воскресенье, 12 мая 2013 г.

Часть десятая, в которой вновь появляется черный дракон, а Рэйвен понимает, что пророчества и неупокоенные духи к добру не приводят


Бегство может быть превосходным средством защиты, но нельзя использовать это средство, если ты обуян страхом.
П.Коэльо


Старая повозка остановилась недалеко от маленькой деревушки у подножия Глотки Мира. Странно, но они пока не встретили ни одного патруля повстанцев. Видимо, и имперцы, и Братья Бури старались обходить стороной  эти места. Здесь, казалось, даже время застыло. Последнее спокойное место, оставшееся в провинции, раздираемой на части изгоями на западе, мятежниками на востоке и Талмором на севере…
Рэйвен вытерла влажные руки, заправила за ухо выбившуюся непослушную прядь и принялась раскладывать на куске полотна свои сегодняшние трофеи. У нее почти не было времени на то, чтобы собирать травы. Она использовала каждую свободную минутку, достаточную, чтобы оглядеться и успеть заметить в придорожных кустах веточку горноцвета или почти неприметные шляпки грибов, облюбовавших трухлявый ствол давно рухнувшего дерева.


Осенний воздух был прозрачным и свежим, теплые лучи пробивались сквозь ажурные листики берез, которые как будто обмакнули в мед, и в лесу было странно тихо, словно он застыл в неком безмятежном спокойствии.  Рэйвен закрыла глаза и на минуту прислушалась к окружающим звукам. Она не спала уже несколько дней, осунулась, и под глазами у нее пролегли тени. Йен лежал в лихорадке, и улучшения пока не наблюдалось. Рэв закусила губу, она не была целительницей, о чем сейчас горько сожалела. Все, что она могла сделать, это менять повязку и стараться сбить жар.
Она оглядела свои припасы. Несколько пожухлых веточек горноцвета, ягоды можжевельника, невесть как встретившегося им по пути в горах,  пара шляпок грибов и мох, который она использовала, чтобы вытянуть жар. Не густо. Рэйвен налила в котелок родниковой воды и поставила его на огонь. Позади раздались тихие шаги, и перед собой она увидела плошку с густой похлебкой, от которой поднимался пар.  Бульон пах просто одуряющее, и девушка устало попыталась вспомнить, как давно она ела. Рэйвен подняла голову и благодарно улыбнулась наемнику, который присел на корточки и внимательно вглядывался в ее уставшее лицо. Ворстаг протянул руку и убрал с ее лба непослушную прядку.


- Как он? – тихо спросил наемник. Рэйвен опустила голову. Изменений не было. Слишком долго. Ворстаг понял это по ее лицу. Он вздохнул, поднялся с колен и направился к кошкам, ставящим лагерь на ночь. Через несколько дней они будут уже в Рифтене, и следовало подумать, что делать дальше и как попасть в сам город.
Вода в котелке закипела, и Рэйвен высыпала в нее лепестки горноцвета и горсть можжевеловых ягод.  Лепестки тут же закрутились, словно в хороводе, окрашивая воду в красноватые оттенки.  Девушка вздохнула, проводив их взглядом, и потянулась к похлебке.  Закрыв глаза, она стала есть, стараясь не думать о том, что Йен может умереть. 
Отвар в котелке внезапно забурлил, и на его поверхности появилась шапка пены. Рэйвен очнулась, поймав себя на том, что сидит, безвольно опустив руки и уставившись перед собой. На коленях у нее стояла пустая миска, она и не помнила, как доела похлебку. Рэйвен тряхнула головой, прогоняя мрачные мысли, и сняла котелок с огня. Придерживая край его куском мешковины, чтобы не обжечься, она ловко процедила свой отвар и поднялась с колен.
Перед повозкой она помедлила, прислушиваясь к тому, как гулко стучит ее сердце, а затем резко откинула выцветший полог и забралась внутрь.
Присев перед лежанкой, она примостила рядом котелок с отваром и осторожно отделила старую повязку от кожи. Льняная ткань, покрытая бурыми пятнами крови, легко отошла, оставив на ранах высохший и почерневший мох. Йен, лежащий на лежанке,  застонал от боли, так и не открывая глаз. Рэйвен замерла на миг, придирчиво осматривая грубые рубцы, украшавшие его грудь, затем прикрыла глаза и прислушалась к расслабленному дыханию эльфа.  Девушка с облегчением поняла, что лихорадка наконец спала. 


