукописи… - Эсберн с сожалением развел руками. – Время ее не пощадило. Большая часть текста полностью потеряна… Но та ее часть, что я мог понять…
Он вновь нервно потер руки и стал расхаживаться по комнате, продолжая свой рассказ.
- То, что там было написано… Понимаете, это абсолютно новый взгляд на те события. Это стало бы открытием! Мы привыкли к тому, что знаем только то, что драконы правили Тамриэлем и считались почти богами, ведь они были подобием Акатоша! Но в тексте говорилось, что боги вмешались и… стали рождаться дети с драконьими глазами, которые были по силам равны им! Драконы в теле человека! Первые Драконорожденные, бросившие вызов старым королям!
Ворстаг хмыкнул.
- Если тебе интересно, старик, то среди нордов эта легенда передается из поколения в поколение. Каждое столетие рождается дракон в теле человека, и чаще всего, именно он становится Верховным Королем Скайрима. Но Старейшины, видимо, ошиблись в этот раз…
Он поднял глаза и посмотрел на Рэйвен.
- Они считали, что в этом поколении им стал Ульфрик…
- Так ты знал?! – Рэйвен ошарашено взглянула в желтые глаза наемника. Ворстаг широко улыбнулся, показав белоснежные зубы.
- Ты вызвала огонь одним лишь Словом, - объяснил он, как маленькому ребенку. – Как ты думаешь, что я должен был подумать?
- Но ты не сказал мне ни слова…
- Я думал, что каждый вправе умалчивать свои… тайны, - по лицу наемника пробежала мимолетная тень и он замолчал.
- Да-да! – Эсборн, казалось, не обратил на их перепалку внимания, поглощенный своими мыслями. – Я слышал эту легенду и среди местных, и я задумался, почему же я не нашел упоминания о ней ни в одной книге в Империи. Возможно, это связано с династией Септимов… В конце концов, драконы исчезли и вся информация о них обросла сказками… Никто больше не верил в драконов… Но это пророчество!
- «Когда Драконорожденный Государь утратит свой престол»… - он выразительно помахал в воздухе свитком. -  Снежная Башня, это, несомненно, сам Скайрим. Но главное другое -  возвращение Алдуина! И это случилось!
Я все думал, как именно закончилась эта война? Почему люди вдруг стали одерживать победы? Судя по текстам, к повстанцам примкнули некоторые из драконов, они научили их Крикам, и драконы стали умирать… Понимаете? Умирать! Это значит, уже некому было их оживлять… Алдуин каким-то образом был изгнан из этого мира, и это положило начало конца их правления…
- Значит, - подвел итог Йенуэль, все это время державшийся в тени и не участвующий в разговоре. – Нам надо выяснить, каким образом древние изгнали бога из этого мира… Замечательно…
В комнате вновь повисло тягостное молчание. Взгляды всех троих обратились на Рэйвен. Эсберн смотрел изучающее, словно пытаясь увидеть что-то еще, Ворстаг оценивающе, видимо, прикидывая, под силу ли ей то, во что они только что вляпались, Йен же – с легкой грустью. Девушка слегка поежилась и наконец не выдержала этого пристального внимания.
- Что?! Я что, напрашивалась на все это?! Нет!
Она обхватила себя руками и отвернулась.
- Не смотрите на меня так… Мне и так тошно.
Тошно и страшно, но она никогда вслух в этом не признается. И самое удивительное, - ей стыдно за этот страх.
Ворстаг моргнул и перевел взгляд на Эсберна.
- А если вдруг… Нам не удастся изгнать Алдуина, что тогда?
Эсберн вздохнул.
- В пророчестве сказано вполне ясно. Возвращение Алдуина означает конец времен…
 - Конец времен?! Что это, черт побери, значит?!
- Это значит, мой любознательный друг, – поддел наемника Йен, - что мы все умрем в любом случае… Какое бы решение мы сейчас не приняли.
- Согласно пророчеству – вмешался в разговор Эсберн. – Алдуин поглотит этот мир, чтобы создать новый. Это не только конец, но и обновление…
- Возможно, это все равно рано или поздно должно случиться…Может быть, очередная кальпа**** подошла к своему концу, и во всем этом уже нет смысла? - закончил он по-философски.
(**** Кальпа (драк.) – «послеобеденный отдых Алдуина», временной промежуток, в течение которого мир Нирна развивается заново)
- Не скажу, что это прибавляет оптимизма, - тихо проговорила Рэйвен, все еще изучая стену, и не решаясь взглянуть в глаза своих спутников.
