четверг, 15 ноября 2012 г.

Часть третья, в которой Рэйвен все-таки забирается на Ветреный Пик и узнает, что в некоторых сказках есть доля жизни, а некоторые к тому же еще и ходят



Неприятности начались еще задолго до того, как Рэйвен добралась наконец до храма.
Рядом со сторожевой башней, вставшей у нее на пути,  Рэйвен наткнулась на праздно шатающегося норда в меховых доспехах. Худшие ее опасения сбылись, здесь давно уже обосновалась шайка отребья, промышлявшего грабежом и убийствами.
Рэйвен уже несколько минут разглядывала его из-за удачно расположенного валуна рядом с узкой тропинкой, ведущей наверх.
Разбойник, наконец, облокотился о каменную стену башни и стал смотреть в противоположную от девушки сторону. Видимо, караульная служба доставляла ему столько же удовольствия, сколько Рэйвен – нахождение на вершине Ветреного Пика.
Миновать его не было никакой возможности. Можно, конечно, его обмануть, применив старую уловку с камешками, но если она будет неосторожна, он поднимет тревогу. Неизвестно сколько еще таких типов шаталось по округе.
Рэйвен сдвинулась еще немного в тень, присела на корточки и задумалась. Ей уже приходилось убивать однажды, еще когда она блуждала в горах. При этом воспоминании каждый раз к горлу подкатывал тошнотворный комок. Она тогда очень глупо выскочила к одинокому костру, даже как следует не оглядевшись. Она была замерзшей и уставшей, а огонь был спасением. И ей даже в голову не пришло, что тот, кто этот костер разжег, мог желать ей отнюдь не добра. У костра сидел давно не бритый мужчина в одежде из звериных шкур, и по его плотоядной улыбке Рэйвен сразу поняла, что ничего хорошего эта встреча ей не сулит. Она сделала шаг назад, наткнулась на камень и упала. Это, наверное, ее и спасло. Мужчина, все так же ухмыляясь,  подошел к ней, и рядом с собой она увидела его ноги, из-за голенища сапога торчала рукоятка стального кинжала. Не соображая от страха, она вытащила кинжал и всадила его в ногу, а когда мужчина заорал от боли и отшатнулся, выхватывая дубинку из-за пояса, вскочила и всадила скользкое от крови оружие еще раз, на этот раз в горло. Кинжал вошел под углом в основание черепа, и когда мужчина упал на снег, он был уже мертв. Обдумывая этот момент позже, она никак не могла понять, как у нее получилось тогда выжить.
Рэйвен передернуло от этих воспоминаний. Она спасала свою жизнь, а инстинкт самосохранения – это неотъемлемая черта человеческого вида, как говорил ее дед. Но одно дело убивать, спасая свою жизнь, а другое – сознательно лишать ее другого человека.
У Рэйвен взмокли ладони. Она вытерла их о брюки, и пока ее логика не выдвинула решающего аргумента против, стянула с плеча лук.
Кровь стучала у нее в висках, и окружающий мир вдруг стал  восприниматься как-то болезненно остро. Ей казалось, что она умрет от разрыва сердца, если сзади вдруг раздастся какой-нибудь шум. Сумерки обтекали ее, давая так нужную сейчас скрытность. Тип в меховых доспехах не видел ее. Рэйвен удивилась его легкомысленности. Он стоял напротив горящего факела, и его свет мешал ему различать тени. Он бы не увидел даже подкрадывающегося саблезуба. Видимо, он думал, что дурная слава Ветреного Пика служит прекрасной защитой сама по себе, и расслабился.


Рэйвен выдернула стрелу из колчана, наложила ее и медленно подняла лук. Дыхание ее замедлилось, а мир сузился до небольшой фигуры, освещенной факелом.
Дед учил ее стрелять из лука с тех самых пор, как она смогла держать оружие в руках. И сейчас доведенные до автоматизма навыки задвинули ее сознание куда-то вглубь. Рэйвен глубоко вздохнула и на очередном выдохе отпустила тетиву.
Фигура у башни пошатнулась и вскрикнула от боли, когда стрела вонзилась ей в плечо. Норд с усилием выдернул из раны древко и выхватил топор.
