воскресенье, 3 февраля 2013 г.

Часть девятая, в которой Рэйвен сводит тесное знакомство с некромантами, а они - с ее богатым внутренним миром



- Так Жизнь сказала:
"Мир этот - мой,
С весельем, песнями, кутерьмой.
Я - солнце в небе, я - свет дневной"
Так Жизнь сказала:
"Мир этот - мой!" –

Рэйвен устроилась на подоконнике своей комнаты в «Смеющейся крысе», задумчиво перебирая струны лютни и негромко напевая себе под нос. Это помогало ей вернуть спокойное расположение духа.


Она бросила рассеянный взгляд в сторону Йена и Ворстага, которые склонились над картой, обсуждая их предстоящий путь. Спор длился уже целый час, и она поморщилась, вспоминая следующую строфу. Атмосфера в комнате все более накалялась. 

Так Смерть сказала:
"Мир этот - мой.
Я все окутаю вечной тьмой.
Умолкнут песни в ночи немой".
Так Смерть сказала:
"Мир этот - мой!" *-

(* Строки из народной немецкой баллады)

- То, что ты предлагаешь, займет у нас неделю пути, а то и две, - Ворстаг хмуро смотрел на эльфа, скрестив на груди руки. – Почему не сократить путь через Виндхельм?
Йен прикрыл глаза и преувеличенно спокойно откинулся на спинку стула. Ворстаг наблюдал за ним, упрямо сжав губы. Эльф еще раз бросил взгляд на расстеленную на столе карту.
- Заметь, это не я терял время, сражаясь с каким-то неизвестным магом в богами забытой дыре. То, что я предлагаю, - сказал он негромко, спокойно рассматривая узор на кубке, который крутил в руках. – Это пройти большую часть пути по землям Империи, а не повстанцев. Вряд ли они обрадуются, если узнают, что перед ними бывший хускарл Торуга.


Последняя фраза Йена заставила Рэйвен остановиться и тревожно взглянуть на своих спутников. Ворстаг отшатнулся от стола.  Не говоря больше ни слова он вышел из комнаты, и она услышала его шаги, прозвучавшие на лестнице.
- Вар…, - Рэйвен остановилась в замешательстве.
- Оставь его, - жестко сказал ей Йен. – Твое сожаление ему не поможет.
- Зачем ты это делаешь? – Рэйвен обернулась к эльфу. Как бы ей хотелось сорвать с него эту порядком надоевшую ей маску невозмутимости и самоуверенности и заглянуть ему в душу! Она чувствовала опустошение, такие сильные эмоции он вызывал в ней. Чувствует ли он хоть что-то? Иногда она сомневалась в этом, как в такие минуты. Ей казалось, что он с легкостью убьет любые чувства, если они будут мешать ему.
- Делаю что?
Йен стоял у стола,  с улыбкой наблюдая за девушкой. Да он насмехается над ней! Кровь прилила к щекам, и Рэв, сжав ладони, шагнула к эльфу. Она была от него совсем близко. Так близко…
- Может, ты уже определишься, что собираешься сделать? – Йен не сводил с нее внимательных глаз, улыбаясь кончиками губ.
Не думая, что делает, она шагнула еще ближе и поцеловала твердые, надменно изогнутые губы, стирая с них усмешку. Йен удивленно пошатнулся, но неожиданно для себя ответил на жадный поцелуй. От его волос пахло хвоей и травами, и Рэйвен закрыла глаза, вдыхая этот аромат.  Она подалась вперед.


- Нам нужно остановиться, - хрипло сказал Йен. Он мучительно медленно отступил от девушки и закрыл на мгновение глаза, стараясь взять себя в руки.  Рэйвен судорожно вздохнула, прогоняя наваждение. Разрыв был слишком резким, и она чувствовала вдруг ставшую такой болезненной  пустоту внутри. То, что он смог остановиться, а она – нет, неожиданно кольнуло невыносимой болью.
- Я ненавижу себя, - тихо прошептала она. – За то, что не могу удержаться, когда ты так близко. Я ненавижу тебя за то, что у тебя есть силы уйти сейчас.
Эльф грустно улыбнулся. У него не было ни сил, ни желания язвить. Они оба прекрасно понимали, что их история не будет иметь счастливого конца. Как бы ни развивались события дальше, отличаться они будут только количеством трупов. Пока не поздно, нужно остановиться. Он повернулся и, не оглядываясь, вышел из комнаты вслед за Ворстагом.