Она опустила голову на руки, а затем бросила быстрый взгляд на Ворстага.
- Ты сказал – Ульфрик? Он что, тоже Драконорожденный? Довакин?
Наемник пожал плечами.
- Я никогда не слышал, чтобы рождалось сразу несколько Драконорожденных, хотя, если подумать, это могло быть правдой… И он убил Торуга своим Криком.
- Это не может быть совпадением! Мы оба оказались в Хелгене! Оба видели Алдуина! А что, если Дельфина ошибается? Если есть еще один Драконорожденный  - Ульфрик?
Рэйвен очень хотелось, чтобы это было правдой. Она мало походила на спасителя мира или легендарных  героев древности. А вот Ульфрик… Тогда, возможно, у них будет шанс…
- Нет-нет-нет! – прервал ее Эсберн. – Пророчество говорит только об одном Драконорожденном... Последнем…
Он бросил осторожный взгляд на Рэйвен. Двусмысленность заключалась в том, что если Ульфрик вдруг тоже рожден драконом в теле человека, кто-то из них должен умереть…
До девушки внезапно дошел смысл сказанного стариком и она замолчала, остановившимся взглядом глядя в пространство перед собой.
Йен, глядя на нее, раздраженно пожал плечами и сменил тему.
- Пророчество может и ошибаться… А у нас есть более насущная проблема. Как древним удалось изгнать Алдуина? Что-то вам еще удалось узнать за эти годы, Мастер-архивариус?
- Увы… Как вы знаете, я был лишен возможности изучать библиотеку Ордена, - Старый Клинок осторожно подбирал слова. – Мне потребуется больше времени…
Скорее всего, что-то у него все-таки было, но он не спешил делиться с ними этими знаниями.
Но неожиданно на помощь старику пришел наемник.
- Наши Старейшины могут помочь,  - Ворстаг задумчиво потер небритый подбородок. – Если у кого и могут быть знания по поводу Драконьих Войн, то только у Седобородых.
- Легенды? – Йен скривил губы.
- Легенды не сжигают городов, - жестко отрезал Ворстаг. Слова эльфа его задели. Все-таки, он был нордом до мозга костей. Он жил в этом мире. За последние пару столетий, после потери последнего Императора, боги словно забыли о мире, и человечество погрязло в своих распрях, войнах, борьбе за власть и просто выживании. Но здесь, на краю мира – все еще оставались материальные напоминания о прошлом, места, где в древности бушевали легендарные битвы, - и все это было частью реальности, не требующей доказательств.
Затянувшееся молчание, когда каждый из собравшихся думал о своем, внезапно нарушил странный звук, похожий на звон колокольчиков, сначала слабый, а затем все более приближающийся. Эсберн встрепенулся.
- Что это? – спросила Рэйвен, поднимая голову и прислушиваясь.
Эсберн, обеспокоенно бормоча под нос, начал лихорадочно собирать вещи.
- Вы знали, юная леди, что крысы могут почувствовать запах съестного за десятки километров?
Рэйвен нахмурила брови и бросила обеспокоенный взгляд на своих спутников. Вид у них тоже был удивленный.
Эсберн махнул рукой на стены.
- Подземного городу уже много лет. Как вы думаете, каким образом его обитатели пережили облавы, устраиваемые традиционно каждым новым ярлом города?
- Это сигнал? – Йенуэль понимающе усмехнулся и изогнул бровь.
- Именно! – Кивнул ему старик, не отрываясь от своего занятия. – Здесь очень старые вентиляционные шахты. Когда кто-то из обитателей хочет предупредить остальных об опасности, он запускает в шахту крысу… Когда она бежит на запах пищи, то задевает натянутые лески с колокольчиками, которые слышат все остальные обитатели города… Эхо, знаете ли…
- Но что за…, - Ворстаг нахмурил брови, а затем ощерился, и, выхватив клинок, метнулся к эльфу. Йен отреагировал столь же стремительно, отбросив от себя табуретку, он успел перехватить ножнами катаны клинок, который снес бы ему голову.
- Ворстаг! – Рэйвен вскочила с места и кинулась к мужчинам.
- Ты! – прошипел Ворстаг сквозь зубы, отбивая выпад чуть изогнутого лезвия и вновь переходя в наступление. – Это ведь чертовы талморцы, не так ли?! Ты вывел их на нас!
