понедельник, 24 декабря 2012 г.

Часть восьмая, в которой Рэйвен пытается поступить в Коллегию и сражается с пиратами



Йен сидел у костра, задумчиво глядя в огонь и покусывая травинку.
Дельфина ушла на рассвете, просто растворилась среди деревьев, но он не сомневался, что она найдет способ узнать, как соблюдается их соглашение, где бы он ни находился. От этой мысли эльф слегка покривил губы. Точно такую же тактику в свое время выбрала Эленвен. Она давала ему достаточно свободы для действий, пока ее удовлетворял результат, но Йен не мог отделаться от мысли, что даже тени слышат ее ушами.
Его размышления прервал наемник, присевший рядом.
- О чем задумался, остроухий? – весело спросил он. Йен не стал реагировать на явную насмешку, прозвучавшую в голосе. Он все так же смотрел в огонь, не меняясь в лице.


- Все-таки судьба забавная штука, - ответил он Ворстагу. – Раз за разом ты возвращаешься туда, откуда начал. Разве нет, Волкобой?
Ворстаг изменился в лице, и это заставило Йена усмехнуться.
- А ты не терял даром времени, - хрипло сказал наемник.
- Это моя работа, - эльф пожал плечами. – Зачем ты это делаешь?
Он кивнул в сторону Рэйвен, которая с яростью метала кинжал, стараясь попасть в метку, нарисованную рукой Ворстага на стволе дерева. Наемник усмехнулся.
- Стараюсь, чтобы в случае чего она не промахнулась.
Эльф расхохотался. Он живо представил себе, что именно видит Рэйвен, посылая клинок в цель. Он отвернулся от девушки и вновь стал серьезным.
- Надеюсь, перед тем, как мы наконец уберемся отсюда, вы поделитесь со мной своим планом, как вы собираетесь попасть в город?
Ворстаг нахмурился. Это не казалось ему большой проблемой. Он знал, что территория Братьев Бури усиленно патрулируется, но они не участвуют в этой глупой войне, и цели у них вполне мирные. В конце концов, можно будет отделаться небольшим взносом в общее дело борцов за свободу, но эльф, видимо, думал иначе. Он хмыкнул и достал из футляра на поясе карту, расстелив ее на земле. Ворстаг молча наблюдал за его манипуляциями.

 
- Вот здесь, здесь и здесь, - Йен ткнул кончиком кинжала в карту. – Находятся укрепленные крепости Братьев бури. Как видишь, они серьезно патрулируют свои границы. Между ними пробраться будет трудно, но возможно, если знать тропы в горах. Но гораздо труднее будет попасть в сам Рифтен. Патрули проверяют всех на дороге. Крестьян и горожан они пропускают, но не дай бог им заметить оружие. Нам потребуется пропуск или доверительное письмо от кого-то достаточно влиятельного, чтобы не вызвать подозрений.
Ворстаг, нахмурившись, смотрел на карту. Все, что говорил эльф, до сих пор не приходило ему в голову, и он злился на себя за это. В конце концов, город воров был самым коррумпированным городом в провинции, открытым для тех, у кого есть деньги и кинжал за пазухой. Но гражданская война внесла свои коррективы в разгульную жизнь Рифтена.
- У меня есть свой человек в Рифтене, - сказал Йен, наблюдая за реакцией Ворстага. – Но мне потребуется время, чтобы получить бумаги. Так что придется вам какое-то время поторчать в Солитьюде.
Наемник при  этих словах скривился так, словно проглотил дольку лимона. Йен вновь усмехнулся. Ему пришлось дернуть за некоторые ниточки, чтобы получить нужную информацию о прошлом наемника, и то, что он узнал, вполне можно будет использовать в будущем с пользой для себя.
Йен ловко свернул карту и поднялся на ноги.  Не прощаясь, он накинул на голову капюшон и в два шага растворился среди деревьев. Лес принял его, как принимал всегда, и это единение доставляло эльфу несравнимое удовольствие. Это была его стихия, и только рядом с ней он чувствовал себя живым. Лес оберегал, укрывал и дышал в такт дыханию Йена. Наверное, именно поэтому он с такой жадностью ухватился за возможность пожить под прикрытием в Ривервуде. Эта тихая, размеренная жизнь, как ни странно, даже нравилась ему. До недавнего времени. Он с грустью прогнал эти мысли и направился в сторону посольства. Перед его уходом следовало сделать еще несколько вещей.
Ворстаг проводил эльфа хмурым взглядом и повернулся к Рэйвен. В ее движениях уже появился некий прогресс. По крайней мере,  кинжал летел в дерево, а не втыкался в землю. Девушка гневно хмурила брови и метала кинжал с такой яростью, словно вместо нарисованной мишени находился живой человек.
Дельфина разбудила ее на рассвете, перед своим уходом.
- Будь осторожна, - сказала она ей на прощание. - Если Талмору не удастся заполучить твою душу, он заберет твою жизнь.
Эта фраза не давала ей покоя. Она словно пылала в мозгу, выжигая все остальные мысли и чувства, и наполняла ее невыносимой горечью.
«Если Талмор не сможет получить твою душу…»
- Рэв, - тихо окликнул ее Ворстаг.
Рэйвен дернулась, на мгновение закрыла глаза и вздохнула. Когда она повернулась к наемнику, глаза у нее вновь были живыми и оттаявшими. Ворстаг некоторое время молча наблюдал за ней.
- Мы возвращаемся в город, - сказал он.

***

«Дорогой отец! У меня все просто отлично!» 
Рэйвен вздохнула и почесала пером за ухом. Она не знала, о чем вообще следует написать отцу. О том, что ее чуть было не казнили прямо на границе, или о том, как она еле успела спастись от дракона, или о том, как ее замуровал давно умерший драконий жрец  на Ветреном Пике? Все это не годилось для хороших новостей, о которых она собиралась написать… «Я уже в Солитьюде. Здесь очень красиво, как жаль, что ты не видишь этих древних стен, и сосен, и море. Завтра я наконец отправляюсь в Коллегию, чтобы просить о поступлении…», подумав, вывела она на бумаге.
У отца непременно возникнут вопросы, что за трудности возникли на ее дороге, раз его драгоценное чадо все еще не прилежно учится в стенах Коллегии Бардов. Рэйвен вздохнула и смяла пергамент. Отсутствие новостей тоже считается хорошей новостью… Следовало, наверное, написать, что она хотя бы жива и здорова, несмотря на то, что весь мир, похоже, сговорился загнать ее в могилу раньше времени.
Она покусала кончик пера, возвращаясь мыслями к  разговору с Дельфиной. Ворстаг, после возвращения в Солитьюд, был мрачен и постоянно пил, практически не отрываясь от этого занятия, что приводило Рэйвен в состояние, граничащее с отчаяньем. Но как она могла ему помочь? Она пыталась разговорить его, но наемник упрямо молчал. Он устал постоянно оглядываться на дверь, словно ожидая чего-то, и взгляд у него при этом был, как у загнанного волка. Рэйвен это беспокоило, но она не знала, что еще может сделать.
Внезапно пламя свечи дернулось и заморгало, словно от порыва ветра. Рэйвен обернулась к окну и вскрикнула. Позади нее стояла призрачная фигура в темном одеянии.
- Руваак*, - глухо сказал жрец. – Ты ведь не понимаешь, что именно пытаешься остановить?
(* «Руваак» – ворон)
Рэйвен до крови закусила губу, чтобы не заорать. Волосы на затылке стояли дыбом.
- Что тебе нужно? – хрипло спросила она.
- Вернись, пока не поздно, - тихо ответил ей жрец. -  АЛДУИН ФЕЙН ДО ЙУН ВОТ АН БА’ЛОК  ВА ВИИВОН ЛЕЙН. БОВУЛ, РУВААК!  **
(** «Алдуин – погибель королей -  жаждет поглотить мир. Отступись, Ворон!»)


