понедельник, 3 декабря 2012 г.

Часть седьмая, драматичная, или свидание с Талмором




- Что там? – Эленвен потянулась всем телом и взглянула на протянутую стопку бумаги. Она взяла тонкими пальцами исписанные листы и мельком пробежала по ним глазами.
- Ты уверен, что это она? – спросила эльфийка своего собеседника, стоящего у окна и задумчиво глядящего на море.
Эльф у окна вздохнул и перевел взгляд уставших темных глаз на Эленвен.
- Это она, - сказал он холодно. – Ее нужно ликвидировать?
- Нет, - альдмерка задумчиво побарабанила пальцами по столу. – Пока не станем ее трогать. Возможно, она не одна и постарается выйти на остальных Клинков. Эту гидру нужно уничтожить полностью.
Ее губы презрительно изогнулись при этих словах.
Ее собеседник кивнул и накинул капюшон на свои очень светлые, почти белые волосы. Он изящно поклонился эмиссару Талмора и бесшумно скрылся за дверью.
Эленвен еще немного посидела, внимательно изучая отчет своего агента, а когда наконец подняла голову от свернутых страниц, ее красивое лицо исказила хищная улыбка. Она еще немного приблизилась к тому, чтобы войти в правящую верхушку Элинора. Если она ослабит Скайрим настолько, чтобы вывести его из игры, ее заслуги перед Талмором не останутся незамеченными.


***
«ФУС – стихийная Сила, пропущенная через себя и укрощенная волей. Только при полной концентрации возможно направленное управление, и Сила подчинится владеющему ту’умом», – читал я исписанные корявым почерком листы. – «РО – воплощение равновесия, это баланс между душой и разумом, при котором владеющий ту’умом находится в равновесии с Вселенной и миром внутри себя.
ДА – толчок, достигнутый, когда Сила – ФУС – полностью подчиняется воле говорящего. Концентрация ее столь сильна, сколь достигнут баланс между внешним и внутренним, воплощенный в РО».
- Ты все верно написал, Брит. Но понял ли ты хоть что-то из написанного тобой?
Я мельком взглянул на Брита и нахмурился. Мальчик смиренно склонил голову и замер передо мной на коленях. Само раскаяние, которого нет и в помине. Вместо работ по храму, Брит с другими учениками сбежал в нордскую деревушку, лежащую у подножия гор.
Конечно, в деревне жили и другие дети, те, кому не повезло обучаться в храме. И у них был свой предводитель – сын хозяина таверны, старше Брита на год, выше и сильнее. Между ними началась драка, и Брит, не удержавшись, применил силу ту’ума, чтобы одержать победу, так ему не хотелось проигрывать.
Этим он нанес оскорбление мне, как своему учителю. Все, что я долгое время пытался втолковать своим ученикам, осталось там – в пыли нордской деревни.
- Скажи мне, Брит, достигнут ли тобой баланс, способный подчинить себе Силу?
Я видел, как опасно заблестели его глаза при этих словах. Впрочем, именно этого я и добивался.
 - Проверьте меня, учитель! – мальчик вскинул подбородок, бросая мне вызов. Мне оставалось только горько усмехнуться. Урок, который я собирался преподать ему, был жестоким, но необходимым.
- Хорошо, - сказал я, становясь посередине зала в одной из башен храма. Окна в нем были устроены таким образом, что сверху на меня лился поток света.
- Попробуй укротить Силу и сдвинуть меня с места, - предложил я упрямцу. Я закрыл глаза и тихо произнес: «СТААДНАУ СИЛ*».
(* «Свободный дух»)
Моя духовная оболочка отделилась от тела и воспарила над ним. Сверху мне было хорошо видно, как растерян мой лучший ученик. Впервые в его глазах появились страх и неуверенность. Он сглотнул и сделал шаг назад, стараясь войти в состояние концентрации, которому я учил всех своих учеников все это время.
Потоки силы, проходящие через него, все еще оставались нестабильными. Что и следовало ожидать. Наконец они стали постепенно уплотняться, между ними проскакивали искорки все быстрее и быстрее, энергия закручивалась в плотный клубок, который Брит готов был выпустить на волю.
- ФУС! – выдохнул он, выпуская стихию на свободу. Сила плотным кольцом разошлась от него, направляясь в сторону моего физического тела, но неожиданно распалась на мелкие потоки, которые всего лишь взметнули пыль вокруг моей мантии.
Я улыбнулся и произнес: «ДАЛ**». Вернувшись в свое тело, я открыл глаза и взглянул на мальчика.
(** «Вернуться»)
Брит был расстроен. Он задрал подбородок, стараясь, чтобы я не увидел слез, готовых брызнуть из его глаз.
- В чем твоя ошибка, Брит? – Спросил я его.
Он молчал, закусив губу от обиды.
- Равновесие, мальчик. Ты позволяешь своим эмоциям взять контроль над собой. Отсутствие равновесия рождает хаос. Теперь можешь идти.
Брит опустил голову. Темные пряди упали на лицо, скрывая от меня его обиду. Он молча развернулся и скрылся за дверью.

***

Рэйвен открыла глаза, пытаясь понять, где находится. Она недоуменно уставилась в деревянный потолок, сквозь щели в котором падали малиновые лучи солнечного света, кусками ложившиеся на пол. По тому, что в комнате было полутемно, и по удлинившимся теням, протянувшимся от мебели, она поняла, что уже вечер. Рэйвен застонала и в отчаянье прикрыла запястьем глаза. Драконий жрец вновь приходил к ней, будь он проклят! Стоило ей только закрыть глаза, как она теряла себя, и это пугало.
Она заснула сразу же, только переступив порог комнаты в «Гарцующей кобыле», так ей хотелось спать. До Вайтрана они с Ворстагом добрались уже под утро и сразу же направились на постоялый двор, уставшие и злые.
На воротах ее окликнул уже знакомый стражник.
- А, вот и ты! Куда это ты пропала после той попойки в «Гарцующей кобыле», а? Знатно мы тогда повеселились, - он мечтательно причмокнул и подмигнул Рэйвен. – Зайди к Хульде. Там тебя, кажется, кто-то искал. Ты теперь местная знаменитость, вроде как.
Рэйвен устало кивнула и прошла мимо. Слава богам, Ворстаг не догадался ее спросить, что именно они отмечали. Рассказывать ему про жрецов и драконов было выше ее сил.
Рэйвен нехотя поднялась с кровати и спустилась вниз в поисках Ворстага. В таверну только-только стягивались посетители, чтобы промочить горло и провести время в приятной компании. Всюду слышались грубые шутки и негромкое бренчание лютни. Рэйвен покрутила головой, но наемника среди посетителей не было видно. И где его носит, хотелось бы ей знать? Хозяйка «Гарцующей кобылы», завидев девушку, улыбнулась и поманила ее пальцем. Рэйвен недоуменно оглянулась и подошла к ней.


- Давненько ты не заходила сюда после той ночки, - сказала она ей. – Тебя искали, давно уже. Какая-то женщина. Говорит, вы знакомы.
Хульда кивнула на неприметный столик, стоящий у дальней стены таверны. Рэйвен обернулась и наткнулась на внимательный взгляд холодных голубых глаз. За столом сидела имперка с длинными светлыми волосами. У нее был надменный и уверенный в себе вид, говорящий, что шутить с ней не стоит.
Ничего не понимая, Рэйвен подошла к столу. Женщина была ей незнакома.