- А ты подумай своей тупой башкой! – Отрезал эльф, ловко уходя из-под удара. – Как ты думаешь, так ли вы нужны мне, чтобы найти старика самому и сдать его альдмерам?!
- Именно это ты и сделал! – Наемник в ярости ударил снизу верх, намереваясь выбить оружие из рук эльфа.
Йенуэль отбил удар, и когда Ворстаг, защищаясь, шагнул назад, перехватил его клинок, не давая контратаковать.
- Это не я привел сюда талморцев, - прошипел он сквозь зубы, глядя наемнику прямо в глаза.
- Объяснитесь! – грозный окрик заставил обоих противников оглянуться на старика. Он очень прямо стоял у стола и гневным взглядом следил за их поединком.
Ворстаг оскалился.
- А вы не знали, уважаемый, что ваш грандмастер уже давным-давно сдал все ваши тайны Талмору?!
- Это правда? – старик с болью посмотрел на эльфа. Йенуэль поморщился.
- Мы можем обсудить это позже, архивариус… Когда выберемся из города.
- Неужели?! – Ворстаг презрительно рассмеялся. – В кандалах?!
- Я верю ему, - вмешалась Рэйвен, кладя ладонь наемнику на плечо. – Это не он…
Ворстаг бросил на нее удивленный взгляд.
- Хоть кто-то на моей стороне, - слегка улыбнулся эльф, отводя катану в сторону. - Если бы я хотел убить вас, то сделал бы это уже давно…
- Ты веришь ему?! – Ворстаг не мог поверить в то, что услышал. – Предательство у него в крови, Рэв!
Рэйвен покачала головой.
- Нет, Варр… Он прав. Если бы он хотел убить нас, то сделал бы это еще на территории Империи. Свалил бы на внезапное нападение Братьев Бури… И ничто не помешало бы ему в тишине и спокойствии допросить Эсберна в катакомбах посольства.
- Ну да! - Ворстаг в ярости взглянул на спокойное лицо Йенуэля и его зрачки на долю мгновения стали вертикальными, как у кошки. – Это было бы слишком просто… Но нет…  Он получил то, что хотел… Самое время нанести удар в спину!
- Не время и не место! – В спор вмешался старик.
- Я бы хотел выслушать всю историю целиком, если позволите, - поднял он ладонь, призывая противников сложить оружие. – У нас есть некоторая фора во времени, а я в свое время продумал запасные пути к отступлению. Поговорим после того, как выберемся отсюда.

***

Далеко уйти им не удалось. Пять похожих на воронов фигур, закутанных в черные безликие робы с капюшонами, возникли словно из-под земли. Трое были вооружены короткими мечами и ручными арбалетами, на пальцах у еще двоих плясали искорки молний.
Йенуэль в ярости зашипел сквозь стиснутые зубы и с тихим шелестом выхватил катану. Ничего не оставалось, кроме как принять бой.
Вооруженные мечами убийцы слегка рассредоточились, пытаясь захватить их в кольцо. Первая выпущенная молния прошла совсем близко от Рэйвен и наемника, заставив их отшатнуться и слегка опаляя волосы. Девушка резко выдохнула, сдерживая болезненный крик, когда волна жара прошла в паре дюймов, скользнув по щеке.
Не обращая внимания на боль, Рэйвен вытащила из-за пояса пару длинных кинжалов и ушла чуть вбок, пропуская перед собой напарника. В таком узком пространстве с ее оружием у нее нет шансов.  Если получится, она успеет ранить хотя бы одного из нападающих.
С несвойственной для его возраста ловкостью Эсберн выхватил из сумки темную бутылку из-под вина***** и швырнул ее к ногам приближающихся врагов, следом же полетел зажженный факел. Стена огня взлетела к потолку и каменные своды огласили крики нападающих, не успевших разгадать его замысел. Двое фигур скорчились в огненном аду, воя и пытаясь сбить с себя пламя. Остальные с гневными возгласами отступили, однако в следующее мгновение старик согнулся, схватившись за древко короткого дротика, торчащего из бедра. Еще одну стрелу, нацеленную в горло, успел перехватить своим клинком Йенуэль.