***
Рэйвен хмуро шагала по проселочной дороге. Вся троица была на редкость в мрачном настроении, и это не доставляло ей радости. Напряжение висело в воздухе, словно мед, тягучее и давящее.
Ворстаг шел впереди, стараясь не смотреть на своих спутников, Йен был задумчив и погружен в себя, а Рэйвен смотрела исключительно себе под ноги, боясь встретиться взглядом  что с одним, что с другим.
Внезапно эльф остановился. Он присел, вглядываясь в следы, оставленные в дорожной пыли.
- Здесь недавно прошел отряд из шести человек, - сказал он, настороженно оглядывая близлежащие окрестности. – Мне это не нравится. Пойдем через горы.


Ворстаг скривил губы.
- С чего ты взял, что их стоит опасаться?
- Среди них есть маги, - ответил Йен. – Видишь?
Он указал на поникшие кустики горноцвета, росшие у дороги. Цветки и веточки покрывал тонкий ледяной слой. Ворстаг посмотрел на солнце, стоявшее в зените, а затем перевел задумчивый взгляд на заснеженные горы. Они отошли совсем недалеко от столицы Скайрима. Он усмехнулся, ему на ум пришла неожиданная догадка.
- Талморские юстициары? – Ворстаг по-волчьи усмехнулся. – Ты не доверяешь своим «друзьям»?
Последнее слово он словно выплюнул, с таким презрением оно прозвучало.
- Я никому не доверяю, - спокойно ответил Йенуэль. Он поднялся, отряхивая дорожную пыль с колен, и направился в сторону от дороги. Рэйвен, подумав, направилась следом. Ворстаг слегка покривил губы, ему не нравилось то, с какой легкостью этот непредсказуемый эльф взял главенство в их небольшом отряде.  От него за милю несло опасностью, которую безошибочно определяло звериное чутье наемника, и это заставляло Ворстага все время быть настороже и ждать подвоха. Решив про себя, что не будет ни на минуту спускать с Йенуэля глаз, Ворстаг перекинул перевязь с мечами за спину и двинулся вслед за удаляющимися фигурками.
Эльф легко скользил между камней, безошибочно выбирая путь, по которому вслед за ним могли пройти его спутники.
«Как ему это удается?» - думала Рэйвен, глядя себе под ноги. Мелкие камешки осыпались под подошвами ее сапог, то и дело грозя ей падением. Она наклонилась вперед, удерживая равновесие и помогая себе руками. Внезапно ее левая нога потеряла опору, и Рэйвен тяжело упала на бедро, скользнув вниз. Йен в последний момент успел поймать ее за запястье, и она, подняв голову, встретилась с ним взглядом. Эльф молча потянул ее на себя, пока под ногами у девушки вновь не оказалась твердая земля. Вздохнув, Рэйвен отряхнула от пыли свои кожаные штаны и огляделась. Внизу, в лучах заходящего солнца змеилась река, и был виден другой берег, поросший травой и мелким кустарником. Рэйвен тыльной стороной ладони стряхнула капельки пота со лба и постаралась успокоить рваное дыхание. Внезапный порыв ветра слегка остудил горячую кожу и разметал пряди волос, выбившиеся из простого хвоста, стянутого на затылке.


Эльф, стоящий рядом, вдруг закрыл глаза и вскинул вверх голову, словно прислушиваясь к тому, что хотел сказать ему ветер. Рэйвен искоса разглядывала его изящный профиль. Она вновь тяжело вздохнула и отвернулась, наблюдая за тем, как постепенно исчезает за линией гор солнечный диск. Рядом с ней застыл Ворстаг, словно каменное изваяние. Его лицо ничего не выражало, но именно это и пугало девушку больше всего. Что творилось у него в душе, ведали только боги.
Йен внимательно прислушивался к звукам леса, темнеющего за спиной. Ветер донес до него легкий запах дыма и трав, смешанный с терпким и горьковатым привкусом темной магии.  Он нахмурился.  Похоже,  убегая от одной опасности, они наткнулись на другую.