- Я давно жду тебя, - голос был властным и жестким, и Рэйвен задумчиво сдвинула брови, он показался ей знакомым.
- Мне нужно с тобой поговорить, - имперка кивнула на стул напротив. Рэйвен села и выжидательно посмотрела на женщину.
- Я Дельфина, - представилась она. – Член некогда могущественного Ордена, приближенного к Императору.
Она тяжело вздохнула, и Рэйвен увидела горечь, промелькнувшую в ее глазах.
- Моего Ордена больше нет, но я стараюсь выполнять свой долг, кто бы ни был на троне. Я знаю, что ты была в Хелгене…


Рэйвен рывком поднялась со стула и, сузив глаза, посмотрела на Дельфину. Она чувствовала гнев, который закипал в ней. Она вдруг узнала женщину, сидящую перед ней. Таинственная гостья Фарингара, отправившая ее на Ветреный Пик. Кем они ее считают? Девчонкой на побегушках? Она все так же оставалась пешкой в чьих-то руках.
- Мне плевать, что вы слышали про Хелген. Я больше не желаю ничего про него знать! И не желаю участвовать в ваших играх! Что я должна сделать на этот раз?! Умереть ради очередного булыжника тысячелетней давности?
Дельфина улыбнулась, наблюдая за ней.
- Сядь, - сказала она ей. – И послушай меня. Драконы вернулись, и это заставило меня пересмотреть все предания о них. Это не призрачная угроза, как бы тебе не хотелось так думать. Империя – на грани краха, а драконы – камешек, который вызовет лавину. Нам всем нужно помешать этому, если мы хотим выжить. Я слышала рассказы стражников у ворот. Они называют тебя Довакином.


Дельфина выжидательно посмотрела на Рэйвен. Та недоверчиво пожала плечами. Ей не хотелось больше слышать о драконах, тем более участвовать в устранении этой угрозы. Она совсем не та, кого ищет эта странная женщина, и неважно, как ее называют в этом городе.
- Я не убивала того дракона, если вы хотите узнать, правда ли это, - ответила она Дельфине, дернув подбородком. – Сомневаюсь, что смогла бы. Я не та, кого вы ищете.
Дельфина поморщилась. Видимо, она не ожидала подобного ответа.
- Ты поглотила душу того дракона, - сказала она, прищурившись. – И ты говоришь, что не смогла убить его?
- Я не боец, - нахмурилась Рэйвен. Гнев внутри нее клокотал все так же яростно.
Дельфина задумчиво рассматривала ее.
- Не многим выпадает на долю то, что выпало тебе, и ты осталась при этом в добром здравии. Тебя любят боги. Возможно, ты не знаешь, но только у тебя есть сила, способная уничтожить дракона полностью, отобрав его душу. Искать другого Драконорожденного у меня нет ни сил, ни времени.
- Что это значит? – удивленно спросила у нее Рэйвен.
- Я изучала все доступные мне свидетельства о драконах. Ты ведь слышала про Драконьи войны, не так ли? Многие свидетельства говорят, что все драконы того времени были убиты. Я видела карту, которую ты принесла из Ветреного пика, и ходила на древние курганы – они пусты. Драконы возрождаются. Что-то вызывает их к жизни. И это что-то нужно остановить, пока еще не слишком поздно.
Рэйвен ошарашено смотрела на Дельфину. То, что та говорила, не могло быть правдой.
- Но если все так, как вы говорите, - сказала она. – Тогда они будут возвращаться. Снова и снова.
- Да, - улыбнулась Дельфина. – Теперь ты понимаешь, зачем ты нужна мне? Подумай над моими словами.


Рэйвен обняла себя за плечи и бездумно стала рассматривать керамический кубок, стоящий перед ней на столе. Ей хотелось найти хоть какой-нибудь довод, доказывающий, что Дельфина не права. Та поднялась на ноги и кинула на грязный заляпанный стол пару золотых монет.
- Я заплатила за твое пойло, хозяйка, - крикнула она Хульде.
- У меня есть еще одно дело, - обернулась она к Рэйвен. – Найди меня в Солитьюде. Я оставлю весточку у хозяина «Смеющейся крысы».




Она ушла, оставив Рэйвен в глубокой задумчивости. Как бы она ни старалась убежать, ее судьба все время приводила ее на одно и то же место, к ее самому большому страху.
Однако у Дельфины могли быть ответы на те вопросы, которые ее волновали. Она назвала ее Драконорожденной… Но что это значит? Связано ли это с той силой, что она забрала у дракона? Рэйвен могла использовать мощь ту’ума, продемонстрированную ей драконьим жрецом. Но как эта сила связана с самой девушкой?

До этого момента Рэйвен не задумывалась о том, чем обладает. Она отбрасывала эти мысли, предпочитая думать о более насущном. Цепочка размышлений рано или поздно приводила ее к своему предназначению, и это пугало. Ведь теперь была новая сторона ее личности, о которой ранее Рэйвен даже не догадывалась. И это заставляло ее пристально вглядываться в глубины самого затаенного страха, где притаился черный дракон, в глазах которого плясали огни Обливиона.
Если Дельфина права…
Рэйвен боялась думать об этом, но в то же время какая-то часть ее личности страстно желала знать правду. «Убегать уже слишком поздно», - мрачно подумалось ей.  Она вдруг поняла, что сделала шаг навстречу судьбе, когда ступила на Ветреный Пик.

Она узнает, что скрывали ее предки, а потом решит, что делать дальше.
- Вот ты где! – на плечо Рэйвен опустилась тяжелая рука и, оглянувшись, она увидела ухмыляющегося Ворстага. Он был сказочно доволен, и это наводило на неприятные размышления.
- Пока ты спала, - сказал он ей. – Я нашел Изольду. И она… хм… очень расстроена.
Наемник улыбался как кот, и Рэйвен со вздохом задвинула мысли о Дельфине подальше. Сначала следовало разобраться во всей этой историей со стариной Сэмми. Она обреченно поднялась со стула.
- Ладно, пойдем, поговорим с ней.
Ворстаг притащил Изольду в таверну, и Рэйвен обреченно опустилась напротив, с некоторым опасением приготовившись слушать, в чем ее обвинят на этот раз. Наемник встал у нее за спиной, скрестив руки и все так же ухмыляясь. Изольда сразу же взяла быка за рога.


- Я, конечно, терпелива, - сказала она. – Но за тобой должок в две тысячи золотых!
- Две тысячи золотых?! – шокировано переспросила Рэйвен. – За что?!
Две тысячи золотом… Это целая гора денег. Где она возьмет столько?
- За обручальное кольцо, конечно, - протянула Изольда удивленно и как-то странно взглянула на девушку. – Ну, конечно… Я так и думала… Он бросил тебя, твой жених!
Рэйвен ошарашено смотрела на нее. Ладони у нее неожиданно взмокли.
- А, жаль, - как ни в чем не бывало продолжила Изольда, мечтательно вздыхая. – Я в жизни не слыхала более романтичной истории… луна, лес, светлячки и он… Вы познакомились в роще Ведьмин туман, и ты сразу поняла, что он – твоя судьба!
 «Самая романтичная история?» - Рэйвен содрогнулась. Она явно была не в себе, если вообще городила такое.
«ЖЕНИХ?! Какого дьявола?» - Тут до нее дошла вторая часть того, что сказала ей Изольда, и в глазах у Рэв даже слегка потемнело.