- Где ты? – выкрикнул он в ярости и шагнул в тень. – Я знаю, что ты здесь! Тебе не скрыться!
Рэйвен видела теперь его силуэт. Он медленно двигался в ее сторону. Кровь била по вискам. «Быстрее! Быстрее!»  Она вытащила следующую стрелу и, почти не целясь, выстрелила еще раз. Она точно знала, что стрела попала, но не видела куда. Зато ее противник отлично видел, откуда прилетела стрела и, не раздумывая, ринулся к камням, за которыми она притаилась. Времени у Рэйвен почти не оставалось. Дрожащими пальцами она выхватила следующую стрелу  и тут же снова натянула лук. Третья стрела ударила нападавшего в грудь, тот пошатнулся, сделал шаг назад и упал на спину.


Рэйвен обессилено опустила лук и присела, облокотившись спиной о камень. «Теперь я точно убийца…» - Подумала она, безразлично глядя на то, как дрожат ее руки.
Она медленно подошла к лежавшему навзничь наемнику. Носком сапога Рэв осторожно толкнула его, и тело неожиданно тяжело перевернулось, упав на спину. Стеклянные глаза грабителя смотрели в звездное небо, и Рэйвен поняла, что он безнадежно мертв.
Она сглотнула и остановилась в нерешительности. Наемники часто срезают кошельки с золотом у убитых ими жертв. У Рэйвен не осталось ни единой золотой монеты, и она была не прочь разжиться парочкой, но мысль, что для этого ей придется обыскать мертвое дурно пахнущее тело, вызывала у нее стойкое отвращение.
Внезапно на тропинку упала тень факела, и женский голос громко произнес:
- Эй, Фроки! Где ты?
Рэйвен замерла. Сердце ее лихорадочно забилось. В освещенном проеме сторожевой башни показалась фигурка женщины в меховых одеждах. Она увидела тело, лежащее  на снегу, и с криком ярости сбросила со своего плеча лук.
Рэйвен не помнила, как перелетела через камни и бросилась вверх по тропинке, к спасительным скалам. Рядом с ней в снег воткнулась стрела. Рэйвен отскочила в сторону, упала на снег, и следующая стрела чиркнула ее по плечу. На белом снегу она представляла собой прекрасную мишень. Сердце стучало, как бешеное. Рэйвен сделала рывок, надеясь уйти от следующего выстрела, но не успела.
Стрела ударила ее в бедро, и девушка по инерции отлетела к камням, высившимся по обе стороны от дорожки. Она ударилась о них, и  в глазах у нее потемнело от боли. Дрожащими руками Рэйвен обломила древко застрявшей стрелы и, хромая, снова бросилась наверх.
Она бежала, увязая в снегу. Правая штанина намокла от крови. При движении наконечник стрелы, засевший в ране, дергался, и каждый шаг походил на пытку.
Рэйвен тяжело дышала и кусала губы, тело ныло от боли, но останавливаться было рано. «Ну же, последний рывок», - уговаривала она себя. Спасительные скалы были совсем близко. Над ее плечом просвистела еще одна стрела, и, несмотря на боль, Рэйвен прибавила шагу. Если она сейчас сдастся, следующая стрела будет последней.
Неожиданно скалы, темнеющие впереди, расступились, и она увидела развалины древнего храма, как будто выросшие из гор.


Сил больше не оставалось. Девушка сделала несколько шагов и поняла, что дальше идти просто не сможет. Она обессилено опустилась в снег, чувствуя, как слезы на щеках превращаются в льдинки на пронизывающем ветру. Снег обнял  разгоряченное тело, и адская боль в бедре немного отступила.
Рэйвен вслушивалась в тишину позади себя, но слышала только ветер, гуляющий среди каменных остовов. Ее преследовательница не знала, как близка ее цель.