- Здесь темный алтарь. Недалеко, - помолчав, сказал он.
- Темный алтарь? – удивленно переспросила Рэйвен. Ворстаг поморщился и повернулся к темнеющим деревьям.
- Некроманты, - ответил он, нахмурившись. Наемник повернулся и бесшумно скрылся среди деревьев. Рэйвен, гонимая любопытством,  последовала за ним. Эльф пожал плечами и остался на месте, внимательно оглядывая обрыв, отвесно спускающийся к реке, и  близлежащую местность. Вполне возможно, некромант был не один.
Ворстаг, бесшумно ступая по лесной подстилке из опавших листьев и хвои, безошибочно шел на запах темной магии. Деревья расступились, и впереди показались полуразрушенные колонны, заросшие травой и плющом. Место несомненно было очень древним и пропитанным магией. Возможно, когда-то на каменном, потрескавшимся от времени алтаре приносились жертвы богам, но сейчас он использовался совсем с другой целью. Вокруг него были зажжены свечи, а на мраморной столешнице, безжизненно свесив руку, лежало тело молодой девушки.
Ворстаг мрачно рассматривал открывшуюся ему картину, стоя в тени одной из колонн. Над алтарем склонилась фигура в темной мантии, в одной руке она держала плошку. Обмакнув в нее пальцы, маг провел ими по лбу своей жертвы,  что-то тихо бормоча под нос.
Клинок Ворстага с тихим шелестом вылетел из ножен, и наемник бесшумно шагнул на поляну. Маг встрепенулся и  удивленно повернулся в сторону шума.  Он успел вскинуть руку,  ставя магический барьер. Светящаяся волна выгнулась  лепестком, приняв на себя удар Ворстага, и рассыпалась искорками. Маг отшатнулся, уворачиваясь от выпада, клинок просвистел в нескольких дюймах от его горла.  Он медленно пятился от Ворстага,  двигаясь в сторону Рэйвен, которая, закусив губу, не сводила глаз с алтаря. Некромант сжал ладонь, и ледяная волна ударила в белоголового наемника, покрывая слоем изморози его одежду и лезвие клинка.  



Рэйвен оторвалась от созерцания темного камня, который странный образом притягивал ее внимание. Некромант пятился прямо на нее. Везет им в последнее время на магов, подумала она, нащупывая пальцами оперение стрелы.  Рэйвен легко подняла лук. Тренькнула тетива, и некромант пошатнулся, когда стрела легко вошла ему в спину. Ворстаг с криком ярости развернулся пружиной, лезвие клинка просвистело в воздухе, и голова мага упала на землю, забрызгивая темной кровью траву вокруг. Рэйвен вздохнула. На миг они застыли, рассматривая обезглавленное тело, лежащее на земле.
- Что он, интересно, собирался тут делать? – Рэйвен осторожно обошла круг, обозначенный зажженными свечами, разглядывая тело девушки, лежащее внутри. Пламя свечей качнулось в ее сторону. Некромантия была вне закона в Империи, хотя втихомолку ей занимались многие маги Синода, но ни разу ей не доводилось видеть ничего подобного. Странно, но она не чувствовала отвращения, скорее, любопытство. Кончики пальцев слегка покалывало, когда она  слишком близко приближалась к черте, отделяющий магический круг от остальной части поляны.
- Да уж явно не цветочки собирать, - Ворстаг с брезгливой гримасой вытирал меч, прислонившись к одной из полуразрушенных каменных колонн. На краю поляны возник Йен, внимательно к чему-то прислушиваясь. Он чувствовал, как лес пытается вытолкнуть его за пределы зачарованного круга, оскверняющего эту землю.
- Где один некромант, там их несколько, - сказал он тихо. 
Йен еще раз осмотрел место сражения и нахмурился.  Они находились сейчас слишком далеко от тракта, а солнце уже давно опустилось за горизонт. Придется ночевать у реки, в пугающей близости от темного алтаря. Это было, мягко говоря, опасно, но терять лишнее время на поиски более удачного ночлега не входило в их планы. Он обернулся, поймав взгляд наемника. Тот, сдвинув брови, выжидающе смотрел на эльфа. Те же самые мысли, похоже, посетили и его. Йен пожал плечами, скорчив гримасу.
Скользя подошвами сапог по мокрой от вечерней росы траве, он спустился к реке, выискивая удобное место для стоянки. Эльф внимательно прислушивался к себе и остановился только тогда, когда перестал ощущать присутствие темной магии в воздухе.
Рэйвен присела на корточки у невидимого магического барьера, рассматривая узоры, выведенные кровью на лбу жертвы. 