Ворстаг же с восхищением внимал Изольде. Он явно был в восторге от всей этой истории, и теперь от его ехидных замечаний ей не избавиться во веки вечные. Рэйвен даже застонала сквозь зубы от досады.
Ворстаг меж тем принял самый невинный вид, от которого у Рэйвен как-то нехорошо стало на душе.
- Да ты что… Гляди-ка… - И он задумчиво потер подбородок. - Так ты говоришь, что отдала ей свое обручальное кольцо? И что она попросила там выгравировать? «Твоя навеки»? Нет, правда?
«Я убью его», - мрачно подумала Рэв. Не говоря ни слова, она дернула наемника за рукав  и потащила к выходу.
- Эй, подожди! – Воскликнул он. – Я еще не все слышал!
- Зато я слышала предостаточно.
Рэйвен вывалилась на крыльцо и вдохнула прохладный ночной воздух. С неба на нее равнодушно глядели яркие звезды. Она остановилась в нерешительности, кусая губы.
- Мы так торопимся в рощу Ведьмин туман? – насмешливо спросил у нее Ворстаг. – В объятия жениха? Он, видать, уже заждался, бедняга!
Рэйвен закрыла глаза и тихо застонала сквозь зубы. С того момента, как она переступила границу Скайрима,  ее преследуют одни неприятности. Чем она заслужила гнев богов?
Ворстаг был прав. Часть ее боялась идти в рощу, потому что неизвестно, что ее там ждет. Или кто. Но две тысячи золотых?! Как она будет отдавать долг Изольде? Кроме того, была еще таинственная Дельфина, ожидающая ее в Солитьюде.
Понимая, что будет потом ненавидеть себя за малодушие, Рэйвен направилась к воротам Вайтрана. Опять она спешно покидает этот город. Рэйвен поймала себя на мысли, что ее уход был похож на бегство, и неизвестно, как к этому отнесется Изольда и, что еще хуже, Ворстаг.
Она оглянулась, поджидая наемника. Тот хмуро шел позади, задумчиво глядя на нее.
- Если хочешь, - сказал он ей. – Я сам схожу в рощу и поищу кольцо.
Рэйвен грустно улыбнулась. На душе у нее неожиданно потеплело. Но решение проблемы так и не пришло на ум.
Пожалуй, она съездит в Солитьюд. Узнает, что хочет от нее Дельфина, а потом подумает, как компенсировать Изольде утрату ее лучшего кольца. К тому же, в Солитьюде было еще одно дело, которое нужно было решить, – Коллегия бардов.
- Мы едем в Солитьюд, - сказала она Ворстагу. Тот приподнял бровь, но ничего не сказал. 


Они наняли повозку до Солитьюда на конюшнях Вайтрана. Возничий, на ходу жуя кусок мяса и запивая его вином прямо из бутылки, заявил, что повозка отправляется с рассветом, и никак иначе. А до той поры они могут проваливать на все четыре стороны.
Рэйвен грустно запахнула плащ. С гор дул пронизывающий холодный ветер, забираясь под одежду, и ночевать в степи ночью ей совсем не хотелось. Она вздохнула. В «Гарцующей кобыле», конечно, гораздо уютнее и теплее, но возвращаться туда она не станет. Там была Изольда, и Рэйвен была не готова видеть ее еще раз.
- Пойдем, - Ворстаг потянул ее за собой в сторону конюшен, как будто прочитав ее грустные мысли. Внутри хорошо пахло свежескошенной травой, кожей седел и сладковатым лошадиным потом, а главное, было тепло. По шаткой лесенке наемник ловко вскарабкался под крышу и с удовольствием вытянулся на одуряюще пахнущем сене. Рэйвен чихнула и забралась следом. Она устроилась рядом с ним, положив под голову дорожную сумку и засунув нос в теплый мех, которым был подбит ее плащ. Под тихое фырканье лошадей она не заметила, как уснула.


Она проснулась на рассвете и удивленно оглянулась. Ворстага рядом не было. Рэйвен торопливо скатилась по лестнице и выскочила из дверей конюшни. На улице только-только рассветало. У ворот стояла давешняя повозка, а возничий на козлах как раз дожевывал лепешку.
- Ну, наконец-то, - проворчал он. – А то я собирался отправляться без вас.
Рэйвен растерянно оглянулась. И где же носит этого проклятого наемника? Она еще раз заглянула в конюшню, в отчаянье обошла все постройки, но Ворстага нигде не было видно.
Расстроенная, она, под непрестанное ворчание возницы, забралась в повозку, как вдруг заметила знакомую фигуру, неторопливо идущую к ним по дороге со стороны степи. Ворстаг что-то весело насвистывал себе под нос, и Рэйвен тихо выругалась про себя. Он заставил ее понервничать, и она сердилась на него за это. Ухмыляясь, наемник вскочил в повозку вслед за ней и прикрыл глаза, устало вытянув ноги. Вид у него был довольный донельзя, а на щеке красовалась свежая царапина.
- Ну, и где ты был? – Рэйвен сердито скрестила на груди руки, хмуро его разглядывая.
Ворстаг, не открывая глаз, протянул руку, и у него на ладони она увидела простое золотое кольцо, блеснувшее в утренних лучах.

***


Чем ближе они подъезжали к столице Скайрима, тем большее нетерпение охватывало Рэйвен. Ворстаг же, наоборот, становился с каждым мгновением все мрачнее и мрачнее. Он не сводил взгляда с приближающихся каменных башен.
- Мне не стоит появляться в Солитьюде, - сказал он Рэйвен угрюмо.
- Ты не пойдешь со мной в город? – удивленно взглянула на него она.
Ворстаг помолчал, разглядывая кроваво-красный стяг с оскаленной волчьей головой, развевающийся над дозорной башней города.
- Встретимся в «Смеющейся крысе», - наконец сказал он и на очередном повороте выпрыгнул из повозки. Рэйвен проводила его взглядом и нахмурилась. Наемник что-то скрывал от нее, знать бы только что.
Повозка, поскрипывая, наконец остановилась, и Рэйвен спрыгнула на выложенную камнем дорогу. Перед ней поднимались древние каменные стены Солитьюда с узкими зарешеченными бойницами, окруженные с одной стороны морем и вековыми скалами и соснами – с другой. Рэйвен прошла мимо конюшен, разглядывая старую мельницу и узкие каменные домики с высокой черепичной крышей. На лице у нее блуждала улыбка. Ей вдруг на миг показалось, что она наконец достигла своего дома.


Солитьюд встретил ее шумной суетой. Мимо Рэйвен спешили горожане, что-то взволнованно обсуждая.
- Бедняга… Не повезло ему… проклятые имперцы…
- Предатель! Поделом ему! – услышала она в толпе. Подумав, Рэйвен влилась в людской поток и вскоре оказалась на рыночной площади. То, что она увидела, заставило сердце болезненно сжаться. Горожане спешили на место казни. На небольшом каменном помосте стоял, гордо вскинув подбородок, норд. Он, казалось, не обращал внимания на людскую массу, бушующую внизу.
Рэйвен пробралась сквозь толпу и остановилась невдалеке от помоста. Глашатай, одетый в красные одежды, поднял руку, призывая толпу к тишине, и развернул пергамент со смертным приговором.


