четверг, 15 ноября 2012 г.

Часть пятая, в которой Рэйвен находит Ворстага и знакомится с ходячей грудой металлолома



Рэйвен не планировала задерживаться в этом городе. Черт побери, она даже не планировала в этом городе появляться!
Она с тоской осматривала каменные стены вокруг себя, тщетно пытаясь вспомнить, как она вообще тут оказалась. «Черт побери, что вообще происходит?» - крутилось у нее в голове.
Место, где она находилась, ничего ей не говорило. Здесь она была впервые. И эту разгневанную женщину, склонившуюся над ней, она тоже видела впервые.
- Да-да, пора вставать, пьяное богохульное чудовище!
 Рэв застонала и попыталась принять горизонтальное положение, но в глазах у нее потемнело, а в голове как будто прокатился чугунный шар, заставив ее скривиться от боли.
- Нет, пожалуй,  я еще немного полежу, – заплетающимся языком с трудом выговорила она.
- Ну да, конечно, у тебя болит голова, и ты не помнишь, как ты здесь оказалась, - ехидно протянула жрица.
Чугунный шар в голове Рэйвен покатился в обратную сторону. Больше всего на свете ей хотелось пить.  Она представила себе кувшин, полный такой восхитительно свежей холодной воды, что ни о чем ином думать больше не могла.
Жрица меж тем отнюдь не растеряла свой боевой пыл и разгневанно требовала возместить осквернение храма грудами мусора, перечисляя все прегрешения Рэйвен за минувшую ночь, включая «несвязные крики по козу и свадьбу». Если верить ее словам, то ночка выдалась та еще, беда только в том, что Рэйвен ровным счетом ничего не помнила.




- Какая коза? Какая свадьба? – в отчаянье простонала Рэв, только чтобы избавиться от этого навязчивого голоса.
- Ну, в твоих бреднях ничего не разобрать было. Но что-то там было о Рорикстеде. Все, выметайся из храма!
Жрица заставила Рэйвен подняться и дотащила ее до дверей. Когда тяжелые створки за ее спиной захлопнулись, Рэв в изнеможении прислонилась к стене. Чувствовала она себя преотвратно.  Она сползла по стене вниз и непослушными руками принялась копаться в своей дорожной сумке в поисках хоть какого-нибудь завалящего зелья исцеления.
Как назло в своей сумке она отыскала только несколько склянок с собственноручно сваренным ядом и бутылку с элем. Рэйвен с сомнением поглядела на яд. Пожалуй, выпить его следовало еще вчера, перед тем, как ей пришло в голову пить на спор с тем странным человеком в темной робе в «Гарцующей кобыле». Дурацкая была идея. И что ее тогда дернуло? Она ведь никогда не отличалась склонностью к пьянству.


"Что может быть лучше?! Только проснуться на следующий день и ни черта не помнить!"
Рэйвен сердито засунула яд поглубже в сумку, достала эль, вытащила зубами пробку и сделала первый глоток.  Через несколько мгновений шум в голове исчез, мир приобрел краски,  а призрачный кувшин с холодной водой перестал маячить у нее перед глазами. Рэйвен сделала второй глоток и с облегчением поняла, что может снова рассуждать здраво.  Первая мысль, которая смогла сформироваться внутри ее многострадальной головы, была такой: «А где это, черт побери, я вообще нахожусь?»
Она схватила проходящего мимо стражника за рукав и задала пугающий своим идиотизмом вопрос.
- Где я?
Тот подозрительно оглядел ее с ног до головы, заметил в ее руках бутылку с элем, и несколько мгновений на его лице читались сомнения, не  бросить ли эту попрошайку в темницу на пару дней, с профилактической, так сказать, целью.
Наконец, его лицо слегка смягчилось, видимо, симпатичная мордашка Рэв, которой ее наградила природа, в очередной раз вытащила ее из передряги.  Стоило, наверное, чаще благодарить Дибеллу за этот дар.
- Ты в Маркарте, детка. Такой красивой девушке не следует напиваться в одиночку, - подмигнул он ей.
Рэйвен мило улыбнулась, подавив желание всадить ему кинжал в брюхо. – В следующий раз я непременно позову тебя с собой, приятель.
Значит, это Маркарт. Она много читала про этот город, вырубленный  из камня. Поднявшись на ноги и удостоверившись, что по крайней мере ее не шатает, она сделала шаг к каменной лестнице и глянула вниз. 
Внезапно ей расхотелось  спускаться. Храм Дибеллы располагался черт знает на какой высоте. Сглотнув, Рэв в очередной раз мысленно прокляла тот день, когда решила выиграть этот дурацкий спор кто кого перепьет  и,  держась одной рукой за стену, осторожно стала спускаться по лестнице.