Она осторожно сняла старую примочку и смочила кусок ткани в отваре из целебных трав. Но не успела она вновь протянуть руку, как сильные пальцы схватили ее запястье. Рэйвен удивленно подняла голову и наткнулась на холодные глаза эльфа. В них мелькнуло узнавание, и он отпустил ее руку, с облегчением откидываясь обратно и позволяя своему телу вновь расслабиться.
- Я боялась, что ты не очнешься, - Рэйвен опустила голову, сосредоточившись на ранах, чтобы он не видел в этот момент ее лицо. Йен тихо рассмеялся и прикрыл глаза.
- Я не мог умереть, - кривя губы, сказал он. – Во всяком случае, только не так.
Рэйвен подняла глаза, внимательно изучая его лицо. Оно вновь походило на маску, за которой невозможно было прочитать, о чем этот проклятый эльф думает в данный момент.  Почувствовав раздражение оттого, что он опять уходит от объяснений, Рэйвен  молча наложила новую повязку и уже собиралась подняться с низкой лежанки, как глухой голос Йена остановил ее.


- Я привык бороться за свою жизнь, - тихо сказал он.  – Все, что мной сейчас движет, - это желание продать ее подороже…
Йен вновь замолчал, и девушка поняла, что больше он ничего ей не скажет. Взглянув на изможденное лицо эльфа в последний раз, она откинула полог и спрыгнула на землю.

***
События недельной давности…


Рэйвен выбралась из повозки  и огляделась. Кхаджитский караван остановился посреди степи, рядом с полуразрушенными древними развалинами. Справа высились осколки обелиска, покрытые трещинами и заросшие мхом. Слева простиралась пустошь, упираясь в острые зубцы Гранитного холма. Лошадь нервно хрипела и прядала ушами, норовя подняться на дыбы. Молодая кхаджитка старалась удержать ее под уздцы.  Шерсть у нее на загривке стояла дыбом и расширившимися от ужаса глазами она смотрела на север, где на фоне черных гор взмывала и опускалась темная тень.



Рэйвен услышала знакомый звук, похожий на раскаты грома. Небо над степью стремительно стало темнеть. Сильные порывы ветра поднимали столбы пыли и гнули к земле выбеленные солнцем стебли ковыля. Она почувствовала свинцовую тяжесть в затылке, говорящую о том, что где-то в ее сознании вновь пробудился драконий жрец. Девушка болезненно поморщилась, чувствуя легкую тошноту. Он не раз спасал ее жизнь, но что им двигало на самом деле, оставалось загадкой. Рэйвен прикрыла рукой глаза, стараясь рассмотреть сквозь пылевую завесу хоть что-то, и оглянулась в поисках своих спутников.
Йен покачивался на носках, балансируя  на краю каменной обрушившейся колонны, почти скрытой в высокой траве, и, прикрыв глаза от ветра и пыли, наблюдал за черным драконом, кружащим в воздухе. На губах у него застыла странная улыбка. За спиной эльфа висел до боли знакомый лук, и Рэйвен почувствовала болезненный укол. Она знала каждую шероховатость и трещинку на его рукоятке, и давно привыкла считать это оружие своим.  Без него она чувствовала себя беззащитной.


- Проклятье! – услышала она голос Ворстага. – Нам нужно убраться отсюда, пока эта тварь занята своими драконьими делами! Если бы ты сдвинул свою повозку с места, мы бы уже давно были у стен Вайтрана!