- Ты обвиняешься в пособничестве в убийстве Верховного короля Скайрима. Следствие доказало, что именно ты позволил убийце безнаказанно скрыться из города. За это тебя ожидает смертная казнь. Что ты можешь сказать в свое оправдание?
- Я невиновен! – с жаром воскликнул норд. Он обвел взглядом площадь, натыкаясь на горящие ненавистью взгляды. – По древнему обычаю Ульфрик вызвал короля на поединок. Он победил в честном бою!
- Ложь! – крикнул кто-то из толпы. Толпа внизу взволнованно загудела. В голову и грудь приговоренного полетели камни.
Рэйвен с жалостью смотрела на пленника. Ей вспомнилась ее собственная казнь. Эти воспоминания всколыхнули в душе горькое чувство. Она смотрела на помост, не в силах отвести взгляд, хотя внутри нее все корчилось и кричало, настолько бесчеловечным было то, что происходило у нее на глазах.
«Будь проклята эта война», - подумала она. – В ней нет ни правых, ни виноватых, ни героев, ни злодеев. Все одинаково бессмысленно умирают ради громких лозунгов».


Норд спокойно опустился на колени, и лезвие палача с чавкающим звуком упало на плаху. Рэйвен моргнула. По ее щеке бежала струйка крови казненного. Толпа вокруг нее задвигалась. Совершенно опустошенная и разбитая Рэйвен выбралась из толчеи и несколько раз глубоко вздохнула, проглатывая комок, застрявший в горле.
Она потерянно шла по рыночной площади в поисках Ворстага. У лотков как ни в чем не бывало шла все та же бойкая торговля. Мимо девушки, весело щебеча, пробежала стайка детей, и этот контраст заставил ее на миг позабыть о казни. Мир существовал дальше, только казненный уже никогда не увидит солнца. Рэйвен с трудом встряхнулась и вынырнула из омута мрачных мыслей. Она покрутила головой, отыскивая в толпе наемника, и задумчиво остановилась, оглядывая толпу прохожих, спешивших по своим делам.
У каменной стены, покрытой мхом и позеленевшей от времени и сырости, сидел на корточках аргонианин. Перед ним на потрепанной циновке стояли три деревянных ящичка. Он поднял голову и прошипел, увидев девушку:
 - Джари Ра любит загадки. Разгадаеш-ш-шь – и выигрыш-ш-ш твой. Что с-скаже-шшшь?
Рэйвен подошла поближе. Их деньги, вырученные после посещения Нчуанд-Зела, уходили стремительно. Она решила, что ничего страшного не случится, если она поставит часть оставшихся денег на выигрыш. К тому же она тоже обожала загадки.
- Ставлю сто септимов!
Она отсчитала деньги из кожаного мешочка, висевшего на поясе. Ящер алчно взглянул на деньги и предвкушающе прикрыл веками глаза.
- Сс-с-луш-шш-ай меня внимательно! Ес-сс-ли в третьем ящ-щщ-ике лежит ничего не сс-с-тоящая медь, то во втором ящ-щщ-ике — золотой ключ-чч. Ес-сс-ли в первом ящ-щщ-ике лежит сс-золотой ключ-чч, то в третьем ящ-щщ-ике — медь. Если во втором ящ-щщ-ике медь, то в первом ящ-щщ-ике — золотой ключ-чч.




Рэйвен задумалась. Загадка показалась ей очень простой. Только первое условие противоречило остальным двум. Тогда…
Ее раздумье прервал Ворстаг, неожиданно вынырнувший из толпы прохожих и увидевший, что она разговаривает с аргонианином. Ему хватило одного взгляда, чтобы его охватили неприятные предчувствия. Он быстрым шагом подошел к циновке.
- Ты… Что? Поспорила с аргонианином? – Ворстаг потрясенно взглянул на Рэйвен. – Надеюсь, ты не поставила на кон все наши деньги?
- Подожди, Вар, я сейчас…
- Ты с ума сошла?! Поспорить с аргонианином! Эти скользкие ящерицы всегда врут! Ты разве не знала?!
Рэйвен взглянула на Ворстага.
- Врут? – уточнила она.
Ворстаг прикрыл глаза ладонью и тихо застонал сквозь зубы. Стоило оставить ее одну всего лишь на минуту… Хорошо, если они еще должны не останутся этой ящерице-переростку.
Рэйвен оценивающе взглянула на ухмыляющегося Джари Ра.
- Значит, все условия твоей задачки неверны. Тогда ключ должен быть там, где его быть не должно… Он в третьем ящике!
Аргонианин сердито зашипел.
- Эт-то нече-сс-сс-тный выигры-шшш!
Рэйвен уперла руки в бока и гневно взглянула на ящера.
- Отдавай мои деньги! – воскликнула она. Ворстаг красноречиво приподнял бровь и в его руках блеснул кинжал.
Ящер снова зашипел и нехотя отсчитал выигрыш Рэйвен.
- Убирай-тес-ссь! – сказал он им напоследок, нервно подрагивая кончиком хвоста.
- Так-то лучше! – Ворстаг спрятал кинжал и подтолкнул Рэйвен в сторону торговой площади.
- Никогда больше не спорь с аргонианами, - сказал он ей. – Они лучше откусят свой хвост, чем скажут правду!

Рэйвен вслед за наемником зашла в «Смеющуюся крысу» и огляделась. В таверне стоял туман сизого дыма, и пахло потом, элем и сыростью. Несмотря на разгар дня, в небольшом помещении яблоку упасть было негде. Рэйвен пробралась к стойке.
- Мне должны были оставить записку… - начала она.
Хозяин трактира хмуро взглянул на нее.
- Десять золотых, - сказал он ей.
Рэйвен нахмурилась.
- За что?
- Я не посыльный, - равнодушно ответил тот, протирая стойку грязной тряпкой. Рэйвен, вздохнув, отсчитала деньги и выложила стопку монет перед верзилой. Тот одним движением смахнул монеты и достал из передника сложенный лист пергамента.


Рэйвен развернула записку. «Хорошо, что ты решила принять мое предложение», - прочитала она, - «Нам следует встретиться еще раз. Мне нужно пробраться на прием, который организовывает талморский посол, и выяснить, как они связаны с возвращением драконов. Я буду ждать тебя на конюшнях после заката».
Рэйвен задумчиво повертела записку и взглянула на наемника. Тот надвинул капюшон на глаза и хмуро разглядывал посетителей. Весь его вид, казалось, говорил, что он будет рад убраться за пределы города как можно скорее. Рэйвен хмыкнула и повернулась к выходу.