 «Интересно», - подумала она. – «Что толкает магов на подобные эксперименты? Ощущение власти над смертью? Но ведь это не возвращение к жизни… Только еще одна разновидность смерти…» Она вспомнила высохшие фигуры ходячих немертвых в катакомбах Ветреного Пика и внутренне содрогнулась. 
- Рэв! – услышала она окрик Ворстага. – Ты  идешь? Или останешься здесь изучать мертвяков дальше? Если подождешь еще немного, то, глядишь, у тебя прибавится компания!
Рэйвен поднялась с колен и догнала наемника, спускающегося вслед за эльфом к реке. Тот разбил лагерь у отвесной стены оврага, спускавшегося к воде. Место было удобным и достаточно защищенным со стороны леса.  Несколько каменных валунов, позеленевших от воды и времени, давали укрытие от ветра и делали их стоянку менее заметной. Подобраться к ним  теперь можно было только с  реки.
Йен успел развести бездымный костер и теперь зарывал в горячую золу небольшие картофелины. Он сидел  на корточках спиной к реке, и в свете костра его глаза казались очень темными, почти черными. Ворстаг скинул с плеч тяжелую сумку и ножны с мечами и устало опустился на небольшой, покрытый мхом камень, вытянув ноги.
Рэйвен, шедшая за наемником, остановилась в круге света, отбрасываемого огнем, рассматривая маленькую стоянку.  Она поймала себя на мысли, что все это уже было когда-то: река, ночь и небольшой костер… Йен поднял голову и посмотрел ей прямо в глаза. 
Отгоняя воспоминания, Рэйвен решительно шагнула к огню, скинула свою дорожную котомку и уселась на поваленное бревно, поджав под себя ноги.  Ворстаг, насвистывая себе какую-то песенку под нос, нанизал на кинжал кусок вяленого мяса и достал из  котомки флягу с вином из погребов «Смеющейся крысы». После убийства темного мага настроение его резко пошло наверх.  Наемник весь день наблюдал за эльфом, и у него появлялось все больше вопросов.
- У тебя странные глаза для босмера, - задумчиво сказал Ворстаг, жуя мясо и глядя в огонь. Йен промолчал. Это была больная тема, и он не собирался давать лишние козыри в руки наемника. Ворстаг правильно истолковал молчание. Он усмехнулся, как будто прочитав мысли эльфа.
- Хмм, странно, что альтмеры не казнили тебя сразу. Они ненавидят полукровок, - сказал он, изучая в неровном свете лицо Йенуэля.


- Поверь мне, чистокровных нордов они тоже ненавидят, - отрезал эльф, прищурив глаза. Наемник все же задел его, и он чувствовал, как бессильный гнев закипает внутри, грозя прорваться сквозь маску невозмутимости, которую он столько времени учился носить, пряча свои истинные намерения и чувства. В этот раз гнев был направлен на наемника, который с такой легкостью разрушил его обычное состояние полного спокойствия всего лишь одной фразой. Он вдруг улыбнулся, подумав, что они, словно хищники, кружат друг вокруг друга, выискивая слабые места, чтобы в нужный момент нанести один точный и верный удар.  Это помогло ему вернуть прежний настрой и он, почувствовав спокойствие, завернулся в свой дорожный плащ, сказав Рэйвен напоследок, которая несла дежурство сегодня ночью самой первой:
- Разбудишь меня через три часа.
Рэйвен задумчиво ломала тонкую веточку, глядя в огонь.  Оба ее спутника спали.  Она устало думала о том, что их ждет в Рифтене.  Как отыскать иголку в стогу сена? У Йена наверняка был какой-то план, но входят ли в него они с Ворстагом? Йен…
Рэйвен опустила голову на сложенные руки и на мгновение прикрыла глаза, борясь с желанием застонать сквозь зубы. Внезапно она встрепенулась, вскинув голову. В лесу вдруг стало странно тихо, даже сверчки замолчали.  Полная тишина окутала лес. Девушка почувствовала, как мурашки пробежали по спине. От этой тишины становилось не по себе.  Она напряженно вслушивалась, пытаясь понять, что бы это могло быть. До нее вдруг донеслось тихое пение, которое постепенно становилось все громче. Рэйвен поднялась с бревна, на котором сидела, и сжала ладонь на рукоятке кинжала. Оружие в руке успокаивало. Она оглянулась на спящих спутников, гадая, стоит ли их будить или нет. Возможно, сознание просто играет с ней дурную шутку, и они просто высмеют ее страхи. Рэйвен осторожно сделала несколько шагов в сторону леса. Пение манило ее, и ей стало казаться, что она слышит голоса прямо в своей голове. Она только проверит, что это, и тут же вернется обратно, подумалось ей.
Заворожено глядя на застывшие деревья, окутанные туманом, она шла в сторону поляны, на которой  окруженный зажженными свечами  темнел  загадочный алтарь.