- Что это значит? – Рэйвен нахмурилась. – Что ты знаешь?
Жрец посмотрел ей прямо в глаза.
- Вернись к легендам, Руваак. Ты погибнешь. Не делай этого!  ДЭЗ ВИН НА’Л ХИН ДИНОК!***
 (*** «Судьба ведет тебя к смерти»)
Рэйвен пристально смотрела на призрачную фигуру. Не делать чего? Старый жрец, несомненно, знал ответ на то, что ей самой неведомо, но что она страстно желала знать.
- Как я устала от всех этих разговорах о легендах! – выкрикнула она. -  Кто я, жрец?! Почему ты не хочешь, чтобы я узнала правду?! Чего от меня хотят боги?!
Жрец грустно покачал головой и пропал. Рэйвен перевела дух и невидящим взглядом посмотрела на стену, на которой плясали тени, отбрасываемые свечой. Возможно, она все-таки сошла с ума. Только в этом плане их мнения с драконьим жрецом расходятся. Она считала, что видеть мертвецов, а тем более разговаривать с ними,  – это ненормально, а он, - что ее противостояние драконам – сущее безумие.
От этой мысли она нервно расхохоталась и задула свечу.

***

Рэйвен толкнула дверь и оказалась в полутемном прохладном помещении, заставленном деревянными полками с книгами. После солнечного утра она была вынуждена немного постоять, пока  ее глаза не привыкли к полумраку.
Она оглядела помещение. Коллегия славилась своими бардами и не зря считалась одной из лучших в Империи.  В этих стенах не смолкая звучали звуки музыки, и витал дух древних легенд. Чувствуя, что начинает глупо улыбаться, Рэйвен сделала пару шагов по мраморным плитам.
- Нежнее, Йорн, - услышала она из-под приоткрытой двери сердитый женский голос. – Лютню нужно держать нежно, словно женщину. Этот инструмент не любит грубых рук.
Рэйвен хмыкнула. Позади нее вдруг раздались быстрые шаги, дверь распахнулась и на пороге появилась слегка запыхавшаяся девушка. Она увидела Рэйвен и улыбнулась.
- Я постоянно опаздываю, - призналась она. – Мастер Виармо меня ругает за это. Но что поделать, мне нужна практика. Инге говорит, что всем бардам не хватает практики. Хочешь послушать, как я пою?
Рэйвен покачала головой.
- Возможно, потом, - ответила она. – Как мне найти вашего декана?
Ильди с любопытством ее оглядела и понимающе улыбнулась.
- Ааа, ты хочешь поступить в Коллегию? – спросила она. – Тогда тебе туда.
Девушка махнула рукой в сторону бокового коридора.
- И не принимай слова Мастера серьезно. Он всех заставляет пройти испытание.
Она вдруг спохватилась, что давно опаздывает, и быстро скрылась за дверью аудитории. Рэйвен покусала губы, обдумывая,  что именно имела в виду девушка, когда предупреждала ее о неком таинственном испытании, и зашагала в сторону кабинета директора Коллегии.


- Нет, ну что за бред?! – Виармо, нахмурившись, ходил по комнате, листая какую-то рукопись и яростно что-то в ней зачеркивая пером.  – Ну, что за бездари?! И это цвет Коллегии Бардов!  «Ее густые длинные волосы величаво спадали волнами на длинное платье, а багряный румянец пылающих щек многое мог сказать чуткому наблюдателю»! О, Боги! У меня начинается нервный тик, когда я представляю себе «величаво спадающие» волосы!
- Чего тебе? – раздраженно спросил он, заметив Рэйвен. Та растерянно сделал шаг назад. Глава Коллегии явно был не в настроении.
- Я… - Она облизала губы и заставила себя выпрямиться. – Я хотела бы поступить в Коллегию.
Виармо окинул ее цепким взглядом, замечая и молодость и то, каким огнем горели ее глаза, когда она просила его принять ее. Только этого было слишком мало, чтобы произвести впечатление на него. Он видел многих талантливых людей, которые приходили сюда за своей мечтой. И у каждого из них горел огонек в глазах. Одни уходили, не сумев раздуть из огонька пламя, опустошенные и разочарованные. Другие оставались, сжав зубы и оттачивая свое мастерство ночами. Они лелеяли свой внутренний огонь, осторожно раздувая его. Эта девушка, стоявшая перед Виармо, чем-то цепляла его, и это заставило старого альдмера немного подумать, прежде чем сказать то, что он говорил каждому приходившему к нему.
- Ты? Бардом? – спросил он, улыбнувшись. – Чтобы стать бардом, недостаточно уметь играть или петь. Нужно быть индивидуальностью.
Рэйвен в растерянности смотрела на него и молчала. Что тут можно еще сказать? Видимо, альдмер считал, что индивидуальностью она как раз и не обладает.


 Виармо внимательно наблюдал за реакцией девушки. То, что он сказал, не могло не задеть ее. Многие на его памяти с жаром принимались доказывать обратное, но она молчала, выжидающе глядя на него.
- Каждый бард, поступающий в Коллегию, - продолжил Виардо уже помягче. – Должен что-то внести в Эдду, древний эпос нордов. Это означает, что мы принимаем тех, кто сам готов творить историю и переложить ее для Эдды. Ты уже написала свою первую балладу?
Рэйвен подняла бровь. «Когда бы я писала песни» - подумала она в раздражении. – «Если я все время только и делаю, что сражаюсь с драконами и прочей нечистью,  а в оставшееся время прячусь от Талмора».
Виармо, будто прочитав ее мысли, поморщился  и махнул рукой с зажатым пером в сторону двери.
- Оставь свое творение у Жиро, я посмотрю, - сказал он и вернулся к рукописи. Рэйвен поняла, что аудиенция закончена. Она вышла, тихо прикрыв за собой дверь.
Она медленно шла по улице в сторону таверны, где они все это время жили. Перед ее мысленным взором стояли картинки всего того, что с ней случилось по пути в Солитьюд. Рэйвен готова была расплакаться. Она столько вынесла, с таким трудом добралась до Коллегии, и все это проделано зря? Ей вдруг стало до слез жалко себя.
Ее все-таки не взяли. Откуда ей было знать, что оценивать будут не то, как хорошо она поет или играет на флейте, а ее умение сочинять новые истории… Ей нужно придумать свою собственную балладу и попробовать все заново.
Ворстаг сидел в самом дальнем углу таверны, надвинув капюшон на голову. Несмотря на утро, он был уже пьян. Перед ним на грязном столе стояла пустая бутылка эля и жестяная кружка без ручки. Рэйвен посмотрела в его сторону, и у нее вдруг сжалось сердце. Она села напротив, горестно вздохнула и положила голову на свои скрещенные руки.
- Меня не приняли в Коллегию, - тихо сказала она Ворстагу. – Сказали, что у меня нет индивидуальности…
- Бьюсь об заклад, они всем так говорят, - наемник вздохнул и мрачно взглянул на свою пустую кружку. Он был пьян, но не настолько, чтобы не думать с отвращением о том, что постепенно опускается на самое дно в этой грязной таверне. Солитьюд будил в нем непрошенные воспоминания. Каждый камень здесь был связан с каким-либо кусочком его жизни.  Ворстаг готов был завыть от досады, он хотел только одного – бежать и бежать, пока проклятые стены города не перестанут давить на него. Здесь он чувствовал себя волком, загнанным в западню.