На облучке телеги, под навесом выцветшего тента, сидел, скрестив ноги, старый кхаджит. Прищурив желтые глаза, он не мигая смотрел на небо, никак не реагируя на слова наемника.  На плечо Ворстагу опустилась тяжелая рука. Молодой кхаджитский воин слегка выпустил когти и, чуть подрагивая хвостом, прорычал:
- Ты слышал слова Дро’Шаха, jihatt *! Мы не пойдем с тобой.
(*jihatt - (сущ.) наемник,  тот, кто сражается больше за золото, нежели за племя или Гриву (негативный оттенок). [Та’агра])



Ворстаг поморщился и скинул со своего плеча руку кхаджита. Он выругался себе под нос. Странное у кошек представление об инстинкте самосохранения. Столкнувшись с опасностью, они будут сидеть и ждать, пока небо не даст им знак. Он покачал головой и откинул полог повозки, чтобы собрать свои вещи. Раз кошки не желают двигаться с места, он пойдет пешком. Ворстаг закинул меч за спину и потянулся уже за своим наплечным мешком, когда краем глаза заметил Рэйвен. Ее губы почти беззвучно шептали:
- Фейн До Йун Даал… Куостиид Продах…
(** «Пожиратель миров вернулся… Пророчество сбывается…» [Драк.])
Ворстаг нахмурился. Такой он еще ее не видел. 


- Эй, Рэв! – окликнул ее наемник, но девушка даже не повернула в его сторону голову. Глядя на дракона горящими янтарными глазами, она уверенно шла ему навстречу. Ворстаг в бешенстве бросил мешок обратно и, подхватив пару кинжалов, кинулся за Рэйвен. «Проклятье!», - пронеслось у него в голове. – «Почему все всегда идет наперекосяк?! Или это мне так особенно везет в последнее время?»


Рэв не могла сказать, что за сила управляет ее телом.  Драконий жрец в ее сознании окончательно проснулся и тянул ее вперед, не давая возможности оглянуться. Чем ближе она подходила к месту, над которым кружился дракон, тем темнее становилось вокруг нее. Она уже видела древний могильный курган, поросший травой. От него к небу протянулись разноцветные нити. Черный дракон сделал над ним очередной вираж и наконец завис в воздухе.


- Слен-Тид-Во***, - выкрикнул он. Мгновение ничего не происходило. Внезапно земля, покрывающая могильный холм, пошла трещинами, и сквозь слой песка и глины показались  кости. Из кургана с трудом выбрался дракон, от которого остался один остов. Разноцветные нити потянулись к нему, и скелет ящера стремительно стал обрастать слоем плоти, пока жесткие чешуйки не покрыли все его тело, словно соткавшись из воздуха.
(*** Слен – плоть, Тид – время, Во – назад [Драк.])



«Не может быть…», - пронеслось у Рэйвен в голове. – «Дельфина все-таки оказалась права. Они действительно оживают…»
Огромный дракон задрал чешуйчатую голову в небо, следя за темной тенью, нависшей над ним.
- Алдуин! – прогудел он.  – Мейз тид даал сулейксейун крузик ну?****
( **** «Пришло время  вернуть себе силу древних королей?» [Драк.] )
- Алок, Вульйотнак! Тид мейз!***** - прогрохотал голос с небес. 
Ветер от огромных крыльев взметнул пыль, и воздушная волна бросила Рэйвен на землю.  Черный дракон заметил ее и теперь опустился вниз, чтобы получше разглядеть хрупкую человеческую фигурку, прижавшуюся к земле. Первобытный ужас вытеснил из ее сознания драконьего жреца, и теперь она осознавала, что находиться всего лишь в двух дюжинах шагов от огромного чудовища, без оружия, и ей негде укрыться от его пламени.


– Фуль лосеи Довакин? – Рэйвен уставилась в вертикальные зрачки, чувствуя, как древняя сила, таящаяся в них, вытягивает ее волю к жизни. - Зуу корав нид нол дов до хи!
- Крий дар йорре, Вульйотнак! - Алдуин взмахнул крыльями и, сделав прощальный круг над курганом, взмыл ввысь, постепенно исчезая из поля зрения.
 (***** «Воскресни, Пожиратель Тьмы!  Время пришло!» …. «Это и есть самозваный Довакин? Твой голос не сравнится с голосом Дова!»…. «Убей этих смертных, Пожиратель Тьмы!» [Драк.])
Воскресший дракон повернул голову в сторону Рэйвен. Приготовившись испепелить свою жертву, он разинул пасть. Рэв беспомощно замерла в оцепенении. Но не почувствовала ни боли, ни жара. В морду зверя угодил метательный нож Ворстага, а в следующий момент наемник добежал до девушки, схватил ее за руку и потянул за собой к скалам. 