 ***
Я стоял на каменном мостике, украшенном башенками, разглядывая долину, лежащую внизу. Мост нависал прямо над пропастью, и ветер трепал полы моей мантии. Я наблюдал, как ночь опускается в лощину, и в темноте постепенно зажигаются теплые огоньки в деревушке. Такая умиротворяющая картина… Однако думы мои были холодны, как снег, лежащий на склонах Ветреного Пика. Сколько еще продлиться это спокойствие? Месяц, полгода, год? Безнадежно верить, что я смогу остановить восстание.  Мне остается только беспомощно наблюдать за последней агонией моего мира.  


За спиной раздались тихие шаги. Не было нужды оборачиваться, чтобы понять, кто посмел нарушить мой покой.
- Мастер?
Я тяжело вздохнул и прикрыл на миг глаза.  В последнее время я почти не спал и чувствовал, как головная боль сжимает тисками мой уставший мозг.
- Посмотри вниз, Брит, что ты видишь?
Юноша остановился рядом со мной, нахмурившись разглядывая спящую деревушку внизу.  


- Это мой дом, - тихо прошептал он.  – Вы ведь уже слышали про Вольскигге, Учитель?
Он пытливо взглянул на меня. Я печально кивнул. Не мне судить то, что там произошло, но Брит слишком хорошо знал меня. Его взгляд, казалось, проникал сквозь завесу моего напускного спокойствия.
- Вольсунг не понимает, что делает, - тихо сказал я, отвечая на незаданный вопрос моего ученика. – Он пытается поймать камешки, не желая верить, что лавину уже не остановить.
Беда как всегда пришла с севера, где нашлось слишком много желающих свергнуть старых богов, оставивших их.  Жрецы давно забыли, кому служат, пользуясь почти безграничной властью в своих храмах, похожих на крепости. Рано или поздно, но восстание должно было начаться. Люди перестали верить в силу своих крылатых королей.  Первые очаги вспыхнули там, где жрецы наиболее жестко управляли своими наделами. Пока еще народ трепетал перед драконьими жрецами, но близко то время, когда храмы падут один за другим. Я знал, что это случится, но продолжал надеяться, что это произойдет не на моем веку.
Восстание было подавлено. Несколько деревень было стерто с лица земли. Но жрецы на севере не остановились на этом. Они выжигали любые крамольные мысли в своих землях как язву, не останавливаясь ни перед чем. Всех, кто укрывал беглецов и мятежников, ждала жестокая и мучительная смерть – в назидание остальным. Жрецы велели найти и уничтожить всех причастных к мятежу под угрозой полного уничтожения целых деревень. Люди притихли, отчаянно пытаясь сохранить свои жизни. Жители сами выдавали тех, кто укрывал мятежников. Но и этого было мало…