- Не нужно учиться в Коллегии, чтобы быть бардом, - заметил он философски и обернулся к стойке, раздумывая, не выпить ли ему еще, чтобы прогнать воспоминания. В таверне между тем появилась новая личность.
Имперка в кирасе Легиона, стоя у дверей, снимала перчатки и брезгливо разглядывала посетителей. Она была уже немолода, но твердо сжатые губы и тяжелый взгляд говорили, что она очень уверена в себе и привыкла скорее повелевать, чем повиноваться.
Женщина неторопливо подошла к стойке и что-то тихо сказала трактирщику. Тот хмыкнул и она бросила на грязную столешницу мешочек монет. Трактирщик ухмыльнулся и кивнул. Имперка передала ему сложенный лист пергамента, а тот в свою очередь что-то тихо зашептал ей на ухо. Женщина покивала, оценивающе разглядывая посетителей. Она отошла от стойки и скрестила на груди руки.


- Восточная Имперская компания ищет тех, кто готов за плату присоединиться к нам. Мне нужны наемники, умеющие держать меч.
Ее голос перекрыл гул, стоящий в таверне. На мгновение сидящие за кружкой эля замолчали, а затем вновь вернулись к своим делам. Никто и не вздумал даже пошевелиться.
Женщина пожала плечами и вновь повернулась к трактирщику. Тот задумчиво потер небритый подбородок, а затем кивнул на стол, за которым, опустив головы и думая каждый о своем, сидели Рэйвен и Ворстаг.
- Они здесь уже неделю, - негромко сказал он имперке. – Наемник пьет не переставая, но знает, с какой стороны держаться за меч, можешь мне поверить.
Женщина цепким взглядом окинула двух искателей приключений и нахмурилась. Она, не торопясь, подошла к столику.
- Могу я сесть?
Ворстаг поднял на нее затуманенный взгляд.
- Здесь что, больше негде выпить? – спросил он не слишком вежливо. Имперка подняла бровь, разглядывая его, а затем придвинула стул и все же села.


- Мне нужна лишняя пара рук, умеющих держать оружие, и я щедро плачу за них.
- Вообще-то, - ответила Рэйвен, неприязненно разглядывая имперку. – Мы кое-кого ждем.
- Уже неделю? – улыбнулась женщина. – Послушайте, у меня сейчас не хватает людей на моих кораблях. Проклятая война забрала лучших, а в прибрежных водах ходить стало опасно. Нас очень сильно достают пираты. Мне нужны охранники. Скажем так, сопроводите мой корабль до Виндхельма, и мы в расчете.
- До Виндхельма? – Рэйвен оторвала взгляд от поверхности стола. – Но это же…
Они с Ворстагом переглянулись. Женщина поморщилась и кивнула.
-Да-да, территория повстанцев, я знаю. Но, слава богам, они понимают, что препятствуя нам, теряют припасы. Мы торговцы, а не солдаты, и не участвуем в этой безумной грызне, хотя Легион весьма охотно конфисковал бы наши корабли.
Рэйвен внимательно слушала, разглядывая имперку.
- Иными словами, у вас есть разрешение на то, чтобы передвигаться по их землям? – уточнила она интересующий их с Ворстагом вопрос.  Имперка кивнула.
- Мой корабль – «Северная Стрела» - отходит завтра на рассвете. Если примите мое предложение, буду ждать вас там.
Ворстаг потер переносицу. В голове шумело от выпитого, и это мешало ему думать. Он с раздражением посмотрел на недопитую бутылку с элем. Рэйвен задумчиво покусывала ноготь, глядя на пламя свечи.
Наемник первым нарушил молчание.
- К дьяволу остроухого! – проворчал он. – Мы можем ждать его здесь вечность, но он что-то не спешит объявляться!
Рэйвен тяжело вздохнула. Ситуация сложилась весьма двусмысленной. Каждый новый день вызывал все больше беспокойства. Вполне возможно, Йен уже давно нашел Эсберна и передал его Талмору. Эти мысли почему-то жгли ее, как огнем, но она продолжала надеяться.
Ворстаг устало потер лицо и поднялся.
- Я больше не желаю торчать здесь и маяться от безделья, - заявил он решительно. Ему срочно нужно выспаться и побриться. Ворстаг вновь чувствовал почву под ногами. Наконец-то он распрощается с призраками Солитьюда, подумал наемник с мрачным удовлетворением, а проклятый эльф может проваливать ко всем чертям.
Рэйвен была вынуждена согласиться с ним. Они ничего не теряли, кроме времени, хотя и рисковали вызвать недовольство эльфа, если тот все-таки вспомнит про их соглашение.

***

Аделаиза Вендиччи, капитан «Северной Стрелы», расхаживала по палубе, кидая нервный взгляд на горизонт, который постепенно розовел, предвещая начало нового дня. 
Дела у Восточной Имперской компании в последнее время шли все хуже и хуже. Корабли простаивали в доках и в портах, не решаясь выйти в море. А те, кто все же выходил, рисковали не вернуться обратно. Но хуже всего было то, что она теряла своих людей. Многие наемники уходили за лучшей долей в Легион, или перебирались к Братьям бури. Остальные, наблюдая, как компания теряет свое былое влияние, разрывали свои контракты и уходили в свободное плаванье.
Склады постепенно пустели. В конце концов, они были вынуждены закрыть склад в Солитьюде. Виндхельм еще держался, но недалеко то время, когда и его ждет та же участь. На оставшиеся припасы приходилось поднимать цены, и этим пользовались те торговцы, которые не зависели от поставок с моря, а остальные предпочитали иметь дело с кланом Расколотый Щит, которого, казалось, проблемы с морскими разбойниками как будто не касались.
Будь они прокляты! Так же, как и пираты! Они появлялись словно из ниоткуда. Неожиданно портилась погода, и пока корабль двигался сквозь туман, сбиваясь с курса, пираты возникали, как призраки, и вырезали всю команду. Уцелевших бывало мало после таких встреч.
Аделаиза тяжело вздохнула. Она отчаянно искала наемников, но те не спешили откликаться на ее предложение. Их вполне можно было понять.  Наемники следуют только за тем, кому сопутствует удача, справедливо полагая, что быстрее найдут деньги и славу, тогда как Компанию в последнее время преследовала черная полоса неудач.


Аделаиза поклялась, что как только вернется в Имперский город, обязательно сделает щедрое подношение Зенитару, только бы он вернул им удачу. Как будто вслед за ее мыслями из-за горизонта скользнули первые золотистые лучи солнца, освещая палубу и верхушки мачт.
Прикрыв рукой глаза, капитан бросила взгляд на пристань и заметила давешнего наемника, пробиравшегося к ней через тюки и бочки, в беспорядке сваленные в порту. Он был хмур, но это, видимо, было следствием того количества эля, которое он выпил накануне. Следом за ним, придерживая рукой лук, висевший за спиной, и ловко уворачиваясь от снующих в порту аргониан, следовала темноволосая девушка. Наемник легко перепрыгнул трап и остановился рядом с капитаном.
- Мы идем с вами, - сказал он ей. – Кстати, вчера вы так и не озвучили сумму, ради которой мы будем рисковать своей шкурой.
Аделаиза невольно улыбнулась. Возможно, боги все-таки услышали ее молитвы.