Рэйвен пришла в себя, когда они уже укрылись за большим мшистым валуном. Варр сидел рядом, неодобрительно глядя на нее.
 - Да что с тобой такое? – недоуменно выпалил он, переводя дыхание.
Рэв молчала. Она не знала, как ответить на этот вопрос. Позади них, словно тень,  неожиданно возник эльф. Он окинул своих спутников цепким взглядом, отмечая, что все более-менее целы, а затем обратился к Ворстагу:
- Я отвлеку его на себя, а ты... – он на мгновение высунулся из укрытия, чтобы оценить обстановку, а затем договорил. - Не дай ему взлететь. Иначе мы обречены.
 - И как я должен это сделать? – язвительно спросил наемник.
Эльф бросил взгляд на обеспокоенную Рэв, затем повернулся к Ворстагу и хлопнул его по плечу:
 - Придумай что-нибудь.
С этими словами он выпрыгнул из-за валуна, защищавшего их от пламени дракона, и, петляя между камнями, дававшими временное укрытие,  стал огибать дракона по кругу,  посылая в него одну стрелу за другой и отвлекая его внимание на себя. 


 - Я убью его... – прорычал Ворстаг, глядя ему вслед, а затем рывком вскочил и быстрыми прыжками понесся  в противоположную сторону. Оказавшись за спиной дракона, он укрылся за очередным скальным выступом и слегка перевел дух. Привычным движением выхватив из-за спины меч, наемник выглянул из-за укрытия. Ящер был полностью поглощен тем, чтобы достать ловкую фигурку эльфа. Каждая новая стрела приводила его во все  большую ярость.  Ворстаг медленно вздохнул, прогоняя ненужные мысли, и выпрыгнул из-за скалы. Он кувырком увернулся от шипастого чешуйчатого хвоста, со свистом пронесшегося над его головой, и ловко взобрался на небольшую скалу.  Перехватив меч двумя руками, Ворстаг замахнулся и, прыгнув дракону на спину, вонзил клинок в основание крыла.


Огромный ящер взревел от боли, яростно заметался, пытаясь сбросить с себя наемника, и стал плевать во все стороны огнем. Ворстаг почувствовал, что его ноги скользят по гладкой чешуе. Пытаясь удержаться, он ухватился за костяной гребень, украшавший драконью спину, а второй рукой отчаянно стараясь выдернуть свой меч, крепко засевший в крыле твари.  Дракон резко повернулся, намереваясь  достать наемника челюстями. Двуручник наконец поддался усилиям, и Ворстаг, не удержавшись, полетел на землю. Неудачно приземлившись, так, что от удара у него перехватило дыхание,  он по инерции перекатился вниз по склону  и тут же вскочил на ноги. В порыве ярости дракон изрыгнул сгусток пламени вдогонку, и наемнику пришлось броситься к огромному валуну в нескольких шагах слева, чтобы скрыться от огня. 


Ворстаг прижался к теплому камню спиной и на миг закрыл глаза. Дыхание у него было сбитым и хриплым. Грудь саднило, а легкие горели. На плечо ему неожиданно легла рука и, открыв глаза, он увидел Рэйвен, которая озабоченно его рассматривала.
- Он тебя чуть не убил, - голос у нее предательски дрожал.
- Главное, не высовывайся, - ответил ей Ворстаг, пытаясь выглядеть как можно более спокойным, хотя внутри его всего трясло от ужаса. – Здесь эта тварь нас, по крайней мере, не поджарит. Ну, и взлететь ей теперь будет слож...
Договорить ему не дал дракон, обдав их укрытие потоком пламени. Рэйвен прижалась к камню рядом с ним и закрыла глаза, стараясь взять себя в руки и не поддаться панике.