- Я слышал про деревню близ Вольскигге, - тихо сказал Брит. – Говорят, местный жрец приказал выдать тех, кто укрывает беглецов, иначе он уничтожит всю деревню…
Я кивнул. Я слышал эту историю и каждый раз внутренне содрогался. Мне не хотелось верить, что это и моих рук дело, ведь я тоже принадлежал к касте жрецов…
Жители деревни близ Вольскигге выдали женщину, укрывавшую своих родственников из мятежных земель.  Жрец дал им на это три дня. Они связали ее и привели к храму. Тогда Вольсунг, рассмеявшись, крикнул в толпу, что замерла перед храмом, что он пощадит только тех, кто съест кусочек  ее плоти…
Я на миг закрыл глаза, отгоняя тяжелые мысли, от которых тело и мозг цепенели в бессильной ярости. Обезумевшие люди разорвали несчастную на части…
- Говорят, они дрались за ее сердце, - тихо сказал Брит.  Ветер трепал его длинные темные волосы.
Я молча смотрел на деревню, лежащую внизу, и чувствовал, как холод проникает под мою мантию и постепенно сжимает ледяной рукой сердце… 

***

- Вставай!
Рэйвен плыла в безмятежном потоке, растворяясь в нем. Ей было радостно и спокойно. Поток дарил забвение и грезы.  Ей не хотелось просыпаться.
- Вставай!
Голос был повсюду. Он врывался в поток, не давая ей полностью погрузиться в него и руша образы, навеянные им. Рэйвен почувствовала досаду. Почему ее не могут оставить в покое? Не дать ей забыться? Он не нужен ей, этот мир, полный боли, крови и страданий. Она хочет остаться здесь. Навсегда. Рэйвен постаралась вновь вернуться в безмятежный мир грез, который убаюкивал ее.
- Очнись, Руваак!
Окрик заставил что-то в душе Рэв пошевелиться. Было что-то важное, что она должна сделать. От этой мысли волны безмятежности стали расползаться, как клочья тумана, и мир по ту сторону забвения вдруг ворвался в ее сознание. Она почувствовала холод и услышала незнакомые голоса.
- Королева-Волчица! Услышь наш зов и пробудись! Мы призываем Потему!
Голоса звучали плавным напевом, гипнотизируя, и в них была сила, которую невозможно было ослушаться.
- Наши голоса зовут тебя, а кровь невинных связывает тебя, Королева-Волчица!
- Призвана словами! Связана кровью! – подхватил следом хор голосов.


Рэйвен с трудом открыла глаза, которые резало от яркого магического света, поднимавшегося над алтарем. Сквозь пелену наркотического транса она увидела склонившегося над ней человека, в руке которого был хищный изогнутый костяной кинжал с рунами на рукоятке. На лице мага белой краской было нарисовано изображение черепа. Рэйвен дернулась и поняла, что не может пошевелиться. Неизвестная сила удерживала ее на месте.
- Она очнулась, - произнес совсем рядом еще один голос, принадлежавший женщине. – Пора!
Некромант ухмыльнулся, глядя прямо в глаза Рэйвен, и поднял руку. Девушка не сводила глаз с кончика кинжала. Сознание кричало и билось, пытаясь найти выход.  Мир вокруг нее вдруг сжался до булавочной головки.
Рэйвен чувствовала, что теряет сознание от боли, вызванной чужим вторжением в ее разум. Драконий жрец, почувствовав опасность, сметал стены ее сознания, прорываясь наружу. Рэйвен хотелось кричать от боли, но тело уже не подчинялось ей.


- ФИН**! – прокричал жрец ее губами за мгновение до того, как некромант опустил руку. Кинжал, беспомощно звякнув о камень алтаря, прошел сквозь тело Рэйвен, которое вдруг истончилось и стало полупрозрачным. Рэйвен показалось, что она проваливается в пустоту.  У нее было странное чувство, будто ее разделили на тысячу кусочков. Она была здесь и везде. Жрец, вспышкой появившийся в ее сознании, вновь исчез в глубине. Она снова была собой. Перед глазами плыли черные круги.
(** «ФИН» - «исчезать»; первое слово Крика «Бесплотность»  -  FIN ZI GRON – «исчезать», «дух», «связывать» )
Как будто со стороны Рэйвен наблюдала, как некромант, неверяще глядя на ее тело и что-то шепча, сделал шаг назад. Внезапно глаза его остекленели. Рэйвен моргнула, почувствовав капли крови на своем лице, и от этого движения мир вновь сузился.  Из горла некроманта торчал кончик узкого кинжала. Маг, захрипев, опустился на колени, заливая своей кровью алтарь.
Над ней склонилось тонкое лицо эльфа, который, нахмурившись, рассматривал ее.
- Мне не нравятся твои зрачки. Что они в тебя влили? Экстракт паслена? – Он похлопал ее по щекам, приводя в чувство. – Хватит валяться! Нужно убираться отсюда!