Рэйвен бесцельно шагала по кривым улочкам Маркарта. В этом городе запросто можно было заблудиться.  Когда тебе кажется, что эта дорога выведет тебя к нужному месту, вполне может оказаться, что она приведет тебя в тупик. Симпатичный такой тупик с горшками герани. Рэйвен уже не единожды приходило в голову, что просто спрыгнуть вниз – это наиболее простой способ перемещения в этом городе. И наиболее действенный. 
«Пожалуй, эта не такая уж дурацкая идея», - с раздражением думала она, в очередной раз свернув за угол. – «Бесконечные лестницы, бесконечные переходы. Как, интересно, жители тут сами ходят?»
Похоже,  лестницы здесь располагались по спирали. Если идти по кругу, то рано или поздно ты спустишься вниз. Когда она спустилась наконец в район рынков, перевалило уже за полдень.
- Эй! – возмущенно крикнула она,  когда какой-то мужчина, оттолкнув ее в сторону, направился к девушке, выбирающей себе безделушку у лотка с драгоценностями. Приблизившись к ней, он неожиданно выхватил кинжал и всадил ей его в спину. На рынке тут же поднялась паника. Мимо нее промчался стражник, на ходу вскидывая лук. С другой стороны еще один стражник спешил наперерез убийце с мечом в руках.  Незадачливый убийца заметался между ними, но очень скоро все было кончено. Последними его словами было: «Я умираю за свой народ!»
Рэйвен потрясенно наблюдала за этой картиной.
- Боги мои! Изгои в городе, - крикнул кто-то в толпе.
– Всем разойтись! Никаких изгоев тут нет! – рявкнул стражник,  разгоняя толпу на рынке.
- Боги! На женщину напали на рынке! У всех на глазах! Ты как? В порядке? – парень с рыжими волосами осторожно взял ее за локоть.
Рэйвен молча кивнула, все еще не сводя взгляд с тела убийцы.



- Я просто шел из таверны, когда на эту женщину напали. О, смотри, у тебя вроде бы что-то выпало. Какая-то записка. Наверное,  важная.
Он сунул ей в руки скомканный лист бумаги и, не оглядываясь, пошел вверх по улочке. Вскоре он смешался с толпой.  Рэйвен недоуменно посмотрела на записку в своей руке.
«Мда, странный город» - подумала она. – «Кажется, слишком много событий для одного дня. А мне не мешало бы прочистить мозги».
И она решительно направилась в сторону таверны, про которую говорил тот парень.
- О, приветствую! – Как только она вошла, ее окликнул старик за стойкой. – Ты попала в лучшую таверну во всем городе. И угадай с трех раз, кто ее хозяин?... Конечно, я, - и он рассмеялся своей фирменной шутке. 