 - Где Йен? – спросила она еле слышно.
 - Не знаю, но если этот эльф не появится в ближайшие пару секунд, то дракона ему придется бояться не в первую очередь.
Наемник на мгновение выглянул из-за укрытия и увидел Йена. Тот быстро перебегал от скалы к скале в десятке метров за спиной дракона.
Эльф запрыгнул на небольшой уступ, быстро прицелился и выстрелил в ящера. Стрела отскочила от толстой чешуи, покрывавшей спину дракона, но задумка сработала: зверь отвлекся и стал поворачиваться в сторону раздражителя, издавая пугающий рык. Но увидеть кого-либо ему не удалось – эльфа уже и след простыл.


 - Ладно, остроухий, давай попробуем сыграть в эту игру, - прошептал Ворстаг и выпрыгнул из укрытия. Он на бегу метнул в дракона нож и скрылся из виду за соседними камнями.
Повернув голову в сторону, откуда прилетел нож, дракон изверг огненный шар, который не достиг цели,  пролетев несколько десятков метров и взорвавшись на отдаленной поляне.
«Они только злят его», - подумала Рэв, наблюдавшая за происходящим из-за камня. Вновь показался Йен, выстрелив дракону в шею, и снова исчез. Стрела вошла между чешуйками на дюйм и дракон рассвирепел. Он начал вертеться как сумасшедший, изрыгая в разные стороны сгустки пламени, но так и не увидел обидчиков.



Через несколько минут монстр был в самой настоящей ярости. Из его чешуи торчало уже немало стрел и ножей. Однако долго так продолжаться не могло - Ворстаг уже использовал все ножи,  да и стрел у эльфа осталось совсем мало. Нужно было переходить к более решительным действиям, и оба это понимали. Наемник отважился первым. Перебегая от одного укрытия в другое за спиной дракона, он подобрался к нему почти вплотную. Затем ухватил меч поудобнее, собрался с мыслями и выпрыгнул из-за очередного скального выступа.
«Только бы добежать и не поджариться...» - пронеслось у наемника в голове. Издав боевой клич, он на бегу занес меч. Дракон повернулся и увидел лишь сверкнувшее в солнечном свете лезвие, полоснувшее его по челюсти. В этот момент сбоку появился Йен. Рубящим ударом катаны он нанес дракону глубокую рану на шее. Огромный ящер взревел, подняв голову, словно волк, воющий на луну в ночи, а затем неожиданно расправил крыло, отбросив эльфа в сторону.



Ворстаг замахнулся, намереваясь отрубить чудовищу голову, но дракон его опередил - мощный удар костяных рогов  сбил наемника с ног.
По шее дракона текла кровь, но он этого не замечал. Перед ним на земле лежала добыча, и это все, что было сейчас важно. Ворстаг пытался прийти в себя, медленно отползая назад и нащупывая на земле свой клинок. В глазах все плыло, хотя он отчетливо видел перед собой массивные челюсти, полные огромных, острых как бритва, зубов, и чувствовал зловонное дыхание дракона, который уже был готов сожрать его на месте.
«Неужели конец?...»
Огромный ящер разинул пасть пошире, приготовившись рывком поднять с земли свою жертву и растерзать зубами.
Рэйвен, сидевшая все это время в укрытии, вскрикнула от ужаса. Не успев сообразить, что делает, она перепрыгнула через камень, скрывавший ее.
- Эй, тварь! Я здесь! Ты же меня должен убить! – Она размахивала руками, стараясь отвлечь дракона от своей жертвы.
Вульйотнак, увидев ее,  издал громогласный рык. Он повернулся к Рэв и занес свой хвост. Девушка растерянно сделала несколько шагов назад. О том, что она будет делать дальше, потом, когда дракон ее заметит, она не подумала.   «Ну, вот и все», - пронеслось в голове у Рэйвен, как вдруг сильный толчок сбоку бросил ее на землю. Открыв глаза, она успела увидеть Йена, оказавшегося на ее месте за мгновение до того, как драконий хвост ударил его в грудь. Эльфа подняло в воздух и отбросило. Он упал в десятке метров от дракона и скатился с холма.
Тем временем Ворстаг дополз до своего меча. Эта короткая передышка позволила ему немного прийти в себя. Он вскочил на ноги, рывком приблизился к дракону и ударил его клинком по горлу.