***
Кинжал описал плавную дугу, и его рукоятка легла точно в ладонь Ворстага. Рэйвен вздохнула и подбросила свой кинжал. Тот крутанулся в воздухе и воткнулся в землю перед носками его сапог.
- Проклятье! – Выругалась она.
Ворстаг закатил глаза и медленно вздохнул. Хорошо, что он заставил ее надеть кожаные боевые перчатки, усиленные стальными пластинами. Рэйвен тут же заявила, что именно они мешают ей овладеть тонким искусством владения кинжалом, но наемник был непреклонен. Давать же ей меч в руки он пока опасался. Пусть сначала поработает с кинжалом.  С луком, конечно, она обращалась виртуозно, но мало ли как могла сложиться ситуация.
Рэйвен подбросила кинжал еще раз и попыталась его поймать. Кинжал скользнул по коже перчаток и с жалобным пением упал на землю.
- Я никогда этому не научусь, - сокрушенно выдохнула она.
Они достигли конюшен города, как только последние закатные лучи прощально скользнули над городом, однако Дельфины по-прежнему не было. Чтобы не терять времени, Ворстаг развлекался тем, что учил девушку кидать клинок, но пока безрезультатно.
Сумерки уже пали на землю и на конюшнях с шипением зажгли смоляные факелы.
В их неровном свете скользнула тень, и Рэйвен наконец увидела бывшего Клинка, которая разглядывала ее из-под надвинутого капюшона.
- Значит, ты все-таки пришла, - улыбнулась она. – Это хорошо. Меняет мой план.
Ворстаг хмыкнул и прислонился к стене конюшни.
- Позволь догадаться, это означает, что мы опять должны рисковать своей задницей ради светлого будущего?
Дельфина окинула наемника внимательным взглядом.
- Я слышала шутки посмешнее от Оргнара. У меня, к сожалению, нет выбора. Я не уверена, что талморцы не знают о моем существовании, и я не хочу, чтобы моя голова присоединилась к остальным членам моего Ордена. Бывшего.
Ворстаг еще раз хмыкнул, но все же промолчал.
- У меня есть план, как попасть посольство, - продолжила Дельфина, - но мне нужен кто-то, кого талморцы не знают в лицо.
- Прекрасно, - вздохнула Рэйвен. Она уже начала догадываться, кто на этот раз будет рисковать своей шкурой ради блага всей страны.
Дельфина вновь нахмурилась.
- Я бы не стала тебя посылать, если бы не знала, что ты не справишься. Там будет лесной эльф по имени Малборн, найдешь его за стойкой, он будет подавать напитки. Я дам ему твое описание, и он найдет тебя и проведет внутрь. А дальше тебе нужно будет действовать на свое усмотрение…

***


Рэйвен нервно одернула свое шелковое платье. На ее взгляд, оно было слишком тесным и вызывающим. Она исподлобья взглянула на наемника, окидывающего ее довольным взглядом, что заставляло ее подозревать, что платье выбирал именно он.
Дельфина о чем-то тихо разговаривала с возницей повозки, которая должна была отвезти ее в посольство. Она обернулась, взглянула на Рэйвен и скептически хмыкнула.
- Тебе знакомо выражение «не привлекать внимания»? – спросила она.
Рэйвен мрачно глянула на Ворстага.
- Впрочем, неважно, - поморщилась Дельфина. – Сойдет и так. Пока ты рот не откроешь, конечно. У нас мало времени. Напомню тебе, ты должна незаметно улизнуть с приема и пробраться в кабинет посла. Малборн тебе поможет. Можешь сделать вид, что тебе стало дурно. И вообще, веди себя так, будто ты потеряла голову от восторга перед всей этой роскошью, альдмеры это любят, - она презрительно покривила губы. – Хотя мало разбираются в настоящей красоте. И… удачи тебе. Я буду ждать тебя здесь.
Рэйвен взглянула напоследок на Ворстага, недовольно скрестившего руки на груди. Ему не нравилась вся эта затея, слишком опасной она была. Не стоит совать руку в огонь, не стоит играть с Талмором - рискуешь остаться без головы, говорил весь его вид. Ему очень хотелось поехать с ней, но Дельфине удалось достать только одно приглашение.
- Скажи мне еще раз, ради чего мы это делаем? – Хмуро спросил он у Рэйвен.
Ей бы тоже очень хотелось знать, зачем, но она не находила ответа. Возможно, Дельфина все же права насчет угрозы, которая нависла над ними. А возможно, непредсказуемые боги опять кинули кости и вновь передвинули пешку.
В любом случае, Рэйвен твердо собиралась выяснить, что за сила была дана ей и зачем. Она ехала в Скайрим, чтобы стать бардом, а в  итоге нашла то, о чем и не догадывалась раньше. Если бы только ее дед был теперь здесь...
Рэйвен улыбнулась, обняла Ворстага и забралась в повозку. Она была в предвкушении предстоящего приключения. Ей еще ни разу не доводилось бывать ни на одном приеме, и как бы ни была опасна затея, она стоила того.
Повозка медленно тронулась, и Рэйвен поплотнее закуталась в плащ. «Черт бы побрал это платье», - вновь подумалось ей.
Она смотрела на убегающие вдаль башенки Солитьюда, окрашенные в закатные тона, и грустно думала о Коллегии. Ей так и не удалось даже войти в здание, как будто боги намеренно не хотели этого.


Повозка въехала в кованые ворота посольства и остановилась. Рэйвен спрыгнула на землю и огляделась. Она попала в царство холода, подумалось ей. Заснеженные сосны и красивое каменное здание, облицованное мрамором, от которого веяло стужей, ни единого яркого лучика.
Ее встречали мрачные альдмеры в одинаковых темных мантиях, от одного взгляда которых хотелось поежиться. С некоторой дрожью Рэйвен достала свое приглашение, подумав, что, пожалуй, зря она согласилась на такую глупость – поехать в посольство, где вокруг нее будут надменные  высокие эльфы, глядящие на нее как на пустое место.


К Рэйвен подошла красивая эльфийка со светлыми, изысканно уложенными волосами. Она двигалась с кошачьим изяществом, и, глядя на нее, Рэйвен тут же почувствовала себя неуклюжей и бедно одетой, словно служанка перед строгим взглядом аристократки.
- Я Эленвен. Посол Талмора в Скайриме, - учтиво представилась эльфийка. – А вы? Ваше лицо мне незнакомо.
В панике у Рэйвен забилось сердце. Не хватало только, что бы ее раскусили сразу же.
- Рэйвен Регинлейф, - произнесла она непослушными губами, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие на лице.
- Ах, да! – милостиво кивнула Эленвен. – Я видела ваше имя в списке гостей.
Это имя было ей незнакомым, и, тут  же потеряв интерес, она отошла к следующей группе гостей.


Рэйвен перевела дух и улыбнулась. Дельфина была права. Ее здесь действительно никто не знает, и задача, которую ей нужно выполнить, уже не казалась настолько самоубийственной. Она пригубила вино, которым Эленвен угощала своих гостей и, отметив про себя, что оно действительно великолепно, стала незаметно осматривать гостей.
Судя по тому, что она видела, здесь собрались все самые влиятельные люди в провинции, нелепые в своем тщеславии и стремлении выглядеть как можно более внушительно.
Улыбнувшись, Рэйвен перевела взгляд, и улыбка медленно сползла с ее лица. Она наткнулась на внимательный взгляд лесного эльфа, насмешливо изучающий ее. Ее таинственный спутник, обогревший и накормивший ее в Ривервуде, смотрел на нее, непринужденно попивая вино среди гостей Эленвен. Рэйвен должна была признать, что темная мантия Талмора весьма шла ему. Она сглотнула и почувствовала, как волна жара залила ее щеки, а по спине пробежал озноб. Знал ли он, зачем она здесь? 