- Эй, ядовитенькая моя! Не видишь? У нас новый клиент! – раздраженно крикнул он куда-то себе за спину. – Не хочешь ли ты хоть немного  помочь мне в тяготах повседневной жизни, моя дражайшая половина?
- Сам обслужить не можешь  что ли, бездельник! Тебе все равно заняться нечем! – тут же отозвался не менее раздраженный голос, и к стойке подошла пожилая худая женщина с кислым выражением лица. 
– В отличие от своего мужа я о своих гостях забочусь! От этого бревна разве чего дождешься? – сверкнув глазами, сказала она, поставив перед Рэв кружку с элем. – Вот не повезло мне с мужем, - тут же принялась сокрушаться она. 
– Зато какие хорошие у меня детки. Да, сынок? – и она потрепала по голове паренька, который грустно подметал пол.
- Ты опять будешь его бить, да, мама? - спросил он, оторвавшись от метлы.
Женщина всплеснула руками:  "Что ты, милый, наверное, не буду, сегодня нет настроения!"
Рэйвен, не выдержав, фыркнула. «Ну и ну, вот так парочка! Этот город кажется мне все страннее и страннее».
- Похоже, эти двое нашли друг друга, - повернул к ней голову мужчина, сидевший на стуле рядом. Он с улыбкой наблюдал за ругающимся трактирщиком и его сварливой женушкой. – Думаю, если в один прекрасный день один из них вдруг исчезнет, второй тут же начнет тосковать. 
Рэйвен искоса наблюдала за своим  невольным собеседником. У него был приятный голос. Глубокий и чуть хрипловатый. А в желтых глазах плясали веселые искорки.


- Я Ворстаг, - протянул он ей руку. – Меня называют наемником, но я предпочитаю считать себя свободным искателем приключений.
Рэйвен рассмеялась. – Я Рэйвен. В моем случае даже искать не приходится. Приключения сами меня находят.
Ворстаг усмехнулся. – Сделай мне предложение, от которого я не смогу отказаться, и так уж и быть, это станет моей проблемой.
Рэйвен грустно похлопала себя по кошельку. – Извини, у меня нет даже тысячи золотых.
- К счастью для тебя я знаю место, где можно не слабо обогатиться. За половину суммы в твоем кошельке и половину найденной там добычи я готов стать твоим наемником.
- Половину?! Ты шутишь? Что мешает мне пойти туда одной и взять все?
- Нууу, - протянул Ворстаг. -  Я думаю, фалмеры и двемерские механические стражи быстро остудят твой пыл.
Рэйвен задумалась. Фалмеров она не боялась. Но двемерские механические монстры…
- Поскольку я и так плачу тебе из своего кошелька, то я отдам тебе одну пятую добычи.
- Одну четвертую!
- По рукам!
- А ты умеешь уговаривать! – Ворстаг рассмеялся. – Давай скрепим нашу сделку еще парой пинт эля и я расскажу тебе, где лежит наш ключ в богатое будущее.



***
- Значит, под Маркартом расположен настоящий двемерский город? – спросила Рэв, шагая вслед за Ворстагом в сторону Подкаменной крепости.
- Да! Проблема только в том, что раскопки закрыты. Придворный маг слишком боится, что его бесценными двемерскими безделушками завладеет кто-то еще…  И правильно боится, - ухмыльнувшись, добавил он.
- Значит, нам нужно уговорить его впустить нас внутрь.
– А ты быстро схватываешь!
- О, думаю, с этим у нас не будет проблем, - отмахнулась Рэйвен. 
«Или все же будет?»
Маг Колсельмо оказался именно таким, как Рэйвен себе представляла, – ученый до мозга костей. Мир за пределами Нчуанд-Зела для него, казалось, не существовал. Оторвавшись от своих свитков, он недовольно оглядел двух искателей приключений.
«Дилетанты», - поморщившись, подумал он. – «Еще одни горе-искатели приключений, готовые вынести полдвемерского города в карманах».
Перед его строгим взглядом стояла хрупкая на вид девица с шальными глазами и худощавый, но гибкий наемник с жутковатыми шрамами на щеке и кривоватой улыбкой. В общем, выглядели они на редкость безобидно.
- Вы хоть понимаете, что оторвали меня от серьезного научного исследования? – гневно спросил он их. – Я лучший исследователь двемеров во всем Тамриэле! И на что я трачу свое бесценное время?! На парочку наемников?!
- Раскопки закрыты, - отрезал он, стоило Рэйвен только открыть рот. – Я больше не нуждаюсь в помощи охранников.
- А, так вам нужны охранники?
- Нет, - ехидно протянул маг. – Мне больше не нужны бездари, думающие, что если у них есть огромная железяка, то они могут считать себя крутыми наемниками.
Это был камень в их огород, подумала Рэв. При всем желании, серьезно они отнюдь не выглядели. Она искоса глянула на Ворстага. Хотя нет, пожалуй, из них двоих серьезно не выглядела только она.
Ворстаг решил, что пора спасать положение.
- Я слышал, что у вас были проблемы на раскопках.
- Проблемы?! – тут же взвился альтмер. – Да тут каждый второй тащит с раскопок все, что плохо лежит!
Он оценивающе окинул взглядом фигуру наемника. Ворстаг ждал, вопросительно приподняв одну бровь.
- Хотя, да, - наконец ответил Колсельмо. – У нас есть одна проблемка. Ее зовут Нимхе – Отравленная. Избавитесь от нее, и я пущу вас на раскопки.
И он вновь вернулся к изучению свитков.