Хлынула горячая кровь. Она обдала наемника и залила скалы, что были за его спиной. Дракон поднялся на задние лапы и расправил крылья. Ворстаг сделал выпад и вонзил свой клинок в самое слабое место дракона – живот. Зверь издал приглушенный рык, захлебываясь собственной кровью. Наемник с яростным криком вдавил клинок в плоть дракона еще глубже. Затем вытащил оружие, и вложил все силы в последний удар, распоров дракону брюхо.
Чудовище повалилось на спину и испустило тихий, предсмертный рык.
Над степью прозвучали раскаты грома, и холодные струи дождя прямой стеной хлынули на землю. Ворстаг тяжело опустился на одно колено, положив руки на эфес меча. Ноги у него дрожали. Он поднял голову и закрыл глаза, позволяя холодным каплям скользить по своему лицу, смывая грязь и кровь.



Рэйвен бегом скатилась вниз по склону холма и остановилась, оглядывая степь, пока не увидела Йена. Он лежал на спине, закрыв глаза и хрипло дыша. Лицо эльфа было бледным, а вокруг губ пролегла синева. Ткань его мантии на груди пропиталась кровью. Рэйвен дрожащими руками распорола мантию, обнажая глубокие рваные раны, оставленные  драконьими шипами.
Йен застонал, приоткрыв на миг глаза. Чувствуя, что сознание проваливается в темноту, он удивленно наблюдал за тем, как золотистое сияние окутывает тело девушки, склонившейся над ним.
По щекам у Рэйвен катились слезы, смешиваясь с холодными струями дождя. Она не замечала метаморфозы, происходившей с ее телом. Всхлипнув, она в отчаянии оглянулась на дорогу, отыскивая глазами старую повозку.
- Боги, только не забирайте его, - прошептала она и поднялась с колен.

***

- Слушай, Элгрин, и долго нам торчать здесь? – молодой парень в синей стеганой кирасе бросил рассеянный взгляд на дорогу, зевнув сквозь зубы. – Когда мы уже наконец будем сражаться с имперцами, а?
Старый норд сердито поморщился, искоса посмотрев на своего напарника, который как раз нагнулся, чтобы выбить из сапога попавший туда камешек. Он наморщил лоб, пытаясь вспомнить имя мальчишки… То ли  Сван, то ли Сварри… Точно, Сварри… Молод парень еще и зелен. Небось, пошел к повстанцам, чтобы покрасоваться перед местными девками. За славой, значит, да только бахвальство-то быстро заканчивается. В первой же схватке, как кровь увидит…


Он покачал головой, наблюдая за дорогой  с вершины старой дозорной башни, построенной еще имперцами.
- Не наше это дело, обсуждать приказы начальства, - проворчал Элгрин, задумчиво поглаживая седые усы. – Сказано – надо, значит – надо. Ты, главное, за дорогой-то следи, паря, иначе снимут тебя стрелой – фьюить – и не заметишь, с какой стороны смерть пришла…
День выдался солнечным и ясным. В стеганой куртке было душно и жарко. Норд, не сводя глаз с дороги, ослабил пряжки на вороте.
- А ты много-то имперцев убил, а? – не унимался парень, теперь смотревший на старого ветерана с восхищением. Элгрин досадливо крякнул. Вот ведь достался ему напарничек! Он потянулся к кисету с самосадом, намереваясь набить трубку, как вдруг до него донеслось эхо лошадиных копыт.
Старый норд прищурился, стараясь рассмотреть хоть что-то среди деревьев. Между берез мелькнула повозка, покрытая выцветшей парусиной. Элгрин досадливо сплюнул – кошки! Вот ведь прислали боги нелегкую!