Не чувствуя под собой ног, она медленно повернулась к нему спиной и тут же наткнулась на проходящую мимо  женщину, пролив ей на роскошное платье бесценное вино Эленвен.
- О, Господи! Простите! – воскликнула Рэйвен, проклиная себя за неуклюжесть. Женщина презрительно окинула взглядом девушку.
- Неужели Эленвен пускает на свои приемы подобных попрошаек? – спросила она, оглядывая свое платье. – Ты хоть знаешь, сколько оно стоит?
Рэйвен обернулась, отыскивая взглядом эльфа, но его уже не было. Нахмурившись, она отошла в тень. Надо выбираться из этого сборища надутых аристократов, пока она своей неловкостью не привлекла к своей персоне слишком большого внимания. Прислонившись в тени к одной из декоративных колонн спиной, она вздохнула и поймала взгляд Малборна, тревожно смотревшего на нее из-за стойки с напитками. Поминутно оглядываясь, Рэйвен пробралась к нему поближе.
- Сделай вид, что тебе плохо, - сказал он ей тихо. – И я проведу тебя мимо стражи.
Она кивнула и оперлась о плечо лесного эльфа. После неожиданной встречи прикинуться больной было совсем не трудно. Малборн, заботливо придерживая ее за плечо, повел девушку во внутренние помещения посольства.
- Леди нехорошо, - сказал он стражнику, вопросительно поднявшему бровь. – Ей нужно на свежий воздух.
Тот недовольно окинул взглядом девушку, но пропустил их. Малборн открыл дверь и завел ее в полутемное помещение, где располагались кухонные помещения.
- Кабинет Эленвен дальше по коридору, - тихо сказал он ей. – Там сейчас никого нет.
Эльф открыл дверь в боковой коридор и прислушался.
- Иди, – повернулся он к Рэйвен. – Я запру за тобой дверь. И будь осторожна.


Рэйвен выскользнула в коридор и замерла, внимательно прислушиваясь. За закрытой дверь напротив несколько талморских магов лениво о чем-то переговаривались. Стараясь двигаться как можно более бесшумно, Рэйвен завернула за угол и тихо открыла дверь. Во внутреннем дворике никого не было. Она пропустила патруль, обходящий здание, быстро пересекла двор и вошла в неприметное каменное здание.
Где-то хлопнула дверь и Рэйвен скользнула в тень, прижавшись спиной к стене и стараясь не дышать. В коридоре раздались неторопливые шаги, и она услышала приглушенные голоса.
- Передай послу, наш пленник заговорил. Ей будет приятно это узнать.
- Они все говорят рано или поздно, - усмехнулся второй невидимый собеседник.
- Я оставлю ей отчет, если она пожелает ознакомиться с показаниями. Он назвал имя некоего Эсберна. Организуй патруль, следует найти его и срочно доставить в посольство.
- Говорят, сам Элинор заинтересовался этим вопросом. У нас будет мало времени, если мы не хотим неприятностей.
Голоса постепенно затихли, и Рэйвен осторожно выглянула из своего укрытия. Личные покои посла находились чуть дальше по коридору. 


На столе у Эленвен лежало несколько свитков, но Рэйвен хватило одного взгляда, чтобы понять, что искать нужно не здесь. Она методично осмотрела стол, пробежала пальцами по корешкам книг, выстроившихся на книжной полке, и наконец увидела неприметный сейф, стоящий у стены.
Вытащив спрятанную в перчатке отмычку, Рэйвен принялась изучать замок. Она торопилась, нервно прислушиваясь к шагам снаружи. Замок оказался надежней, чем она думала. Поняв, что у нее дрожат пальцы, Рэйвен остановилась и пару раз вздохнула, чтобы успокоиться. Она закрыла глаза и вновь вставила в упрямый замок отмычку. Тот наконец поддался ее усилиям, и Рэйвен вытащила из сейфа несколько кожаных папок. Открыв одну из них наугад, она неожиданно поняла, что читает досье на Дельфину. Талмор знал, что она скрывается в Ривервуде, и долгое время наблюдал за ней. Рэйвен нахмурилась. Пожалуй, стоит сообщить об этом бывшему Клинку.
Из папки выпал сложенный лист пергамента и, развернув его, она наконец нашла то, что искала. Согласно сообщению талморского юстициара, они отыскали некоего Этьена Рарниса, который мог пролить свет на появление драконов, и сейчас он находился у них. Талморские дознаватели намеревались вытащить из него все известные сведения, и пленник уж начал говорить.
Рэйвен торопливо спрятала лист обратно и сунула папки на место. Она покусала губы, раздумывая, что же ей делать дальше. Из кабинета Эленвен, согласно прочитанному, вел личный ход в подземелье, где располагались пыточные камеры. Очень удобно, подумала Рэйвен с мрачной ненавистью. Она представила себе великолепную Эленвен, попивающую вино и наблюдающую за пытками в свободные от приема минуты.
Другой возможности пробраться в посольства у них может и не быть. Рэйвен спустилась по полутемной лестнице и открыла небольшую дверь, ведущую в подвал посольства.
За конторкой спиной к ней сидел талморский дознаватель. Перед ним лежал лист пергамента и перо. Он смотрел на пленника, бессильно обвисшего в кандалах напротив него.
- Ну, возможно ты хочешь сообщить мне что-то еще? – лениво спросил он, разглядывая в тусклом свете  свечей свои ногти.
Пленник молчал, опустив голову. Юстициар нахмурился и поднял руку. По обнаженному телу заключенного пробежал разряд электричества. Тот откинул голову и сдавленно застонал сквозь зубы.
- Будьте вы прокляты… - тихо прошептал он.
- Что? Я не слышу тебя, - холодно проговорил маг. - Повтори это еще раз и на этот раз погромче!
Новый разряд сотряс скованное тело. Рэйвен почувствовала, как у нее похолодело в затылке. Юстициар несомненно получал удовольствие от пытки. Она осторожно вытащила кинжал из своего сапога и придвинулась поближе. Быстро поднявшись и зажав магу рот, она скользнула лезвием по горлу. Юстициар захрипел, заливая своей кровью пергамент, и бессильно уронил голову на столешницу. Рэйвен сделала шаг назад и замерла. Пожалуй, подумала она с дрожью, убийство становится ее дурной привычкой. С каждым разом ей удается убивать все легче и легче. Это наводило на неприятные размышления, но думать об этом сейчас было нельзя.


Она торопливо приблизилась к пленнику и осторожно прикоснулась к обнаженному плечу. Тот дернулся, словно от удара, и мутным взглядом посмотрел на девушку. Он облизал пересохшие губы и тихо прохрипел:
- Тебя послала Дельфина?
Рэйвен удивленно посмотрела на него.
- Откуда ты знаешь? – Спросила она. Пленник горько усмехнулся.
- Я делал для нее кое-какое дельце в Рифтене. Был ее ушами и глазами…
Он вновь опустил голову и тихо застонал. Рэйвен вновь достала отмычку и вскрыла замок на кандалах. Бретонец обессилено упал на деревянный пол. Он тяжело дышал, и девушка видела, как у него дрожат руки.


- Нужно уходить отсюда, - Рэйвен беспомощно оглянулась. Она вляпалась, подумалось ей. Вместе с бретонцем у нее нет никаких шансов выбраться с приема незамеченной. К тому же убийство талморского мага не делало эту задачу более легкой.
- Туда, - бретонец кивнул на неприметный люк, закрытый решеткой. – Я видел, как талморцы выносили туда тела.
Рэйвен кивнув, помогла ему подняться, как вдруг на лестнице раздались тихие шаги.