 
***

«Северная стрела» медленно разворачивалась, чтобы войти в порт Виндхельма. Рэйвен хмуро разглядывала крыши города, стоя на палубе. Она куталась в меховой плащ, пытаясь хоть как-то согреться. Холод пробирал до костей, забирался под одежду, поднимая волоски на коже и заставляя ее ежиться.
До столицы повстанцев они добрались на удивление быстро и без приключений. Правда, погода стала неожиданно портиться, когда они уже огибали Перевал Данмет. Скользя в тумане, «Северная стрела» медленно причалила и бросила якорь.
Разглядывая мрачные стены Виндхельма, Рэйвен думала, что этот холодный город похож на склеп и очень подходит его нынешнему хозяину. Трудно представить более негостеприимное место. Она оглянулась, отыскивая глазами Ворстага. Тот стоял рядом с Аделаизой, что-то обсуждая с ней. В руке наемника девушка заметила увесистый кожаный мешочек. Их плата.
Имперка очень не хотела расставаться с ними, уговаривала отправиться дальше – вдоль побережья до Имперского города.
В порту их уже ждали хмурые солдаты Братьев бури. Они придирчиво осмотрели груз и бумагу, скрепленную печатью Восточной Имперской компании. Пожелав им не задерживаться в городе надолго, стражники наконец оставили их в покое. Рэйвен спустилась на каменную пристань, покрытую тонким слоем льда. Ветер, дующий с моря, развевал ее волосы и забирался под одежду.
Вдвоем с Ворстагом они нашли неприметное каменное здание, в котором обосновался склад Восточной Имперской компании. Толкнув тяжелую деревянную дверь, Рэйвен оказалась в пыльном полутемном помещении.


- Да уж, - присвистнул позади нее Ворстаг. – Дела у них действительно идут неважно.
Склад был почти пуст, пол покрывал слой пыли и мусора, только у стен кое-где высились стоящие рядами ящики, освещенные единственным подсвечником, висящим под потолком. Рэйвен чихнула, и из темноты вдруг вынырнул имперец.
- Ох, простите, - сказал он, разглядывая наемников. – Мне жаль, что вы видите это место таким. Склад почти что в запустении.


- Мы прибыли с Аделаизой, - сообщил ему Ворстаг, оглядывая пыльные тюки с шерстью. – Нам нужна бумага с подписью Восточной Имперской компании, чтобы добраться до Рифтена. Мне сказали, вы сможете помочь.
- Вот как? – Орт задумчиво потер подбородок. – Аделаиза не теряла зря времени. Вы ведь понимаете, что это не слишком законно, не так ли? Я не могу выдать сопроводительную грамоту первому встречному.
Ворстаг понимающе кивнул.
- Сколько? – спросил он.
Имперец брезгливо поморщился.
- Нет-нет,  мне не нужны деньги, - ответил он. – Я не буду спрашивать, зачем вам такая бумага, а вы сделаете для меня кое-какое дельце. Идет?
Рэйвен нахмурилась.
- Что за дельце? – подозрительно спросила она у имперца. Когда их просили оказать небольшую услугу, это обычно выливалось в крупные неприятности.
- Нас в последнее время преследуют одни беды, - Орт обвел взглядом помещение склада. – Только вот почему-то пираты не трогают корабли клана расколотый Щит. И я хочу знать почему.
- Нам нужно добыть тебе эти сведения? – уточнил у него Ворстаг. Имперец кивнул.


- Не хочу знать, как вы это сделаете, но бумагу получите только после того, как у меня будут нужная информация.
Рэйвен выбралась из полутемного склада и постояла, жмурясь на зимнее солнце. Ворстаг задумчиво разглядывал стоящие в порту корабли.
- Пожалуй, нам не помешают дополнительные сведения, - сказал он.
- Эй, любезный, - окликнул наемник стражника. – Не подскажешь, где тут найти склады клана Расколотый Щит?
Стражник окинул их настороженным взглядом, но все же указал нужное направление. В отличие от склада Восточной имперской компании здесь вовсю кипела работа. Аргонианские рабочие, обнаженные по пояс, с блестевшей на солнце чешуей, деловито таскали  ящики и бочки, не замечая холода. Руководила их действиями темная эльфийка, отмечая что-то по ходу дела на куске пергамента.
- Нет-нет, не ставьте рядом вино и специи. Эти бочки туда, а коробки поставьте у входа. Люди Мавен Черный Вереск их заберут. Это шелк, кретин! Он стоит больше, чем может представить твоя тупая башка! Это отправляется в Солитьюд, поэтому положи рулоны туда. И аккуратнее, болван!
Рэйвен и Ворстаг переглянулись. Похоже, Орт был прав. Что-то тут действительно было нечисто. Клан Расколотый Щит пользовался тем, что дела у Восточной Имперской компании шли не особо гладко, и при этом, казалось, для них не существовало проблем с пиратами.
Ворстаг решительно направился к эльфийке. Он решил пустить в ход свое хваленое обаяние.
- Наверное, трудно такой красивой и хрупкой женщине управляться с таким количеством грубой работы? Не представляю, как вам это удается! – улыбаясь, спросил он. Эльфийка кинула на наемника растерянный взгляд, наткнулась на его улыбку и вдруг смутилась.
- Кхм… Что? – Она запнулась и постаралась взять себя в руки. – Да, мне, конечно, нелегко, но я не жалуюсь. Темным эльфам трудно найти работу в Виндхельме, а если ты еще и женщина…
Она печально улыбнулась.
- Я восхищен вами, - Ворстаг взял ее ладонь и нежно провел по ней пальцем. – Могу я увидеть вас еще раз? Скажем, сегодня вечером?
Эльфийка не сводила с него завороженных глаз.
- Да-да, конечно, - ответила она, облизывая губы. – Я бываю по вечерам в «Новом Гнисисе».
Аргониане за ее спиной прервали работу и, усевшись на корточки, стали наблюдать за всей сценой, недвусмысленно скалясь. Ворстаг еще раз улыбнулся и направился к Рэйвен, поджидавшей его у городских ворот. Эльфийка перевела дух и повернулась к аргонианам.
- За работу, бездельники! – гневно крикнула она, наткнувшись на их ухмылки. Ящеры проворно вскочили и вновь бросились разбирать ящики и тюки.
«Само обаяние», - мрачно думала Рэйвен, разглядывая довольного наемника. – «Почему это мне всегда не везет, а он умудряется найти золотой в сточной канаве? Вон, уже умудрился очаровать эту эльфийку».
Она чувствовала досаду на подобную жизненную несправедливость.
- У нас будет немного времени вечером, - Ворстаг оторвал ее от этих невеселых мыслей. – Пока наша птичка будет ожидать меня в Новом Гнисисе.
Он ухмыльнулся, а Рэйвен одарила его сердитым взглядом.
- Мне не нравится твоя усмешка. Только не говори мне, что ты задумал. Подозреваю, я буду от этого не в восторге.
- Как насчет небольшой кражи со взломом? – Ворстаг ухмыльнулся еще шире. Рэйвен подняла руки.
- Нет-нет-нет! Так не пойдет! Ты уже все решил, даже не спросив меня!
- Кинем монетку?
- Орел!
- Хорошо.
Золотой описал дугу в воздухе и упал на ладонь Ворстага. Склонившись над монетой, Рэйвен молча разглядывала профиль императора. Черт бы побрал этого наемника, со злостью подумала она.
Вечером в порту вновь пошел снег. В синих сумерках город выглядел еще мрачнее и зловеще. Длинные тени потянулись от каменных стен, словно щупальца, и неровный свет, отбрасываемый факелами, был не в силах это ощущение прогнать.


Рэйвен поежилась, обхватив себя руками. Они с Ворстагом стояли в тени и наблюдали за стражником, совершавшем ночной обход. Он неторопливо шагал по пристани, что-то насвистывая себе под нос. Когда его спина скрылась  за дальним причалом, наемник слегка подтолкнул свою напарницу в сторону запертого склада. Рэйвен зашипела и сердито оглянулась на него. Она терпеть не могла, когда ее заставляли что-то делать. Ругая про себя Ворстага, она, пригнувшись, в несколько шагов оказалась у дверей склада. Замок тихо щелкнув, поддавшись отмычке, и девушка оказалась внутри полуосвещенного помещения. Ворстаг остался ждать ее снаружи.