- Это кхаджитский караван, - бросил он своему напарнику. – Следи отсюда внимательно и если увидишь что-то подозрительное – сразу стреляй.
Парень сосредоточенно кивнул, не сводя горящих глаз с повозки,  и старый ветеран недовольно нахмурился. Не нравился ему вид Сварри - как натянутая пружина. Нехорошо это, если дело все же пойдет к схватке. Как бы чего действительно не случилось… Кхаджитов не жалко, но вот если он потеряет напарника, придется что-то докладывать главному в лагере, и вряд ли это «что-то» понравится командиру. Пусть – пацан, но людей у них действительно мало.
- Эй-эй-эй, - Элгрин успокаивающе положил руку на плечо парнишки. – Ты, главное, сгоряча кого-нибудь не прихлопни. И держи голову холодной.
Он не торопясь спустился вниз и остановился как раз посередине дороги. Элгрин узнал эту повозку. Кхаджитские караваны нечасто заглядывали в Рифтен, предпочитая объезжать его стороной. Поначалу-то все было по-другому. Кошки провозили немыслимое количество контрабанды, - начиная от сиродиильского бренди и заканчивая скуумой и лунным сахаром. Но когда город стал под знамена Ульфрика, многие повстанцы посчитали своим долгом убивать торговцев и грабить их повозки, пока караваны наконец не стали обходить «город воров» стороной.  Командование могло закрыть глаза на убийство кхаджитов и мародерство, но кошки везли оружие и припасы, в которых повстанцы так отчаянно нуждались. Поэтому спустя какое-то время было принято решение пропускать к городам торговые караваны, тщательно осмотрев их на наличие контрабанды.


Невзрачная приземистая лошадка, почуяв норда, всхрапнула и остановилась. Старый кхаджит, восседавший на козлах, встрепенулся и подслеповато сощурился на солдата, стоящего на дороге. Элгрин раздраженно скрипнул зубами. Он готов был поспорить, что кошак отнюдь не страдал плохим зрением.
- Да прибудет с вами благословение лун, господин, - протянул кхаджит, прижав уши и смиренно улыбаясь. – Чем скромный торговец может помочь вам? У нас никогда не было проблем с доблестными защитниками Скайрима.


Чутье подсказывало старому ветерану Братьев Бури, что что-то тут не так. Старый кот юлил. Он бросил взгляд через плечо, отыскивая своего напарника. Тот, прищурившись, вскинул лук и прицелился. Стальной наконечник стрелы сверкнул в лучах солнца. Элгрин тихо выругался себе под нос, молясь, чтобы молодой парень не спустил тетиву раньше времени, и снова оценивающе взглянул на кхаджита, который все так же безмятежно улыбался, как будто не замечая опасности.
- Что ты везешь? Бренди, лунный сахар?
Элгрин обошел повозку и уже собрался приподнять полог, как старый торговец вдруг ловко соскочил со своего места.
- Что вы, господин, - промурлыкал он. – Я давно зарекся провозить скууму… Вряд ли мой скромный скарб вас заинтересует.
Кхаджит слегка постучал костяшками пальцев по деревянным бортам фургона.
- Что там у тебя, старик? – Норд нетерпеливо отмахнулся от него и дернул парусину на себя. Из темноты на него глянули две пары глаз с вертикальными зрачками. Охранник и служанка… Элгрин внимательно окинул взглядом  фургон и забрался внутрь. В тусклых солнечных лучах, пробивавшихся сквозь прорехи в парусине, плясали пылинки. Почти все пространство занимали длинные ящики и узлы.
- Что тут? – воин слегка пнул кончиком сапога один из ящиков, внутри которого тут же что-то звякнуло.
- Оружие, - сверкнув клыками, усмехнулся молодой кхаджит, слегка подергивая кончиком хвоста. Он приподнял крышку, и Элгрин увидел ровные ряды стальных клинков.
- Оружие, - машинально повторил норд, не сводя завороженных глаз с наточенных и начищенных лезвий.  Бесценный груз, который с нетерпением ждут в ставке Братьев Бури. 
Элгрин спрыгнул на землю и махнул повозке рукой. Старый кхаджит поклонился, пряча улыбку, и ловко забрался на козлы. Лошадка, тряхнув головой, резво потрусила по выложенной камнем дороге в сторону Рифтена.


Проехав еще несколько миль, пока дозорная башня не скрылась из виду, торговец свернул с дороги и остановился посреди небольшой березовой рощи. Он три раза постучал по стенке фургона и принялся, не торопясь, набивать трубку.
Ворстаг с трудом выбрался из-под повозки и стал растирать затекшие мышцы. Эти несколько миль, что он провел под днищем фургона, нельзя было назвать приятными. Он поморщился от боли, чувствуя, как ходят ходуном мускулы под кожей, сведенные судорогой. Впрочем, его спутникам тоже вряд ли понравилось это путешествие, в тесноте ящиков, под рядами оружия для повстанцев.