(***** Скорее всего Эсберн использовал горючую смесь, известную еще в Средневековье как «греческий огонь». Наиболее вероятными компонентами были негашеная известь, сера и сырая нефть)
Рэйвен в ярости развернулась. Ориентируясь на фигуры, отлично видные на фоне огня, она метнула свои кинжалы в одну из целей. Талморский агент ловко отбил одно лезвие, но второе все же успело его задеть. Он коротко выругался и поднял арбалет. Ворстаг крутанул меч, отбивая короткую стрелу, направленную в девушку.
Нападающие поменяли тактику, видимо, поняв, что дичь им не по зубам. В отряд полетели арбалетные болты.
- Назад! – Йен схватил Эсберна за плечо, помогая тому подняться с земли.
Ворстаг коротко выругался и отскочил назад, но, видимо, недостаточно проворно. Болт задел его по плечу. Тяжелый, обитый металлом наплечник не дал прошить руку наемника насквозь, но болт глубоко застрял в нем, вызвав у Ворстага гримасу боли. Рэйвен подставила старому архивариусу плечо, помогая Йену, который поддерживал Эсберна с другой стороны.
Они углубились в коллектор, под защиту темноты.
Не желая упускать их, оставшийся в живых маг поднял руки. В воздухе заметно похолодело, и огненная стена стала постепенно отступать под натиском льда – воды вокруг было предостаточно.
- Заманим их подальше и расправимся поодиночке, - Йен бросил взгляд на Эсберна, который тяжело дышал, опираясь одной рукой о стену. На лбу у старого архивариуса проступила испарина, штанина внизу промокла от крови.
Наемник согласно кивнул и оба растаяли в темноте, оставив Рэйвен рядом с раненным. Девушка опустилась перед ним на колени, лихорадочно желая, чтобы эта схватка наконец закончилась. Больше всего ее волновало только то, сколько крови уже потерял старик. В тусклом свете она увидела медленно приближающуюся фигуру. Талморцы действительно рассредоточились, верно рассудив, что у плотной толпы и шансов выжить гораздо меньше. Рэйвен наблюдала, как ложе арбалета у агента в руках дернулось в сторону размытого движения сбоку, но Ворстаг успел перехватить его, направив выстрел вверх, а его клинок вышел у талморца из затылка. Тело упало на землю, захлебываясь кровью. Короткий крик возвестил о том, что и Йену удалось застать своего противника врасплох. Рэйвен увидела только красный всполох – это маг безуспешно попытался швырнуть в ловкого эльфа шаровую молнию.
Йен, расправившись со своим противником, резко ушел в сторону, пропуская молнию у себя над головой, и по инерции перекатившись, полоснул мага катаной снизу верх. Тот не успел даже отшатнуться.
- Как это ты убил «своих друзей»? – ядовито поинтересовался у эльфа подошедший Ворстаг.
Йен пожал плечами и опустился на корточки перед одним из тел.
Его руки ловко пробежали по поясу жертвы, нащупывая сумку и потайные карманы.
- Они стояли у меня на пути,  - бесстрастно  ответил эльф. В сумке оказалось только несколько золотых, лечебное зелье и пара свитков на всякий случай. Потайной стилет и кинжал. Плохо. Ничего проливающего свет на их личности и то, по чьей команде они решили перебежать дорогу эльфу на службе у первого эмиссара. Судя по подковерным играм, которые велись у талморцев как бы между прочим, в свободное время между политикой, приемами и охотой, вполне возможно кто-то имел зуб на Эленвен и желал как можно скорее ее отставки. Что ж, удачное время и место, ничего не скажешь. В любом другом случае эльф с удовольствием сыграл бы в эту игру, но не в этот раз…
Интересно, как им все-таки удалось пробраться в город?
Он отдернул капюшон и удовлетворенно хмыкнул. Данмеры. Наемники. Ну что ж – что-то подобное он и предполагал. Нанять лодку, подкупить стражу и пробраться через канал в город под покровом ночи – не такая уж большая сложность.
Йен поднялся с колен, отряхнул со штанины капли крови и разражено выругался сквозь зубы на эльфийском.
- Нам нужно убираться отсюда и подальше, пока не набежало еще столько же.
Ворстаг согласно кивнул – удивительно, но хоть в этом они сошлись во мнении. Обитатели Подземного города вряд ли будут им помогать – скорее всего сдадут быстрее, чем он чихнет, за пару золотых монет. Предупредили об охоте – и на том спасибо…
Рэйвен тем временем охотничьим ножом вспарывала штанину у раненного архивариуса. Эсберн крепко стиснул зубы и откинул голову назад. Болт глубоко вошел в ногу и застрял, но кость и вены не были задеты.