«Ну почему, когда нужно куда-нибудь пробраться и сделать что-то не слишком законное, это всегда оказываюсь я?» – расстроено думала Рэйвен. Стараясь ничего не задеть, она осторожно пробралась в дальний уголок склада, где в небольшом закутке стоял стол с конторской книгой. Рэйвен полистала книгу, но вряд ли в подобных бумагах может быть что-то подозрительное. Тут она заметила на краю стола небольшую книжечку, обтянутую красной кожей, и взяла ее в руки.
«Стиг Соленый Трап оказался менее сговорчив, чем я думала», - прочитала Рэйвен. – «Выгреб себе еще золота из моего кармана… Надеюсь, он поставит в известность своих сообщников, и наши корабли будут свободно проходить вдоль побережья».


Рэйвен полистала исписанные рукой эльфийки листы дневника и сунула его в сумку.
«Будем надеяться, - подумала она. – Орт будет доволен моим уловом».
Она выбралась со склада и оказалась прямо в объятиях Вортстага.
- Что ты так долго? – сердито спросил он, подталкивая ее в сторону темнеющих стен города. – Я уже два раза заговаривал зубы стражникам. Знаешь, совсем непросто объяснить, что может делать ночью человек в портовом районе, где кроме него нет ни души! Надеюсь, ты хоть что-то нашла?
Рэйвен вытащила из сумки дневник Суварис и сунула его наемнику. Он остановился у смолящего факела и, нахмурившись, стал изучать записи эльфийки.
- Пожалуй, нам надо встретиться с этим Стигом, - сказал он наконец. – Посмотрим, может, удастся уговорить его пропускать и нас? В дневнике написано, что он обычно пьянствует в Данстаре. Попробуем добраться туда и поговорить с ним.

***

Рэйвен спрыгнула в воду и оглядела неказистые приземистые рыбацкие лачуги, выстроившиеся на берегу.
Не рискуя связываться с Братьями бури, они решили добраться до Данстара по морю. Нанять лодку оказалось проще простого. Лодочник, с красными от постоянного похмелья глазами, за умеренную плату согласился довезти их до небольшого северного поселения и тем же путем вернуться обратно.


Их лодка уткнулась в прибрежную гальку уже в сумерках, чтобы не нарваться ненароком на чрезмерно бдительных Братьев бури.
Данстар оказался небольшой рыбацкой деревушкой, расположившейся в заснеженной бухте, окруженной скалами. В таверне «Пик ветров» было тесно и шумно. У стойки расположились уставшие шахтеры, потягивающие мед и опасливо поглядывающие на буйную разношерстную компанию, занявшую оставшуюся часть зала. Они отпускали сальные шутки в сторону молоденькой служанки, которая несла им новую выпивку.
- Эй, детка, присоединяйся к нам! Где ты еще увидишь настоящих мужчин? – Один из громил схватил ее за руку.
- Вот ваше пойло, и отстаньте от меня! – Девушка чуть не плакала. Она вырвалась из объятий моряка и сделала шаг назад.
Ворстаг, недобро прищурившись, разглядывал бродяг. Он сразу вычислил Стига. В роскошном расшитом камзоле, который был явно не по карману его собутыльникам, с нагловатой улыбкой он бесцеремонно рассматривал служанку. Ворстаг презрительно сплюнул на деревянный пол. Он немало повидал людей, подобных этому пирату, озверевших от вседозволенности, которые привыкли получать все, что хотят, силой и золотом.


Стиг почувствовал пристальный взгляд Ворстага. Он обернулся и оценивающе стал рассматривать фигуру наемника. Несколько минут продолжалась их бессловесная дуэль.
- Тебе что-то не нравится, приятель? – Наконец процедил сквозь зубы Стиг.
В таверне вдруг разом стало тихо. Даже шахтеры у стойки замолчали, встревожено наблюдая за пиратами. Служанка, прижимая к груди глиняный кувшин, отступила к стене, неверяще глядя на наемника.
- Мне не нравитесь вы, - спокойно ответил капитану Ворстаг. Громилы, опрокинув лавки, тут же вскочили на ноги. С налитыми кровью глазами они медленно стали расходиться полукругом, сжимаясь вокруг наемника. Один Стиг остался сидеть.
- А ты храбрец, - сказал он презрительно. – А храбрецы долго не живут.
Ворстаг в ответ приподнял бровь. Он намеренно спровоцировал Стига и теперь ждал его реакции, скрестив на груди руки и не двигаясь. Стиг принял безмолвный вызов, он взмахнул рукой, и его команда, скалясь, отступила. Пират нехотя поднялся и подошел к Ворстагу.
- Один поединок - один победитель, - тихо сказал он. – Проиграешь, и твоя миленькая подружка останется здесь.
Пират кивнул в сторону Рэйвен. Та сжимала в руке кинжал и светлыми от ярости глазами смотрела на Стига.
Ворстаг кивнул. В мгновение ока середина таверны была расчищена, освобождая место для предстоящего поединка. Ворстаг скинул свой тяжелый кожаный жакет и шагнул вперед, разминая руки. Стиг, скалясь по-звериному, сделал то же самое. 


Они кружили вокруг, словно волки, внимательно наблюдая за движениями друг друга. Стиг ударил первым. Ворстаг увернулся и тут же закрылся от второго быстрого удара, нацеленного в его солнечное сплетение. Нужно было отдать должное пирату, тот был быстр и ловок, словно куница. Ворстаг медленно отступал. Удары сыпались на него один за другим. Он закрылся наглухо, стараясь не пропускать их, и кружил, выискивая возможность для ответной атаки. Тактика пирата заключалась в том, чтобы не дать ему такой возможности, но наемник терпеливо ждал, уходя от ударов.  Ему наконец удалось подловить руку пирата  и, блокировав ее, он развернулся корпусом и отбросил Стига ударом ноги. Пират пошатнулся и отступил, на миг теряя инициативу. Ворстаг воспользовался моментом, и его кулак, усиленный боевой перчаткой, врезался в голову противника. Стальные шипы пропороли на коже багровые полосы. Удар был силен, и Стиг оказался на полу. Из распоротый щеки капала кровь. Он попытался подняться, но не смог.



Собравшиеся вокруг и наблюдающие за дракой пираты молчали. Стиг проиграл этот поединок, а значит удача их капитана отвернулась и от них. Им следует искать себе нового вожака, и все это прекрасно понимали.
Ворстаг присел на корточки перед поверженным противником.
- Кто ваш вожак? – Спросил он тихо. Стиг сплюнул кровь и с ненавистью глянул на наемника.
- Маг по имени Халдин, - ответил он, хрипло дыша. – Но он тебе не по зубам.
Ворстаг слегка встряхнул его.
- Где мне его найти?
Стиг поморщился и вновь сплюнул кровь, которая мешала ему говорить.
- На Капризе Иофета,- ответил он, помолчав. – Я выпью за твой упокой.
Ворстаг поднялся и, не оборачиваясь, накинул на плечи кожаный жакет. Он взглянул на Рэйвен. Она тяжело дышала и стояла, не двигаясь и закусив до крови губу.
- Никогда так больше не делай, - тихо сказала она ему.