***
- Ничего себе проблемка! – потрясенно вырвалось у Рэйвен, когда откуда-то сверху плавно стала спускаться огромная паучиха. В небольшой пещерке сразу как будто стало тесно.
- Не зевай! – Ворстаг оттолкнул Рэйвен в сторону за секунду до того, как в то место, где она только что стояла, прилетела струя яда. Камень, на который он попал, тут же начал плавиться.
- Твою мать! – Рэйвен прижалась спиной к стене и стала медленно огибать паучиху по кругу, натягивая лук.
Ворстаг, отвлекая паучиху, кинулся ей под ноги и ловко подрубил одну из ее многочисленных лап. Паучиха завизжала от боли и стала яростно крутиться, пытаясь достать обидчика. Рэв, воспользовавшись моментом, выпустила стрелу в один из фасеточных глаз паучихи. Нимхе защелкала жвалами и повернулась в ее сторону. Рэйвен кувырком ушла от еще одной порции яда и тут же торопливо вновь натянула тетиву.
В это время Ворстаг методично подрубал ноги паучихи, пока та не зашаталась и рухнула на землю. Рэв выпустила последнюю стрелу и медленно подошла к поверженному телу, ее слегка трясло от избытка адреналина в крови. Ворстаг  спокойно стоял рядом с Нимхе и отчищал свой клинок от слизи.
- Никогда не видела такой огромной паучихи, - наконец смогла проговорить Рэв.
- На болотах Хьялмарка их полно, - заметил он.
- Смотри, - Рэйвен поднялась по каменным ступенькам и присела возле тела молодого имперского солдата. – Наверное, охранник. Не повезло бедняге.


Она осмотрела тело и аккуратно вытащила из-за пазухи имперца сложенную записку.
-  Он сопровождал каких-то ученых в Нчуанд-Зел. – Она оглянулась. – Но здесь только одно тело… Где же остальные?
- Думаю, они внутри, - наемник кивнул на дверь за спиной у Рэйвен. – А бедняге просто не повезло познакомиться с Нимхе поближе.
- Нужно их найти. Возможно, им требуется помощь, - Рэйвен вдруг вспомнила то, что говорил ей когда-то ее дед.
«Сталкиваясь с постоянной смертью, когда понимаешь, как хрупка и эфемерна жизнь, начинаешь заново осмысливать отношения между людьми. Помогая другим перед угрозой смерти, ты помогаешь себе. Кто знает, может, в нужный момент человек, которому ты спас жизнь, протянет тебе руку, когда ты заглянешь в глаза Смерти».
Благодаря такой помощи она сама уже несколько раз отодвигала ранний визит в Совнгард. Похоже, как раз подвернулся удобный случай отдать свои долги.
- Думаю, помощь понадобится уже нам, когда они увидят, что мы воруем их драгоценные экспонаты, - возразил Ворстаг.
- Я помогаю им, чтобы кто-то в нужный момент помог мне. Вот и все! - Рэйвен нахмурилась и выразительно посмотрела на Ворстага. – Мы все равно туда полезем, так почему бы не глянуть?
Наемник недовольно нахмурил брови, но решил промолчать.
Внутри развалин было полутемно,  только отдельные островки света давали потускневшие двемерские лампы, бросающие вокруг неестественный зеленоватый свет.  Внезапно за аркой Рэв заметила скрюченную фигурку, отдаленно напоминающую человека. Она нахмурилась и подняла лук.  Это не мог быть человек. Она выстрелила, когда существо, принюхавшись, повернуло в ее сторону голову. В свете двемерской лампы успели мелькнуть мелкие заостренные клыки.  Стрела вошла жителю подземелий в основание шеи, и тот, не успев издать и звука, рухнул на землю. 