Рэйвен подняла голову и посмотрела на имперца.
- Сейчас будет очень больно… Но мне надо достать болт.
Старик кивнул, не открывая глаз. Он нащупал нетвердой рукой флягу с бренди на поясе и сделал большой глоток.
Рэйвен с трудом обломала оперенье и резко надавила на гладкое металлическое древко, пока оно не вышло с другой стороны бедра.
Эсберн застонал и закусил до крови губу, сдерживая крик. Из плоти наконец показался кончик стрелы и Рэйвен с трудом, скользкими от крови руками, медленно вытянула болт из раны.
Девушка скосила глаза на архивариуса, представляя, насколько весь процесс должен быть болезненным, но тот тем не менее находился в сознании. Старик с трудом дышал сквозь крепко стиснутые зубы, а его глаза были закрыты.
Девушка опустила взгляд на рану. Следовало остановить кровотечение и очистить края. В ход пошла очередная рубашка. Разодрав ее на куски, Рэйвен ловкими руками скрутила жгут. Достав из сумки темный граненый сосуд с экстрактом из корня черноголовки, позаимствованный в свое время у Аркадии, она вытащила зубами пробку и щедро смочила в нем полученную примочку. Это должно остановить кровь и не дать ране загноиться.
Подождав пару минут, девушка смыла остатки крови и грязи водой из фляги, кинув туда для верности горстку соли, и, сделав еще одну примочку, туго перебинтовала бедро.
Ее наставница могла бы ей гордиться. Она справилась. Рэйвен с трудом разогнулась и убрала с влажного лба прядку волос. Поморщившись, она потерла болезненно напряженные мышцы рук и плеч и поднялась с колен.
Оба ее спутника молча наблюдали за ее действиями. Судя по мрачным лицам, мысли у этих двоих были заняты только одним вопросом – каким образом выбраться из города с раненным стариком на руках.
Убийство талморских агентов на время примирило Ворстага с присутствием среди них отступника, и дальше они продвигались некоторое время молча.
Чуть впереди шел Йенуэль, в руке у которого был единственный факел. Он внимательно изучал стены  и потолок, не сбавляя при этом шага. Немного позади Рэйвен и Ворстаг поддерживали старика, каждый шаг которого наверняка казался пыткой.
Внезапно эльф остановился.
- Стойте!
Он провел рукой по замшелому камню древней кладки и поднял факел к потолку.
Рэйвен не видела ничего странного – пламя плясало на стенах, освещая их фигуры, но не более того.
- Что случилось? – Ворстаг повернул к эльфу голову. – Мы не можем останавливаться сейчас.
Йенуэль молча отстегнул от пояса небольшой мешочек и вытряхнул на ладонь горстку белых кристаллов вперемешку с сиреневыми лепестками.
- Что там? – Рэйвен подошла поближе, желая лучше видеть содержимое ладони.
- Соль и лаванда, - эльф широким жестом швырнул  горсть в стену. Там, куда попала соль, пробежали паутиной малиновые и кроваво-красные всполохи, быстро исчезая.
- Что это такое? – Рэйвен напряглась, понимая, что бы это ни было, ничего хорошего оно не сулило.
- Заклятие поиска, - помрачнел Йен. Он потер кончиками пальцев переносицу и тяжело вздохнул.
- Сколько у нас времени? – подал голос наемник. Он чутко всматривался в черноту коллектора, но кроме них, похоже, поблизости никого не было. Тихо трещали факелы, с влажных стен падали капли воды, эхом отдаваясь в туннеле, где-то вдалеке раздавался писк вездесущих крыс, - но это были привычные звуки.
- Несколько минут, может, чуть больше...
В воздухе повисло тяжелое молчание.
- Нам нельзя идти дальше, - Йенуэль посмотрел на Эсберна, тот в ответ только согласно кивнул. Видимо, он понял, что подразумевал эльф этими словами.
- Есть только один путь, чтобы сбросить хвост, - продолжил Йенуэль, обращаясь к своим спутникам. – Через Дорогу Мертвых.
- Это что еще за хрень? – поинтересовался наемник.
- Увидите, - устало отмахнулся от него эльф и обратился к Эсберну.
- Вы позволите, мастер?
- Не хотелось бы соглашаться, - вздохнул старик, - но, похоже, у нас нет выбора.

Комментариев нет:

Отправить комментарий