***
Йенуэль спустился с лестницы и остановился. Он знал, что она здесь.  Он не мог сказать, что же так волновало его в ней. Ее восторг и неиспорченность, с которыми она взирала на мир вокруг? Он наблюдал за ней весь прием, гадая, связана ли она с бывшим членом Клинков, или это простое совпадение. Какая забавная вещь – он помнил ту ночь до мельчайших подробностей, и надо же – именно ее Дельфина выбрала для своих целей. Весь маневр задумывался как раз для того, чтобы выманить бывшего Клинка из укрытия. Только подразумевалось, что Дельфина должна была сама пожаловать на этот прием собственной персоной…
Рядом с конторкой, уронив голову на деревянную столешницу, лежало тело талморского дознавателя,  и Йен усмехнулся, взглянув на него. А она не так проста, эта девчонка. Убитый не вызывал у него никаких эмоций.
Он сделал несколько бесшумных шагов по плитам каменного подземелья и, вздохнув, устало сказал:
- Я знаю, что ты здесь.  Неужели ты думаешь убежать?


Рэйвен прижалась к каменной стене в нескольких шагах от него. Рядом с ней, сжавшись, притаился пленник. В его расширившихся глазах плескалось целое озеро страха, и Рэйвен подумала, что бедняга лучше умрет, чем вернется в камеру для пыток.
«Проклятье», - пронеслось в голове. – «Он знает…»
Ей захотелось застонать от отчаяния. Она так близко к спасительному выходу, но у нее совсем не осталось времени. Рэйвен еще раз  посмотрела на пленника и тихо прошептала:
- Я постараюсь отвлечь его, а ты займись решеткой.
Она вздохнула,  бросила свое тело на пол и, перекатившись, метнула кинжал так, как учил ее Ворстаг, в слабой надежде задеть эльфа. Тот  дернул головой, пропуская клинок в опасной близости от своей щеки, и презрительно дернул уголком губ.
Он плавно шагнул вперед, перетекая словно кошка из одной позы в другую, и его акавирская катана сверкнула в тусклом свете подземелья. Рэйвен резво метнулась в сторону и еле успела подняться на ноги, прежде чем эльф пустил смертоносную сталь в ход. Она едва успела увернуться от клинка, срезавшего прядь ее темных волос. Рэйвен  тяжело дышала. 


На лице эльфа появилась насмешливая улыбка. Он слегка крутанул меч, перелетевший из его правой ладони в левую.
- Я рад, что ты все еще пользуешься моим луком, - усмехнулся он.
«Он играет со мной», - подумала Рэйвен, беспомощно оглядываясь на каменную стену. – «Знает, что мне некуда бежать, и играет, как кошка с мышкой».
Она медленно пятилась от клинка, хищно сверкавшего в свете свечей. Эльф неожиданно сделал рывок вперед, перехватил рукоять меча  и резко отбросил сжатой рукой Рэйвен к стене, тут же прижав острый клинок к ее горлу.


- Где бумаги? – тихо спросил он, опасно сузив глаза. Рэйвен, не мигая, смотрела прямо на него и  чувствовала, как лихорадочно бьется жилка на ее шее в опасной близости от холодной стали.


Позади эльфа вдруг мелькнула какая-то тень, и она увидела Малборна, который, видимо, спустился вслед за ней. Он был ужасно бледен и она видела, как дрожат его пальцы, сжимающие ее кинжал, который он подобрал с каменных плит.  Эльф отпрянул, услышав шум позади себя, и кинжал, который держал Мальборн, с резким звуком врезался в стену рядом с щекой Рэйвен. Она вскрикнула и дернулась. Агент Талмора выругался и шагнул назад, отводя сталь от ее горла. Рэйвен сползла на пол и отпрянула вдоль стены подальше от проклятого эльфа и его клинка.
Малборн закричал и снова бросился на своего противника. Тот с холодной яростью шагнул вперед, плавным движением перехватил запястье, сжимающее кинжал, и, продолжая его движение, отвел руку в сторону, заставляя Малборна потерять равновесие, а его акавирский клинок вошел лесному эльфу между ребер.  Тот неверяще распахнул глаза и посмотрел прямо на Рэйвен. Из угла его губ сочилась узкая струйка крови.


Рэйвен судорожно вздохнула, в ужасе глядя на тело Малборна, медленно заваливавшееся на пол, в ее мозгу яростно закричал драконий жрец. Она моргнула, и мир вокруг нее вдруг стал расплываться. Она ощущала силу, пронизывающую все вокруг, текущую плавными потоками, которые закручивались в вихрь вокруг нее. Рэйвен выпустила эту силу вместе с криком, и время, казалось, остановилось. Эльф медленно повернул голову, в его глазах застыло удивление. Он не успел отреагировать, как невидимая волна отбросила его назад.
Рэйвен бросила взгляд на спасительную решетку, ведущую в канализацию. Ты была откинута, но Этьена рядом с ней не было видно. Времени на раздумье не оставалось, и девушка скользнула вниз, тут же оказавшись в кромешной темноте. Она слышала только журчанье воды и свое собственное  рваное дыхание. Двигаясь на ощупь, она стала выбираться из туннеля. Под ногами хлюпала вода, и плащ тут же намок, став тяжелее и прилипая к ногам.
Эльф рывком поднялся на ноги, отряхнул от пыли свое одеяние и плавным движением вернул клинок в ножны. Он задумчиво потер подбородок, глядя вслед Рэйвен.
- Лети, птичка, лети, ты свободна! – Тихо прошептал он себе под нос. – Пока свободна…
Он задумчиво улыбнулся и неторопливо направился к лестнице, ведущей в личные покои первого эмиссара.


Рэйвен двигалась в темноте вперед, в поисках выхода на поверхность. Узкий туннель постепенно расширялся, и она уже видела тусклый свет, льющийся впереди. Она слегка прищурилась и выбралась в небольшую пещеру. Рассеянный свет падал на нее сверху из расщелины в толще скалы. Краем глаза Рэйвен заметила быстрое движение, и в голову ей полетел камень. Она вскрикнула и отшатнулась. Камень ударился о стену пещеры и скатился на землю. Быстрая тень мелькнула впереди, скрываясь за каменными выступами.
- Стой! – крикнула Рэйвен и сделал несколько шагов вперед. Она была уверена, что это бретонец, которого она вытащила из подземелья Талмора.
Впереди открылась пещера поменьше, и Рэйвен наконец увидела беглеца. Он стоял в мутном свете, который освещал только его плечи, и внимательно вглядывался в ее сторону. Рэйвен остановилась.
- Это я… - тихо сказал она. – Подожди!
- Я думал, ты не выжила, - ответил он ей, пряча глаза.
- Какая самоотверженность, - с горечью воскликнула Рэйвен. Она вдруг вспомнила Малборна, пожертвовавшего своей жизнью ради нее.