- О, боги! – Рэйвен передернуло от отвращения, когда она подошла к своей жертве. – Выглядит он ужасно.
Она присела на корточки и принялась рассматривать убитого. «Подумать только, - с жалостью думала она. – А ведь несколько сотен лет назад они выглядели как люди. В хрониках их описывают как прекрасных воинов и магов, перед которыми склонялись многие народы. И в итоге они оказались загнанными под землю».
Тело фалмера напоминало высохшую мумию, покрытую серо-зеленой кожей, глаза полностью атрофировались и были прикрыты кожаными складками. О том, что эти существа когда-то были представителями народа эльфов, говорили лишь заостренные уши.
- Как жаль, что они уже никогда не увидят дневного света, - сказала Рэв, поднимаясь с колен.
- Я думаю, он им больше не нужен, - задумчиво сказал Ворстаг. – Пойдем.


Темнота в древних двемерских руинах играла им на руку.  Находясь в тени, Рэв успевала заметить фалмеров до того, как они успевали увидеть ее.  Руины просто кишели этими подземными жителями. Странно, что Колсельмо ни словом не обмолвился об обитателях глубин двемерского города.
«Либо он так далеко не продвинулся» - рассуждала Рэйвен. – «Либо он намеренно нас не предупредил, чтобы защитить свои исследования от разграбления».
Из записки следовало, что исследователей было четверо: Стобин – он же, видимо, возглавлял отряд, Стромм, боевой маг, и Эри и Краг, которые, по-видимому, были чем-то вроде занозы в заднице.


Стромма они нашли в покоях рядом с раскидистым деревом, что выглядело особенно удивительным под землей. Дерево было уже мертво, но тем неожиданней оно смотрелось среди механического города, казалось чем-то нереальным здесь. Стромм позаботился о безопасности, - Рэйвен заметила огненную руну слишком поздно. Ловушка сработала, когда девушка, захваченная удивительным зрелищем, неосторожно вступила в круг заклинания. Перед глазами полыхнуло пламя, Рэйвен закричала и отскочила в сторону. На ее коже тут же появились ожоги. Сдерживая слезы и шипя от боли, она опустилась на колени и принялась искать хоть что-то в своей дорожной сумке, что помогло бы ей залечить раны.
Ворстаг сочувственно опустился рядом с ней и протянул зелье лечение. – В следующий раз, надеюсь, ты вспомнишь, для чего я здесь, - сказал он ей.
Руна не помогла ее создателю – Стромм бы мертв. Так же, как и его охранник. Из дневника Стромма следовало, что он остался здесь, чтобы получше изучить жилые районы и понять назначение дерева. Исследователь считал, что такую роскошь под землей, как настоящее дерево, могли позволить только очень богатые и влиятельные кланы гномов.
- А это значит, – Ворстаг заглянул Рэв через плечо и посмотрел на исписанные страницы. – Что где-то здесь находится оружейная, а в ней то, что хранило и оберегало это очень богатое и во всех смыслах замечательное семейство.