«Должно быть, ее тоже пугают эти развалины», - пронеслось в голове. Она тяжело перевернулась на спину и села, стараясь не задеть раненую ногу. Штанина пропиталась кровью, и в снегу чернели темные пятна. Рэйвен стиснула зубы и взялась за обломанное древко. Оно было скользким от крови и не сразу поддалось усилиям девушки. Рэйвен дернула еще раз и дико заорала от боли. Из раны тут же заструился темный ручеек крови. Дрожащими руками Рэв достала заветный пузырек, выменянный ею у старого кхаджита, и сделала несколько глотков.
Вязкая жидкость обожгла желудок, и девушке моментально стало жарко. Щекочущее тепло распространилось по телу, и боль постепенно стала утихать. Эликсир делал свое дело. Рэйвен удивленно наблюдала за тем, как ее рана постепенно затягивается, оставляя лишь бугорки шрамов, которые к следующему утру исчезнут без следа.
Девушка тихо вздохнула и посмотрела на пустой флакончик у себя в руке. Забавно, но единственное зелье лечения, которое у нее было, она использовала, еще даже не дойдя до залов драконьего храма.
Вокруг все так же было тихо, кроме ветра, завывавшего в вышине, и Рэйвен поднялась на ноги.
Драконий храм казался частью этих скал, и она никогда не видела ничего более величественного. Даже после стольких лет забвения он продолжал внушать священный трепет и ужас.
Рэйвен шагнула под каменные своды и остановилась, осматриваясь и растирая озябшие пальцы. Снаружи храм выглядел нетронутым, но внутри его не пощадило время. Часть колонн обвалилась, каменные плиты зияли провалами, и сквозь них проглядывала зелень, пустившая здесь корни.
Внезапно Рэйвен услышала шипение и из темноты на нее взглянули горящие ненавистью маленькие бусинки глаз. Она шагнула назад, вскинула лук, и, прищурившись, выстрелила. Тишина сменилась яростным визгом, который быстро затих. Зато в окружающем полумраке загорелись еще несколько пар глаз, по каменным плитам зацокали коготки, и Рэйвен оказалась окруженной оскалившимися крысами. Она вытащила еще одну стрелу и успела убить одну из них, прежде чем остальные бросились в атаку.
Рэйвен вскрикнула, когда мелкие зубы вцепились ей в руку, раздирая плотную ткань ее мантии. Она в ярости отбросила крысу и вскочила на каменный выступ, который когда-то служил основанием колонны. Крысы в бешенстве царапали камень, стараясь ее достать, а Рэйвен, зажав в зубах запасную стрелу, выстрелила в ближайшую тварь. Крыса завизжала и завертелась на полу от боли. Ее товарки, быстро утратив интерес к Рэйвен, окружили раненную и стали раздирать ее на части.
Девушка содрогнулась от омерзения, вытащила зажатую между зубами стрелу и метким выстрелом убила следующую тварь. Та взвизгнула и затихала. Не торопясь, Рэйвен перестреляла оставшихся крыс и спрыгнула с камня. Она брезгливо обошла трупы стороной и увидела костер, горящий в глубине зала. Рядом с поленьями лежал расстеленный меховой спальник и вещевой мешок.
Рэйвен присела на корточки рядом с огнем, жмурясь от тепла, и огляделась. Хозяин этих вещей, должно быть, отправился в глубины храма. И совсем недавно, иначе костер успел бы догореть.
Рэйвен задумалась. Какова вероятность того, что они ищут здесь одно и то же? Или неизвестный странник всего лишь искатель приключений, изучающий мрачные развалины в поисках хоть каких-нибудь ценностей, которые еще не успели вынести все остальные?
Чувствуя угрызения совести, она порылась в дорожном мешке и достала небольшую книжечку, обтянутую красной кожей. На титульной странице вычурным почерком, украшенным завитушками, значилось «Арвел Быстрый», далее шла строчка «как смерть», но она была зачеркнута.
Рэйвен пролистала дневник. Последняя надпись, сделанная несколько дней назад, гласила:
«Я нашел ключ. Этот идиот-торговец даже понятия не имел, какое сокровище находится у него в руках. Обмануть его ничего не стоило. Теперь ключ у меня. Я один знаю, как он работает. Ключ открывает запечатанную дверь в хранилище драконьих жрецов. Сгораю от нетерпения увидеть, что же они скрывают…»
Рэйвен задумчиво хмыкнула. Наверное, надо все-таки найти этого расхитителя гробниц. Похоже, в катакомбах он разбирается лучше, чем она. Рэйвен съела кусок хлеба, глотнула вина и решительно направилась вслед за незнакомым искателем приключений.