***

- Еще один корабль потерян, - Аделаиза в отчаянье мерила шагами склад в Виндхельме. Орт, не глядя на нее, склонился над картой.
- Если бы мы только знали, где их искать, - тихо ответил он. Аделаиза остановилась и устало потерла переносицу.
- Мне надоело это безделье, Орт! Ты хоть что-то сделал, чтобы это выяснить?!
- Мы все делаем, что можем, - как можно спокойнее ответил тот.
Капитан «Северной Стрелы» готова была застонать от отчаянья. Они потеряли корабль, который перевозил руду для Империи. Груз был оплачен из казны. Они усилили сопровождающие корабли охраной, но даже это не помогло. Что случилось, только боги знают. Никто не выжил.


В пустующем складе вдруг раздались шаги, и Аделаиза, отгоняя мрачные мысли, подняла голову. Она наткнулась на желтые глаза наемника, нанятого ею в Солитьюде, и улыбнулась.
- Вы все же решили принять мое предложение? – спросила она. Ворстаг покачал головой.
- Мы достали тебе нужную информацию, - он глянул на Орта. Рэйвен достала из сумки дневник Суварис и кинула его имперцу.
- Значит, это правда, - Орт передал дневник Аделаизе. – У них действительно договор. Вы выяснили что-нибудь еще?
Ворстаг печально улыбнулся и кивнул.
- Их предводитель – маг по имени Халдин. А база на Капризе Иофета. По крайней мере, так говори Стиг. Не думаю, что после нашей встречи у него была причина мне врать.
- Халдин? – Аделаиза переглянулась с Ортом.
Это имя многое ей сказало. Он был в розыске в Империи, этот беглый маг. Невероятно сильный и хитрый. Она обеспокоенно постучала пальцами по перевязи с оружием. Следует собрать все их оставшиеся корабли и нанять за любую плату боевых магов.
Битва предстоит нелегкая.

***

Рэйвен до боли в глазах вглядывалась в плотную пелену тумана, казавшегося ей живым. «Северная стрела» застыла среди льдин, не решаясь двигаться дальше.  Корабль окружала зловещая тишина, нарушаемая только скрипом канатов и резким звуком трескающегося льда. Рэйвен подышала на свои руки, пытаясь отогреть их, все снасти и борта покрывал слой инея. К ней подошел нахмурившийся Ворстаг. На мостике что-то кричала рулевому Аделаиза. Вокруг нее суетились матросы, ловко спуская паруса и становясь на весла. 
- В этом тумане ни черта не видно, - проворчал наемник. – Мы не сможем двигаться дальше, не рискуя напороться на лед.
Аделаиза спустилась с мостика и подошла к ним. Она была чем-то недовольна и не скрывала своего беспокойства.
- Похоже, мы застряли. Готова поклясться, это проделки Халдина, - сердито сказала она.
- Мы уже на Капризе Иофета? – спросила ее Рэйвен. Капитан беспомощно оглянулась.
- Пока туман не рассеется, это трудно сказать наверняка, - нехотя ответила она. Они помолчали, вглядываясь в окружающую белую непроглядную пелену. «Северная стрела» медленно двигалась вперед, словно на ощупь. 


- Смотрите! – Рэйвен указала вперед. В окружающем тумане стали проступать неясные очертания пристани,  и они увидели башню, которая смутно темнела впереди и казалась призрачной.
Внезапно корабль дрогнул всем телом и встал. Рэйвен и Ворстага обдало белой ледяной пылью.  Аделаиза, выругавшись, оглянулась на мостик. Рулевой что-то кричал, указывая вперед.
- Мы не сможем идти дальше, пока туман не рассеется, - мрачно сказала имперка, оглядывая призрачную пристань. – Но упускать Халдина тоже нельзя.
Она посмотрела на суетящихся внизу матросов. Рядом с мостиком застыли хмурые наемники, одетые в доспехи Легиона.
- В такую погоду вряд ли даже пираты рискнут сунуться к острову. Так что у этого проклятого мага не может быть много людей сейчас. Нам нужно рискнуть.
Ворстаг хмыкнул, разглядывая очертания башни.
- Туман играет нам на руку, - сказал он. – Небольшой отряд сможет пробраться в башню незамеченным.
Аделаиза посмотрела на него искоса и ухмыльнулась.
- А ты из другого теста, нежели те хорьки, которых мне подсовывает Орт. Готова поспорить, они даже в сортир не ходят поодиночке.
Ворстаг рассмеялся, оглянувшись на хмурых наемников, неприязненно разглядывающих башню, темнеющую среди туманной мглы.
- Эти точно не сунутся в пекло, пока у них не будет прикрытия за спиной.
Аделаиза кивнула.
- Вы сможете это сделать?
Ворстаг задумчиво потер подбородок. Он оглянулся на Рэйвен. Та ожесточенно стряхивала с волос ледяную пыль и, казалось, ее мало волновали пираты. Ворстаг ухмыльнулся и кивнул Аделаизе. Имперка серьезно посмотрела на него и вытащила из сумки несколько колбочек, закрытых пробкой и залитых воском.
- Держите! – капитан сунула обоим по бутылочке, обвитой синей лентой, без какой-либо этикетки.
- Что это? – Рэйвен покрутила зелье в руках и поднесла его к свету. Жидкость была густой и маслянистой, золотисто-коричневого цвета.
- Это зелье не даст вам замерзнуть в ледяной воде, - ответила Аделаиза, кивая на море.


Рэйвен поежилась. Она опасливо выдернула пробку и понюхала зелье. Оно пахло медом и травами,  и девушка рискнула сделать глоток.  Жидкость волной скользнула по горлу, оставляя после себя прохладу, и Рэв поморщилась. Однако спустя мгновение она почувствовала волну тепла, поднимающуюся от ног, и ей вдруг стало очень жарко. Она удивленно посмотрела на Ворстага, который внимательно следил за ее реакцией, не рискуя пробовать неизвестную жидкость, и рассмеялась. Ворстаг улыбнулся и одним глотком  выпил свою порцию.
Он посмотрел на башню, скрытую за завесой тумана, и обернулся к Аделаизе.
- Пора!
Та кивнула головой. Ворстаг закинул перевязь с мечами за спину, затянул пряжки на сапогах потуже и спрыгнул на ледяную корку, плотным кольцом окружающую «Северную Стрелу». Он пошатнулся на скользком льду, едва не уйдя под воду, но устоял. Слегка пригнувшись, он стал перебираться с льдины на льдину. Рэйвен завернула свой лук в парусину, пропитанную маслом, и ловко спрыгнула вслед за ним. Зелье приятно согревало, рождая щекочущие волны тепла, растекавшиеся по телу.  


Льдины, окружающие борт корабля, расступились, и Ворстаг погрузился в темную воду.  Он вынырнул на поверхность, откашливаясь и отплевываясь, и медленно поплыл к берегу, стараясь грести без единого всплеска. Рэйвен с опаской нырнула в ледяную воду вслед за ним. У нее были странные ощущения. Вода была очень холодной, но волны жара, идущие от тела, не давали ей замерзнуть. Стараясь двигаться плавно и бесшумно, она поплыла к берегу следом за наемником.
По пристани прохаживался один из людей Халдина, вглядываясь в окружающий туман.  В руке он держал охотничий лук. Рэйвен, держась за деревянные сваи, вынырнула под настилом. Над ее головой проскрипели шаги. Она сунула руку за спину и осторожно развернула парусину, нащупывая лук. Резко выдохнув, девушка в несколько гребков оказалась у берега. Лед резал и обжигал пальцы, и Рэйвен, в отяжелевшей от воды одежде, с трудом выбралась на берег. Наемник Халдина резко обернулся и, увидев девушку, вскинул, прищурившись, лук. Рэйвен метнулась за ледяной выступ, лихорадочно сдирая парусину с чехла, в котором находилось ее собственное оружие. Стрела врезалась в лед, обдавая ее осколками, и Рэйвен вскрикнула. Из воды тут же вынырнул Ворстаг, отвлекая от нее пирата. Быстро повернувшись, лучник выпустил следующую стрелу в голову наемника. Тот резко ушел под воду, перебираясь под прикрытие деревянных мостков.