Следуя схематической карте, нарисованной Строммом, они спустились на нижние уровни подземного города. Где-то здесь располагались главные хранилища и оружейная, куда так рвался наемник.
Как это ни странно, но нижние хранилища казались более нетронутыми. Здесь почти не было фалмеров, но во множестве оживали механические слуги двемеров. Видимо, именно они и крепкие замки оберегали это место от набегов подземных существ.
Рэйвен вдруг охватил настоящий азарт искателя приключений. Где-то тут находилось настоящее сокровище, и она намеревалась его найти и, желательно, вынести отсюда, не попортив себе шкурку.
Не она одна охотилась за древними  сокровищами двемеров. В главном зале хранилища они обнаружили тело Эри. Незадачливый вор умер от рук механических слуг, пытаясь открыть сундук, стоящий на постаменте у ног парового центуриона. Если верить его записям, то он был из тех энтузиастов-ученых, которые с радостью продадут все, что найдут ценного на раскопках.
Механические стражи на постаментах выглядели несколько угрожающе,  и Рэйвен осторожно обошла их.  Она приблизилась к сундуку  и застыла в восхищении. Это был, мать его (!), настоящий, мать его (!), двемерский сундук, с настоящим двемерским замком. Это был вызов. Она много читала про двемерские ловушки и слышала, что их замки были произведением искусства. Но увидеть это воочию…
Рэйвен почувствовала азарт. Она должна была взломать этот замок во что бы то ни стало.