Рэйвен с трудом села, зажимая руками уши. Под действием наркотиков окружающий мир воспринимался слишком болезненно – свет резал глаза, а голова раскалывалась от любых звуков, заставляя ее вздрагивать.
- ДА! ЖАЛКИЕ ЧЕРВИ! ВАМ НЕ УДЕРЖАТЬ МЕНЯ! – пронесся женский голос под сводами древнего города, погребенного под толщей камня. Над алтарем в потоках магического света вдруг стала прорисовываться яркая сияющая фигурка.  Рэйвен болезненно поморщилась, зажимая уши, и опуская голову. Весь алтарь вокруг нее был залит кровью поверженного некроманта.
- Глупцы! Вы не понимаете, что делаете! – Мастер ритуалов застыла на краю башни, пытаясь не дать призраку Потемы вырваться из-под  контроля. Ее лицо было похоже на белую маску – столько сил уходило у нее при этом.
Йен повернул в ее сторону голову. На краю лестницы появился Ворстаг. В его руках хищно блестели клинки, на которых застыли капли крови. «Надо полагать, у некромантов не было шансов», - пронеслось у эльфа в голове при его виде, и это заставило Йена слегка улыбнуться, хотя ситуация, в которую они вляпались, явно не располагала к шуткам.


- Чего ты ждешь? – Рявкнул наемник, не сводя глаз с единственной жрицы, оставшейся в живых. – Некроманты стали для тебя проблемой?!
- Я думаю! – Огрызнулся в ответ эльф. – Тебе знакомо это выражение?!
Он задумчивым взглядом окинул алтарь, и это заставило его нахмуриться. Потема все же получила свою жертву. Как он мог так бездумно поступить – убить некроманта прямо на алтаре! Действительно, глупец!
- За что я не люблю некромантов, - проворчал он. – Так это за то, что в мертвом виде они еще опаснее, чем в живом.
Внезапно нити света, идущие от алтаря и связывающие призрак Королевы-Волчицы, с тихим звоном порвались, и яркая фигурка в потоке света понеслась наверх. Жрица со стоном опустилась на колени. Лицо ее было белее снега.
- Поздно… - прохрипела она. Из уголка ее губ сочилась струйка крови. – Слишком поздно…
Ворстаг, нахмурившись, наблюдал за призраком Потемы, исчезающим в потоках света.
- Это то, о чем я думаю? – Подозрительно спросил он у оставшейся в живых некромантки. Та тяжело дышала, опустив голову. Капюшон сдвинулся с ее лба, покрытого испариной, открывая выбившиеся седые пряди. Она поднесла дрожащую руку к губам, стирая капли крови. Жрица с трудом подняла голову, взглянув исподлобья на наемника.
- Она еще вернется, - некромантка указала на Рэйвен, которая, зажав руками свою многострадальную голову, сидела на алтаре, не в силах подняться. – Она не получила обещанную жертву. Она вернется за ней.
Йен и Ворстаг переглянулись.
- Какая прелесть! – Йен, недобро ухмыляясь, шагнул к жрице, опустившись перед ней на колени. Он положил руку ей на плечо, словно желая помочь ей подняться.
- Мы будем ждать, - тихо прошептал он на ухо некромантке. Его узкий кинжал, легко вспарывая ткань мантии, вошел ей под ребра. Тело жрицы со стоном выгнулось.
- И когда она придет, мы будем готовы, - левой рукой он закрыл мертвые глаза женщины и поднялся с колен. 