***


- Что они искали? – Эленвен, гневно сдвинув брови, перебирала бумаги на своем столе. Она была не на шутку рассержена. Эльф остановился недалеко от ее стола, скрестив на груди руки.
- То же, что и мы, госпожа, - ответил он спокойно.
Эленвен опасно сузила глаза. Когда она была в таком состоянии, все остальные юстициары старались держаться подальше от ее гнева.
- В таком случае, я хочу знать, каким образом им удалось уйти? – четко и раздельно спросила она. – Я хочу знать, почему наш пленник сбежал? Я хочу знать, почему мой лучший агент позволил уйти шпионам безнаказанно?
Эльф усмехнулся. У него было много ответов на эти вопросы, но что-то подсказывало, что ни один из них не удовлетворит Эленвен.
- Есть много способов получить нужную нам информацию, моя госпожа, - тихо сказал он. – Если вы позволите, я с радостью воспользуюсь одним из них.
- Я надеюсь, ты больше не совершишь подобной ошибки, - жестко сказала альдмерка. – Ты слишком ценен, чтобы я могла позволить избавиться от тебя. Но следующий твой промах может стать последним!
- Я ценю вашу прямолинейность, госпожа, - эльф слегка поклонился, пряча горькую улыбку.
Эленвен удовлетворенно кивнула. Она собрала листы докладов и стянула шнурком кожаную папку. Дельфина опять ее переиграла. Она забрала единственную ниточку, ведущую к разгадке появления драконов, думала Эленвен в раздражении. Информация эта была крайне важна для Доминиона, она получила предписание из Элинора перевести все силы на поиски любой доступной информации, главная цель которых заключалась в том, можно ли использовать драконов в своих целях, и не помешают ли они планам Талмора в Империи.
Она кинула папку в сейф и в ярости сжала руки в кулак. Проклятая имперка! Боги, как же она ненавидела Империю! Ненавидела эту страну, в которую ее направили первым эмиссаром, ненавидела варваров, ее населяющих, и холод, который она постоянно здесь ощущала.  Ей нужно вернуть ситуацию под свой контроль. Нельзя позволять Дельфине опять ее опередить.
- Что ты предлагаешь? - спросила она у своего агента уже спокойнее. Взять себя в руки удалось нелегко, и это вызывало некоторое беспокойство. Ей как никогда нужна была трезвая голова.
- Они поделятся информацией. Добровольно, - ответил эльф, изучая цветок паслена, взятый им со стола Эленвен.

***

Рэйвен не отрываясь смотрела, как пляшут языки пламени в костре. Она обхватила руками колени и не реагировала даже на шутки Ворстага.
- Эй, Рэв, да что с тобой? – наконец обеспокоенно спросил тот. Рэйвен только грустно покачала головой. Когда она думала об эльфе, ее голову как будто сжимал невидимый обруч, и становилось трудно дышать. Что она может сказать Ворстагу, если боится ответить на этот вопрос самой себе?

Наемник протяжно вздохнул, не дождавшись ответа. Над костром повисла напряженная тишина. Они разбили лагерь в горах недалеко от Солитьюда, предположив, что оставаться в городе не стоит. Талморские юстициары сейчас прочесывают там каждый дюйм в поисках беглецов. Дельфина была уверена, что здесь их не найдут.
Она сидела на камне напротив Рэйвен и внимательно читала листы, торопливо вырванные из талморских досье. Рэйвен не стала ей рассказывать о событиях в посольстве, а только передала бумаги и донесение Этьена. Сам агент в это время, переодевшись и скрывая лицо, ускоренным темпом направлялся в сторону Хай Рока, заметая следы талморцам.
- Я вернусь в Ривервуд, - сказала наконец Дельфина, оторвавшись от чтения. – Там пока безопасно. Если что, отвлеку от вас талморских агентов. А вы в это время доберетесь до Рифтена.
- Только будьте осторожны, - добавила она, помолчав. – Это территория Братьев бури, а они не особо тепло относятся к чужакам, к тому же их паранойя не знает границ. Достать информациию об Эсберне будет нелегко. И, ради богов, не упоминайте Империю в Рифтене…
Внезапно она замолчала и повернула голову. На фоне темного неба, на краю каменного выступа, окружающего лагерь, появилась темная фигура, замершая в ожидании.
- Рад встрече, грандмастер Дельфина. Много слышал о тебе, но ни разу не довелось увидеться без масок, которые мы носим.
Незнакомец легко спрыгнул с камня и вступил в круг света, бросаемого от костра. Он был закутан в плащ с капюшоном, надвинутым на лицо. Дельфина молниеносно выхватила клинок и оказалась рядом с непрошенным гостем. Лезвие ее акавирского клинка почти касалось ткани плаща.
- Даю тебе десять секунд, чтобы представиться и сказать, какого дьявола тебе от меня нужно?
Гость поднял ладони, затянутые в перчатки, показывая, что у него нет оружия.
- Успокойся, Сестра. Я пришел сегодня с миром.
Он сдернул капюшон со своих очень светлых волос и улыбнулся, наблюдая, как меняются лица собравшихся у костра.


Несомненно, Дельфина узнала его. Он долгое время жил в Ривервуде, наблюдая за ней, и она даже не догадывалась, кто скрывается за личиной простого дровосека.
Он видел, как у Рэйвен расширились зрачки при взгляде на него, и она побледнела.  Ее спутник поднялся на ноги и шагнул чуть в  сторону, чтобы в случае чего успеть перехватить клинок эльфа, если тот вдруг выхватит его. Гость небрежно кивнул, он видел маневр и давал понять, что прекрасно понял, что ему хотят показать.
- Мое настоящее имя Йенуэль Аконит***, - эльф широко улыбнулся и шутливо поклонился собравшимся.
*** (История имени: «Аконит» - красивое, но ядовитое растение с бледно-сиреневыми цветками семейства лютиковых, применявшееся  для травли  волков и других хищников. Растение было известно под тем же названием ещё древним. Другие названия – «волчий корень», «черный корень», «черное зелье». В игре аконит называется «ядовитым колокольчиком»).
Дельфина побледнела.
- Как же я сама не догадалась! Единственный эльф в Ривервуде … и предатель! – прошипела она, не опуская своего клинка.
- Не горячись так, - усмехнулся эльф, делая шаг к костру и опускаясь перед ним на корточки. Клинок в руках Дельфины он, казалось, не замечал. – Империи больше нет. Странно, что ты еще этого не видишь.  Я просто сделал выбор в пользу тех, за кем будущее.
- Ты нарушил клятву! – резко возразила ему Дельфина.
- Я давал клятву династии Септимов, - отрезал эльф. - Последнего Драконорожденного больше нет. И я не собираюсь служить марионетке на троне. У Империи нет будущего. Нет того, кто сможет вернуть ей былое величие.
- Зачем  ты пришел сюда? – спросила Дельфина. Она не торопилась убирать свой меч, но отступила на шаг от эльфа, показывая, что пока не собирается его убивать. – Рассказать свою слезливую историю? Или собираешься сдать меня Талмору?
- Нет, - эльф улыбнулся еще шире. – Я хочу предложить тебе свою помощь.
- Что? – удивленно спросила Дельфина.
- Я знаю, что ты хочешь остановить драконов, - ответил ей эльф. – Я предлагаю свою помощь. Талмор также желает знать, откуда они взялись.
- И что с того? - рассмеялась бывший член ордена Клинков. – Да я лучше доверюсь саблезубу, чем тебе!
- Ты ведь далеко не дура, - прищурился босмер. – Я не собираюсь вставлять тебе палки в колеса. И так же, как у тебя, у меня есть свои агенты в Скайриме и доступ к сведениям Талмора. Только мне, в отличие от тебя, не нужно действовать скрыто.
Дельфина задумчиво смотрела в огонь. Решение было трудным.
- Хорошо, - медленно проговорила она, у нее и вправду не было выхода, слишком малыми силами она сейчас обладала. – Только имей в виду, я не собираюсь доверять тебе, поэтому если ты только попробуешь вести двойную игру, наше соглашение тут же будет разорвано, и тогда ничто не помешает мне отрубить тебе голову. Ясно?
Эльф криво ухмыльнулся и кивнул.

Комментариев нет:

Отправить комментарий