Она достала отмычки и принялась методично его исследовать. Сломав несколько отмычек, она нашла положение, в котором замок свободно поворачивался, и принялась экспериментировать с положением отмычки, достаточным для того, чтобы полностью повернуть головку замка.
- Так значит, ты хотела стать бардом? – Ворстаг с усмешкой наблюдал, как Рэйвен взламывает замок. – Да, взлом – это очень важное умение для барда. Я бы даже сказал, жизненно необходимое.
Рэйвен прислушалась к чему-то, повернула отмычку, и замок тихо щелкнул.
- Я не воровка, ясно?! – Она повернулась к Ворстагу и яростно сверкнула глазами. – У меня просто был очень строгий отец.
Ворстаг лишь недоверчиво хмыкнул.
Рэйвен спрятала отмычки и подняла крышку сундука. Помимо золота и нескольких драгоценных безделушек,  там лежал настоящий двемерский артефакт.
Ворстаг склонился над плечом Рэйвен и тихо присвистнул. – Похоже, мы обогатились на несколько сотен золотых монет.
И тут у них за спиной раздался угрожающий скрежет. Рэйвен испуганно оглянулась.  Двемерские механизмы ожили. Ворстага уже окружило с полдюжины механических пауков, и он яростно от них отбивался.
Рэв запрыгнула на сундук, понимая, что толку от ее стрел не будет.  «Огонь», - вдруг подумала она. – «Эти твари уязвимы для огня».
Она сглотнула.  Хелген.  Городок, сожженный дотла.  Дракон, изрыгающий пламя. Внезапно Рэйвен как будто вновь услышала страшный рев дракона: «ЙОЛ!»  Она почувствовала, как волна жара накрывает ее с головой, пламя рождалось у нее изнутри и яростно рвалось наружу. Она слишком явственно представила себе дракона, с ужасом подумала девушка.
- ЙОЛ! – Крик рвался из нее, и она отпустила его, не в силах удержать внутри.
По каменным плитам древнего города пробежала волна пламени. Ее напарник еле успел заскочить на каменный постамент с двемерской сферой, уворачиваясь от огня. Механическим монстрам не так повезло. Их броня плавилась от жара, и они рассыпались на части.
Когда все было кончено, Рэйвен на негнущихся ногах спустилась с каменного постамента у ног центуриона, на котором простояла все это время. Огонь пропал так же неожиданно, как и появился.
Ворстаг подошел к Рэйвен, сбивая с рукавов своей куртки пламя.
- В следующий раз предупреди меня заранее, чтобы я успел написать завещание, - мрачно сказал он ей. Рэйвен слабо улыбнулась. Ей не верилось в то, что Крик сработает. Но он сработал, и это ее испугало.
- Пойдем отсюда, - у Ворстага вдруг пропало желание копаться в двемерских развалинах. Того, что они уже нашли, вполне хватало на пару лет безбедного существования. Или на пару дней разгульной жизни. Если они, конечно, выберутся из подземного города невредимыми. Наемник искоса глянул на свою подавленную спутницу.  Если она выкинет еще что-то в этом же роде, то можно смело сказать, что  шансов у них почти нет.
Они выбрались из оружейной не встретив больше ни единой души.  Даже фалмеры куда-то запропастились. 
Поднимаясь наверх по каменным перекрытиям города, они натолкнулись на развороченный лагерь. На стоянке царил жуткий беспорядок, но  костер все еще горел. На меховом спальнике с неестественно повернутой шеей лежало тело Крага. Видимо, фалмеры напали неожиданно, и никто из охранников не успел ничего предпринять.
- Остался последний, - сказала Рэйвен, - мы должны подняться наверх и найти его. Возможно,  он еще жив. На лагерь напали недавно. Тела еще теплые.
Все, что мог ей на это ответить Ворстаг, было слишком нецензурным, чтобы произнести это вслух.
«Пожалуй, когда я выберусь отсюда», - с тоской подумал он. – «Я сделаю щедрое подношение Девятерым и буду не просыхать неделю».
А Рэйвен меж тем, поправив лук, чтобы в случае чего успеть его выхватить, продолжала невозмутимо подниматься наверх.
«Удивительно, что она еще жива», - мрачно думал наемник, глядя ей вслед.
- Эй, ты идешь? – она стояла около тяжелых створок, ведущих, если верить схематической карте города, нарисованной рукой Стромма, в зал управления механизмами, и была живее всех живых.
Ворстаг покачал головой, отгоняя самоубийственные мысли, и направился вслед за своей напарницей. В конце концов, это именно он привел ее сюда.
Тело Стобина лежало в луже крови недалеко от входа. Они не успели.
Рэйвен присела на корточки рядом с ученым. – Да пребудет с  тобой милость  Аркея, – прошептала она. Она присмотрелась. Исследователь что-то прижимал к груди. Видно, это было важным для него. Она осторожно отодвинула руку убитого и вытащила на свет тетрадь, на ее обложке блестели капли крови.
- Видимо, он вел дневник, - она пролистала страницы и остановилась на последней записи. Внезапно ее брови поползли наверх.
- Он хотел привести в управление двемерский город, - сказала она, посмотрев на Ворстага. – Оживить стражей.
- Нет, - сказал Ворстаг, глядя на нее и скрестив на груди руки. – Ты шутишь? Ты хоть представляешь, что здесь начнется, когда все эти монстры вдруг пробудятся?
- Это было важно для него, - возразила она. – Он погиб. Они все погибли. Так пусть хотя бы их смерть не будет напрасной!
- Нет, ты правда не в себе, - Ворстаг покачал головой.
- Ты со мной? Или как? – спросила она его и, повернувшись, направилась наверх. Он вновь покачал головой и, тяжело вздохнув, бросился за ней.  Кажется, она тогда не шутила, в таверне, когда говорила, что приключения сами ее находят.  Теперь он начинал понимать почему.
- Нет,  я все-таки считаю, что это плохая идея, - сказал он,  когда они остановились перед странным механизмом, оснащенным рычагом управления. Видимо, это и было то, что искал исследователь двемеров.