Он заглянул в фургон и нахмурился, наблюдая за эльфом, который потирал туго перевязанную грудь. Лицо его было покрыто неестественной бледностью. Он поднял глаза, поймал взгляд норда и криво улыбнулся. После совместной битвы с драконом их отношения отнюдь не стали более теплыми.
- Переодевайся!
- Что? – Ворстаг в изумлении приподнял брови, разглядывая потертую кожаную куртку, в которую ему предстояло облачиться.
- Будешь изображать моего телохранителя, - коротко ответил эльф, затягивая шнуровку замшевого камзола с тонкой золотой вышивкой. – Эта профессия должна быть тебе знакома, не так ли?
- И это твой план? – Ворстаг по-волчьи оскалился. – Тогда я, пожалуй, буду очень нерадивым телохранителем и с большой охотой дам кому-нибудь прирезать тебя во сне…
- А как ты планируешь свободно пронести свое оружие в город? – язвительно парировал  эльф. Он с сожалением погладил ножны акавирской катаны и отложил ее в сторону, оставив на поясе только кинжал.
- Карджо, старый друг, - обратился он к молодому кхаджитскому воину, который стоял у него за плечом. – Ты же позаботишься о ней?
- Я оставлю ее у статуи Талоса ahn trahjeer, ahziss Aaliter*.
(* «для тебя, мой брат» - [Та’агра])
Йенуэль кивнул и повернулся к Рэйвен, которая так же не решалась расстаться со своим луком.
- Оставь его, - мягко сказал он ей. – Он найдет тебя.


Рэйвен вздохнула и протянула свое оружие Карджо. Она перекинула через плечо холщовую сумку, в которой звякнули флакончики с лечебными снадобьями, и взяла флягу с водой, переданную ей кхаджиткой.
Эльф спрыгнул с повозки и поморщился. Раны на груди все еще давали о себе знать. Он повернулся к наемнику и усмехнулся – тот все же облачился в кожаную кирасу и теперь с раздражением затягивал ремешки на наплечнике.
- И что ты задумал? – Мрачно взглянул на эльфа Ворстаг, справляясь со шнуровкой.
- Обещаю, тебе понравится, -  эльф улыбнулся еще шире и, насвистывая что-то себе под нос, направился к дороге. Он планировал добраться до Рифтена еще до заката.


Особая благодарность в написании главы TinyRenegheid, специалисту по уничтожению драконов

8 комментариев:

  1. У Вас очень интересные рассказы!Можно я буду заходить читать?)

    ОтветитьУдалить
  2. О, спрашивать мое разрешение совсем не обязательно, я вовсе не против)))

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо за твои рассказы. Интересные перемены в сюжете, вплетения неигровых дополнений и (ух ты!) такие новые, а казалось бы, знакомые персонажи. Очень нравится твой стиль и поэтические вкрапления.
    Мой альдмер, конечно, не такая красотуля, как твоя Рэв, но наемник ВЕЧНО упирается в недостаточные накопления. =) Досадно. Кстати, твой Ворстаг чрезмерно напоминает некоего ведьмака, ставшего, кроме прочего, Геральтом Ривским.
    Скриншоты тоже замечательные. Используешь Puppeteer Master для управления NPC?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо) Не только Puppeteer Master... Еще PinUpPoser

      Удалить
  4. Очень понравились ваши рассказы) С нетерпением жду следующих! :3

    ОтветитьУдалить
  5. Великолепные рассказы! Скорее бы узреть продолжение!)
    P.S.:
    Continuate così!

    ОтветитьУдалить
  6. Справа высились осколки обелиска, покрытые трещинами и заросшие мхом. Слева простиралась пустошь, упираясь в острые зубцы Гранитного холма.

    можете уточнить что вы называете гранитным холмом? а то у нас в свое время была большая дискуссия по этому поводу, в результате каждый остался при своем мнении(

    ОтветитьУдалить