***
Рэйвен было очень плохо. Ее мутило и жутко хотелось пить. Она облизала пересохшие губы и наконец открыла глаза. Их больше не резало от любого мало-мальски яркого лучика света.
Прищурившись, она стала рассматривать выцветшую парусину, натянутую над ее головой, сквозь многочисленные прорехи в которой внутрь лились узкие лучики света. Судя по всему, когда-то старая ткань была окрашена в красно-зеленую полоску, но теперь это мог бы угадать только кто-то с очень хорошим воображением. Застонав, Рэв с трудом подняла голову и поняла, что ее слегка покачивает вместе с лежанкой, на которую были наброшены звериные  шкуры. Судя по тихому поскрипыванию колес и размеренному стуку лошадиных копыт, она ехала в повозке. Вот только в чьей?
Повернув голову, она увидела Ворстага, который дремал, сидя напротив. Вид у него был утомленный и измотанный. Почувствовав ее взгляд, он открыл глаза и устало улыбнулся.
- Ты наконец очнулась, - сказал наемник с видимым облегчением. – Мы уже боялись, что проклятые маги влили в тебя отраву…
Он протянул ей жестяную кружку, и Рэйвен жадно стала пить. В кружке оказалась обычная вода.
- Где мы? – отдышавшись, Рэв тяжело опустилась обратно и посмотрела на наемника.
- Нас подобрал кхаджитский караван, - ответил он. – Мы почти добрались до Вайтрана.
Неожиданно повозку тряхнуло, и она остановилась. Впереди испуганно заржала лошадь. Рэв встревожено переглянулась с Ворстагом. Тот, подняв полог,  исчез снаружи, оставив ее одну. Рэйвен села, внимательно прислушиваясь к взволнованным голосам.
Внезапно полог откинулся, и в фургон хлынул поток света. Рэйвен увидела мрачное лицо Ворстага.
- Приехали, - сказал он. – Кошки говорят, что видели дракона. Дальше они не поедут.

7 комментариев:

  1. Динамично, красиво, здорово!
    Главное не забрасывай истории!

    ОтветитьУдалить
  2. Очень все интересно!)И переработка сюжета игры,и экскурсы в прошлое - все к месту и прекрасно написано.Отлично подобраны и сделаны скрины.Все понравилось!)Спасибо за твое творчество!)Кстати,на счет тату - татуировки для СВВЕ легко переносятся на УНП)Если это тебе нужно,то можно запросто сделать)
    P.S.Не знаю,как ты относишься к такой музыке,но мне показалось что эта бы подошла)
    http://www.myzuka.ru/Album/216932/Arch-Enemy-Khaos-Legions-2011
    Под номером 7)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за комментарий...))) Честно говоря, не умею и не привыкла слушать похвалу в свой адрес, слишком критична к себе и своему творчеству, но все равно спасибо. Насчет той татуировки - а как можно перевести? Было бы здорово))) Слишком уж она мне нравится. Напоминает татуировки Анджелины Джоли... А насчет трека: текст потрясающий... очень драматично, но я была немного удивлена, услышав металл. Я - любительница индастриала, особенно немецкого. В последнее время правда подсела на EBM и Ambient. А так, да, этот трек бы подошел... Мне понравилось

      Удалить
    2. Критичность к себе - правильно,иначе можно застрять)А другие могут хвалить,если нравится и не лицемерят.Перевести татуировку просто - держи)
      http://yadi.sk/d/M_me1_qq5h5kI На всякий случай положил сюда psd и текстуры лица и рук(это если у тебя стоят другие,чтоб не было разницы)На сегодняшний день они лучшее из того что есть для UNP.)))Индастриал и Ambient - классная музыка.Особенно Black Ambient.EBM немножко не мое,но тоже интересные вещи попадаются.Удачи, и здесь и на Gamer-mods)))

      Удалить
    3. Оооо, огромное спасибо! Я даже не знаю, как тебя отблагодарить... Слов нет, одни эмоции))) тут же встала картинка в мозгу - кадр из фильма "Особо опасен", где героиня Анджелины оборачивает бедра полотенцем. Татуировки на спине выглядят просто потрясающе. Хочу снять сет с ЭТОЙ спиной))) Еще раз - огромное спасибо)))

      Удалить
  3. Думаю,должно получится потрясающе)))Пользуйся пожалуйста.Если вдруг возникнут идеи по татуировкам или еще по каким интересным делам - пиши.A я буду ждать продолжения твоих рассказов с прекрасными иллюстрациями)))

    ОтветитьУдалить
  4. Raven, ты реально очень круто пишешь, все очень здорово, я тут уже 6 часов читаю твои рассказы (не по одному разу, конечно) очень интересно нправда посоветую тебя друзьям, это точно им понравится, мы с ними любим подобные рассказы, особенно, когда они написаны с таким)) мастерством))))])))))))))))))

    ОтветитьУдалить