Рэйвен, не глядя на своего напарника, выдохнула и опустила рубильник. В глубинах механического города что-то вздрогнуло, загудело и пришло в движение.
Неприметные люки на стенах вдруг раскрылись, и на пол высыпало около дюжины механических пауков, которые  резво вставали на лапки и, увидев чужаков, угрожающе замаршировали к ним.
Ворстаг не стал дожидаться, когда стражи двемерского города перейдут в атаку, он схватил Рэв за руку и потащил ее к выходу. Пауки, угрожающе щелкая остро наточенными лезвиями, тут же бросились в погоню.
Ворстаг выхватил из сумки факел, быстро поджег его и бросил в преследователей, захлопывая перед ними тяжелую металлическую  дверь зала.  Пауки беспомощно заскреблись изнутри, стараясь добраться до ускользнувшей жертвы.
Рэйвен выскочила на каменный мостик, спиралью уходящий наверх, где их ждал спасительный выход, и застыла от ужаса.


- ТВОЮ! МАТЬ! – выдохнула она, хватая Ворстага за рукав и потянув за собой наверх, в сторону выхода. Прямо под ними огромный паровой центурион крушил группу фалмеров. Они казались муравьями под ногами у великана. Центурион выпустил струю горячего пара, и ошпаренный фалмер, воя от боли, сорвался вниз. Еще один фалмер с размозженной головой упал к ногам механического монстра. Оставшиеся подземные жители в ужасе бросились врассыпную. Центурион тут же ринулся наверх, бросившись в погоню за удиравшими фалмерами.
Ужас придал Ворстагу и Рэйвен ускорение, не глядя вниз, они неслись по каменному перекрытию наверх, в спасительную тишину пещеры Нимхе.
Когда за ними наконец захлопнулась массивная дверь Нчуанд-Зела, Рэйвен почувствовала облегчение и страшную усталость. Ноги ее не держали, тяжело дыша, она опустилась вниз и закрыла на миг глаза.
- Пожалуй, сейчас не лучшее время восклицать: «Ну, я же говорил!», - тяжело дыша, прохрипел Ворстаг.
Рэйвен с благодарностью посмотрела на него и вдруг громко рассмеялась.
- Мы… все еще…  живы, - сквозь смех простонала она. Ворстаг взглянул на нее, закинул голову и тоже расхохотался.
- Да, - сказал он, отдышавшись. – Я тоже несказанно удивлен этим фактом.
- Чего нельзя сказать про Стобина и его команду, - Рэйвен поднялась на ноги. – Пойдем, порадуем Колсельмо.


Они уносили из двемерского города целый комплект двемерской брони, металлические изделия, которые можно было переплавить и выгодно продать кузнецам в крепости, а также двемерскую утварь, за которую у коллекционеров  тоже можно было выручить кое-какие деньги.
Все эти мысли и то, что они выбрались живыми из подземного города, как нельзя лучше поднимали настроение.
Альтмер нахмурился, вновь увидев этих двоих. Вид у них был помятый, уставший и… довольный.
- Нимхе мертва, - отрапортовала девица. - И… вот…
Она порылась в сумке, висевшей у нее через плечо, и выудила дневник Стобина.  Эльф пролистал дневник и, нахмурившись, прочитал последнюю запись. – Так вот что с ними случилось, - сказал он наконец и оценивающе взглянул на парочку наемников, выжидающе смотрящих на него.
- Ах, да, - Колсельмо брезгливо поморщился. – Ваши деньги.
Он кинул наемникам увесистый кожаный кошель.
Рэйвен улыбнулась.  Колсельмо даже не догадывается, каким артефактом они обладают. Главное сокровище лежало сейчас на дне ее сумки. Неповрежденная сердцевина двемерского центуриона – странное устройство, пульсирующее красноватым сиянием. За эту штуковину можно было выручить у исследователей или коллекционеров уйму денег, но она не собиралась так просто отдавать ее.  Нет, пожалуй, пока она сохранит двемерский артефакт у себя.


2 комментария:

  1. Ворстаг подозрительно похож на одного ведьмака из Ривии :)

    ОтветитьУдалить
  2. Ворстаг подозрительно похож на одного ведьмака из Ривии :)

    ОтветитьУдалить