Рэйвен выглянула из своего убежища. Лучник бежал к воде, вытаскивая на ходу кинжал. Привстав на колено, она наложила стрелу и выстрелила. Не добежав до нее нескольких шагов, ее противник упал на спину. Поднимая столбы брызг, из воды выбрался Ворстаг. Он шагнул к пирату и резко крутанул его голову, ломая позвонки. Тело лучника дернулось и затихло.
Рэйвен вглядывалась в туман, высматривая остальных охранников. Она присела на корточки, поджидая наемника.Тот опустился рядом с ней и указал на темнеющий впереди лагерь.
- Тихо двигайся вперед и стреляй во все, что движется, а я осмотрю пристань. И будь осторожна, - прошептал он.
Рэйвен улыбнулась ему. Ворстаг серьезно кивнул и слегка подтолкнул ее вперед. Девушка, пригнувшись, осторожно стала продвигаться в сторону темнеющих бараков, выстроившихся перед башней Халдина. Ворстаг пропал в окружающем тумане, словно растворившись.


Рэйвен услышала шаги за мгновения до того, как из окружающей дымки вдруг вынырнула колдунья. В ее пальцах плясали синие огоньки. Должно быть, она услышала шум на пристани, который они с Ворстагом учинили. Рэйвен вскинула лук и быстро выстрелила, не надеясь попасть. Времени у нее почти не было. Колдунью отбросило назад. Оперение стрелы торчало у нее из груди. Ручеек крови оставлял на белом снегу темные пятна. 


 Рэйвен добралась до своей противницы и присела рядом, рассматривая темнеющие хижины. Больше она никого не видела. Она сделала несколько шагов в сторону лагеря и тихонько прижалась к деревянной хлипкой стене одного из бараков. Хотела бы она знать, где носит ее наемника. Что делать дальше, она понятия не имела. Вряд ли у нее получится так легко и просто перебить всех охранников, как это умудрялся сделать Ворстаг. Она уже было собиралась выглянуть из своего убежища, как вдруг услышала шум позади себя.
- Что… - Ворстаг быстро зажал ей рот и прижал к стене. Он поднес палец к губам и осторожно убрал ладонь с губ девушки. Мимо них, поскрипывая снегом, прошел наемник, одетый в грубо сшитую из меховых шкур одежду. На плече у него лежал двуручный молот. Ворстаг проводил его недобрым взглядом и выглянул из-за угла их убежища. На стоянке перед башней громоздились наскоро сколоченные деревянные хибары, внутри которых гроздьями висели связки со свежей рыбой. Недалеко пылал костер и перед ним, спиной к Ворстагу, сидел огромный редгар и что-то пьяно бормотал себе под нос. Судя по кружке в его руках и пустым бутылкам из-под эля, хорошо проводить время он начал уже давно.


Невдалеке от него, презрительно повернувшись спиной, стояла молодая девушка в меховой одежде. Она смотрела на море и старалась держаться от редгара подальше. На поясе висел простой кинжал, но судя по тому, что в руках у нее горел небольшой огонек, согревавший ее, она была колдуньей.
Ворстаг повернулся к Рэйвен и знаком указал на небольшую деревянную хижину, стоящую напротив них. Он хотел, чтобы она попробовала забраться наверх, где обзор был лучше. На его взгляд самую большую опасность представлял собой не пьяный редгар, а неприметная девчонка-колдунья. 
Рэйвен кивнула и скрылась за краем сарайчика, где они притаились. Ей следовало обогнуть стоянку почти по кругу, двигаясь за спиной у редгара. Стараясь действовать как можно более бесшумно, она очень медленно стала продвигаться под прикрытием хижин и бочек с соленой рыбой. Ворстаг внимательно следил за ее перемещением, пока она наконец не скрылась на противоположной стороне.
Рэйвен подпрыгнула и, подтянувшись, тяжело перевалилась на низкую крышу. Она полежала немного, прислушиваясь к звукам, звучащим снаружи, а затем очень медленно подтянула к себе ноги. Привстав на колено, девушка стала осторожно продвигаться по крыше. Под сапогом скрипнул снег, и вниз посыпалась снежная пыль. Рэйвен беззвучно выругалась и застыла, стараясь не дышать. Она прислушалась.
- Лживая шлюшка… Малец-то не от меня…. Ни единой монетки не получит… - донеслось до нее глухое бормотание.
Облегченно вздохнув, Рэйвен добралась до края и глянула вниз.
Огромный редгар все так же сидел, держа в руках пустую кружку, и пьяно щурился на огонь. Девушка медленно выдвинула из-за спины лук. Она, не мигая, смотрела на маленькую фигурку ведьмочки, которая, стараясь согреться, обхватила себя руками и задумчиво смотрела на море. Лук с тихим стуком коснулся края крыши, но редгар, похоже, был уже пьян настолько, что мало обращал внимания на то, что творилось вокруг него. Рэйвен застыла, натянув тетиву, и немного помедлила. Это надо сделать, уговаривала она себя. Почему убийство талморского юстициара далось ей так легко, но ей страшно жаль маленькую колдунью, смотрящую на море?


Чтобы немного успокоиться, Рэйвен стала слушать свое дыхание. Постепенно все прочие звуки как будто стали тускнеть и исчезать, пока не остался только хрустальный звук падающего снега. Тихо тренькнула отпущенная тетива. Рэйвен моргнула, смахивая с глаз слезу. И в тот же миг мир взорвался звуками. От боли закричала колдунья, зажимая рану на плече. Рэйвен все же промахнулась.


Внизу вскочил на ноги разом протрезвевший гигант, сжимая в руках огромный двуручник, а из ворот вылетела еще одна воительница с не менее внушительной секирой. Ворстаг, перекатившись, оказался за спиной у редгара и, быстро поднявшись, вогнал ему меч между ребер. Воительница, заорав, бросилась к наемнику, раскручивая над головой страшное лезвие. Ворстаг пригнулся, пропуская его над собой, и быстро крутанулся, подсекая ноги противницы. Та, не ожидавшая подобной ловкости, на миг потеряла равновесие и отступила назад. Ворстаг одним плавным рывком поднялся с колен и взмахом клинка полоснул ее по груди. На белый снег брызнула кровь. Воительница, распахнув глаза, сделал еще один шаг назад и стала медленно заваливаться на землю.