Она шагала по древним гулким залам, и очень скоро до нее дошло, почему местные жители стараются обходить развалины храма стороной. Нервы были напряжены до предела. Ей казалось, что за ней наблюдают, и очень хотелось обернуться. Как назло, на ум лезли страшные истории о драуграх, слышанные ею в Ривервуде и Вайтране, оживших мертвецах, охраняющих древние развалины. Ей мерещились то вздохи, то тихие шаркающие шаги, раздававшиеся где-то рядом.
Рэйвен до онемения в пальцах сжимала рукоять лука и поминутно оглядывалась. Она плутала по каменному лабиринту уже несколько часов. Комнаты, мимо которых она проходила, мало отличались друг от друга: погребальные ниши, вырубленные в стене с иссохшими останками некогда живших героев, глиняные урны, часть из которых была разбита, свернутые рулоны полуистлевшей льняной ткани и инструменты для бальзамирования. Все это покрывали слои многовековой пыли и паутины. Часть коридоров была завалена обрушившимся потолком, и девушке приходилось искать пути отхода.
Вполне возможно, думала Рэйвен, она ходит здесь кругами. Внезапно ей послышалось шипение. Она нервно оглянулась. Позади нее сомкнулась полутьма, и Рэйвен показалось, что она видит жадные тени, тянущие к ней свои щупальца. Ей вдруг пришло в голову, что как только они накроют ее, она останется в этих мрачных катакомбах навсегда.
- Кто здесь? – В голосе Рэйвен прозвучали жалобные нотки, но каменные стены мрачно молчали. Девушка до стука в висках вглядывалась в сумрак, окружавший ее. Она сделала пару шагов назад и внезапно поняла, что не может двигаться. Ее руки и ноги мягко охватывала упругая паутина. Она яростно забилась, стремясь вырваться из ловушки. С треском путы порвались, и она отскочила назад, с остервенением срывая с рукавов одежды остатки паутины.
- Кто это? Бьорн? Солинг? Это ты? – Вдруг нарушил тишину храма незнакомый голос. Рэйвен обрадовано прибавила шаг и удивленно остановилась от открывшегося зрелища. Стены, пол и потолок небольшого зала покрывали слои паутины. Она увидела темного эльфа, спеленатого в кокон так, что снаружи торчала только его голова. Должно быть, это и был Арвел Быстрый, которого она и искала.


- Эй, ты! Сюда! – крикнул он. – Освободи меня, пока эта тварь не вернулась!
Рэйвен подошла к нему поближе, поминутно оглядываясь. Она боялась даже представить примерные размеры этой «твари», так спеленавшего беднягу эльфа. Кокон выглядел очень плотным, и Рэйвен подумала, что разрубить его сможет разве что только крепкий меч. Она растеряно взглянула на эльфа.
- У меня нет с собой ни меча, ни кинжала, - призналась она.
- Идиотка, - простонал эльф, закатив глаза. – Ты что, отправилась в эти развалины вообще без оружия?!
Рэйвен обиделась и сделала несколько шагов назад.
- Я здесь вообще не по своему желанию. И, кстати, вполне могу оставить тебя здесь.
Эльф покрутился в своем коконе, и на его лице явственно читалось все, что он сделал бы с Рэйвен, будь свободен.
- Можешь достать мой кинжал, - наконец решил он. – Он за отворотом сапога. Уж, надеюсь, с этим-то ты справишься?
Рэйвен с трудом вытащила кинжал, паутина, опутавшая ноги эльфа, была слабее и, в конце концов, поддалась усилиям девушки. Зажав в руке кинжал, она сделала шаг назад и оценивающе окинула взглядом кокон. В глазах у эльфа появился неподдельный ужас.
- Надеюсь, ты умеешь им пользоваться? – подозрительно спросил он. – Или мне уже начинать бояться за свою жизнь?