Ворстаг посмотрел на крышу, на которой замерла Рэйвен. Та не сводила глаз с поверженной колдуньи. Девушка свернулась в клубочек прямо в снегу, шипя от боли и поскуливая. Рэйвен  быстро спрыгнула с крыши и подошла к ней.
Ведьма вскинула голову и попыталась ударить заклинанием молнии. Искорки электричества побежали по земле, но очень скоро рассыпались на части. Ворстаг подошел к ним, скрестив на груди руки и хмуро разглядывая маленькую колдунью.
- Почему ты ее не убила? – спросил он у Рэйвен. Девушка покачала головой.
- Я не смогла. Она похожа на меня. Разве нет?
Наемник хмыкнул и презрительно дернул уголком губ. Заслонив глаза от падающего снега, он смотрел на темную башню, возвышающуюся над ними.
- Поднимайся, - велел он колдунье. – Пойдешь с нами.
Девчонка мрачно посмотрела на наемника
- Пошел ты…
Ворстаг хмыкнул и, взяв ее за шкирку, заставил подняться на ноги.
- Пойдем, - невозмутимо сказал он. – Отведешь нас к Халдину.
Девчонка зашипела от боли, баюкая свою руку, и окинула наемника убийственным взглядом.
- Он убьет вас, - ухмыльнулась она. -  Но сначала поджарит, а я буду смотреть, как вы корчитесь от боли!
Ворстаг отвесил ей подзатыльник и подтолкнул в сторону башни.
- Говоришь, похожа на тебя? – ехидно спросил он у Рэйвен, приподняв брови. Рэйвен улыбнулась и пожала плечами.
Ведьма постояла у запертой двери башни и что-то пробормотала себе под нос. Ворстаг и Рэйвен удивленно наблюдали за ней. Наконец ведьма кивнула, распахнула дверь и скрылась внутри. Ворстаг решительно шагнул следом. В башне было темно, а в круглом зале, где они оказались, никого не было. Длинная каменная лестница спиралью уходила наверх. На ступенях стояли свечи.  Придерживая шуструю колдунью за плечо, Ворстаг стал подниматься наверх. Рэйвен, крепко сжимая лук, следовала за ними. 


Халдин уже ждал их. Он стоял в проеме небольшой круглой комнатки, скрестив на груди руки, и наблюдал, как меняются лица у появившихся на лестнице наемников. Не дожидаясь, когда его противники, застывшие от неожиданности, смогут хоть что-то предпринять, он зловеще ухмыльнулся и вскинул руку, на которой плясали искорки молний. Ворстаг выругался и, оттолкнув молодую ведьму, бросился в сторону. Заклинание ударило в колдунью, отбрасывая назад ее бьющееся в конвульсиях тело.
- Назад! – Успел крикнуть он Рэйвен. Халдин, по-звериному оскалившись, сделал еще шаг вперед.
Рэв закричала. Ей казалось, что в ее тело впиваются тысячи игл. Она корчилась на полу, чувствуя, что не может пошевелиться. Ворстаг грязно выругался. В его руках мелькнули кинжалу. Он притаился у стены, находясь вне поля зрения колдуна. Наемник подался вперед и метнул кинжалы в фигуру мага.
Рэйвен на полу всхлипнула. Ее трясло, и тело отказывалось слушаться. Сквозь пелену слез она разглядывала высокий сводчатый потолок башни, чувствуя, как боль постепенно оставляет ее.
Маг в последний момент успел поставить защитный барьер, окутавший его светящимся коконом, и кинжалы Ворстага пролетели мимо. Однако дали такие необходимые мгновения для Рэйвен. 


Ворстаг выхватил клинки, крутанувшись на полу в сторону Халдина и намереваясь задеть его не закрытые магическим щитом ноги. Маг отступил назад и вновь вскинул руку. Наемник попытался увернуться, но ветвящаяся молния ударила в его тело. Он сжал зубы, чувствуя, как по подбородку бежит струйка крови. Ему не помешало бы сейчас войти в боевой транс. Ворстаг замер, безуспешно пытаясь унять дрожь в непослушных руках. Сквозь пелену боли он видел торжествующую усмешку Халдина. Аделаиза была права, этот маг был очень силен.


Рэйвен свернулась на полу. Ее руки дрожали, а тело не отпускала слабость. Она постаралась подняться, невзирая на дрожь. Проклятый маг не собирался униматься. Рэв видела, как исказилось лицо Ворстага, который безуспешно пытался противиться заклинанию. Она непослушной рукой вытащила кинжал из ножен на поясе. Руки дрожали, и Рэйвен закусила до крови губу, унимая дрожь. Сейчас от ее действий зависит исход поединка. Она сжала рукоять кинжала и послала его в полет, представив на мгновение, что видит мишень, нарисованную Ворстагом.
Клинок прошел сквозь щит, словно сквозь масло, и задел предплечье мага. Тот выругался, опуская руку и зажимая рану на плече.
- Ты не поверишь, - прохрипел Ворстаг, глядя в глаза мага. – Но твои уловки на меня не действуют!
Он прыгнул вперед и, развернувшись, полоснул клинками по груди мага. Халдин пошатнулся и отступил назад. Его руки окутало яркое сияние, быстро залечивая раны. Ворстаг зарычал и вновь взмахнул клинками, крест накрест вспарывая тело противника. Колдун отлетел назад и выгнулся в предсмертных конвульсиях. На его пальцах постепенно затухали искорки магии. 


Ворстаг присел перед Рэйвен на корточки.
- Ты как? – спросил он, кладя руку ей на лоб. Рэйвен, застонав, приняла сидячее положение. В глазах у нее стояли слезы. Она попыталась подняться, но со стоном опустилась обратно на холодные каменные плиты.
Внезапно башня содрогнулась от грохота. Сверху на них посыпалась каменная крошка.
- Надо выбираться отсюда, - сказал наемник, оглядываясь. Он рывком поднял девушку на ноги и потащил в сторону выхода.
Стоянка пиратов пылала.  Рэйвен посмотрела на небо. Огромный огненный шар врезался в землю совсем рядом с ними, вызвав очередной взрыв и обдавая их каменной крошкой вперемешку со снегом. Пригнувшись, наемник потащил ее вперед, невзирая на огонь и грохот.



- Они что, решили нас убить здесь?! – стараясь перекричать окружающий шум, крикнула Рэйвен. Уши у нее заложило от очередного взрыва. Ворстаг бежал к пристани, уворачиваясь от пылающих обломков и комьев грязи, летевших в них со всех сторон.
Как только туман развеялся, Аделаиза решила атаковать стоянку пиратов и корабли, стоящие здесь на причале. Ее маги успешно подожгли и пустили на дно несколько судов, воспользовавшись окружающей непроглядной белой пеленой, наведенной Халдином. Охваченные ужасом люди прыгали в ледяную воду, не надеясь добраться до берега.


Капитан «Северной стрелы» стояла на причале, равнодушно провожая глазами деревянные обломки, уходящие под воду. С окровавленным обнаженным клинком вид у нее был весьма угрожающий. Увидев Ворстага и Рэйвен, она улыбнулась.
- Надеюсь, мы вас не задели? -  Спросила она, смахивая копоть с лица. Рэйвен только фыркнула, наблюдая за огненными шарами, поднимающимися ввысь с «Северной стрелы» и освещающими красным заревом стремительно темнеющее небо. Она вдруг поняла, что действие согревающего зелья закончилось, и холод вновь стал пробираться к ней под одежду.

 
***
 Рэйвен рассматривала приближающийся берег с палубы триумфально возвращавшейся «Северной Стрелы». Аделаиза выплатила им с Ворстагом поистине огромную сумму за убийство Халдина. На эти деньги вполне можно было купить небольшой домик где-нибудь в сельской местности и безбедно прожить до конца жизни. Краем глаза она вдруг заметила знакомую фигурку, ожидающую их на пристани, и протяжно вздохнула, не сводя с нее глаз.
На пристани сидел Йен. Он расположился на бочке, поджав под себя ногу и рассеянно поигрывая тонким и узким кинжалом. Увидев Рэйвен и Ворстага, он улыбнулся хищной улыбкой, не предвещавшей им ничего хорошего.
Ворстаг хмыкнул и скрестил на груди руки.
- А вот и наш остроухий объявился. А я-то уж было понадеялся, что он забыл о нашем существовании.

4 комментария:

  1. Прочитала на одном дыхании! Жду продолжения!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо! Ты мой самый верный читатель...)))

      Удалить
  2. Прочитал все. Очень круто. Жду продолжения. У тебя dawngard установлен?)

    ОтветитьУдалить