Девушка хмыкнула и принялась обрубать паутину вокруг кокона, стараясь не обращать внимания на недовольное шипение эльфа, требовавшего, чтобы она поторопилась. Наконец, кокон треснул, и эльф упал на каменный пол. Он поморщился, растирая затекшие руки, взглянул на Рэйвен и вдруг поменялся в лице. Она никогда не видела, как бледнеют темные эльфы, но это, видимо, был именно такой случай.
Позади себя она услышала тихое шипение, которое становилось все ближе. Очень медленно она обернулась и застыла от ужаса. Сверху на них опускалась огромная тень. Эльф дернул ее за руку, выводя из оцепенения, и нырнул в узкий коридор за его спиной. Скуля от ужаса, Рэйвен отступила следом, не сводя глаз с паучихи, но та не собиралась так просто отпускать своих жертв. Не дожидаясь, пока девушка нырнет в узкий проход, где ее будет не достать, она с шипением выпустила струйку яда ей в лицо.


 Рэйвен вскрикнула и подняла, защищаясь, руку.  Глаза щипало, и окружающий мир вдруг стал расплываться у нее перед глазами. Угрожающе щелкая жвалами, паучиха сделал рывок, но Рэйвен, уже не соображая, что делает, успела нырнуть в спасительный коридор. Она почти ничего не видела и двигалась на ощупь, стремясь оказаться от логова как можно дальше. Споткнувшись, она упала, больно ударившись локтями. На нее вдруг накатилась слабость, и шипящие масляные светильники на стенах склепа внезапно вспыхнули зеленым светом.
Девушка обернулась, боясь увидеть страшную темную тень, и неожиданно поняла, что вокруг как будто стало светлее. Паутина на стенах исчезла без следа, так же, как и слой многовековой пыли. Стены обрели былую гладкость, и на них проявился узор, которого она раньше не замечала. В удивлении Рэйвен посмотрела вокруг и вдруг услышала голоса.
В коридоре показались люди. Впереди шел юноша с длинными темными волосами. На его красивом лице застыло тревожное выражение. Он был одет в одеяние винного оттенка со странным рисунком, перехваченное на талии простым кожаным ремешком. В одной руке молодой человек сжимал меч, на котором блестели капельки крови. Рэйвен заметила, что кровь была и у него на щеке.
Он сжимал плечо высокого человека, одетого в черную мантию, который бережно прижимал к груди что-то, завернутое в кусок кожи. У человека были коротко подстриженные волосы с сединой у висков и суровое узкое лицо с выступающими скулами. На поясе висел изогнутый кинжал из странного желтого металла, а голову украшал серебряный обруч. Следом за ними шли еще несколько мужчин, одетые в такие же бордовые одеяния, что и юноша. В паре шагов от Рэйвен они вдруг остановились.
- Мастер, вы должны уходить, - обернулся юноша к своему спутнику. В его голос звучали усталость и какая-то обреченность. Взгляд его учителя был отрешенным. Он смотрел и не видел.
- Как мы могли допустить все это? – с болью спросил он. – Нет, Брит, я оказался недостоин чести быть слугой своего Владыки и должен принять смерть вместе со своим храмом.
Юноша в отчаянии посмотрел на своих спутников, как бы ища у них поддержки.
- Нет! Вы должны унести отсюда карту. Они будут искать ее.
Его учитель потер лоб и усталым взглядом обвел тех, кто собрался вокруг него.
- Я слишком стар, Брит! Я не заслужил жизни. Возьми карту… Теперь ты – ее хранитель.
Юноша отшатнулся от своего спутника.
- Я не могу …
Внезапно позади них раздался грохот и все встревожено оглянулись.
- Они выбили дверь, - тихо сказал юноша. Он подтолкнул своего учителя в сторону Рэйвен. - Бегите, Мастер! Я их задержу!
Седой мужчина с тоской оглянулся на своего ученика. В глазах у него читалась мука. Он сделал несколько шагов и исчез вместе со своими спутниками.
Рэйвен недоуменно уставилась в пустой коридор. Она слышала, как гневно щелкает жвалами паучиха, пытаясь добраться до нее. Светильники вновь горели желтым светом, отбрасывая длинные пляшущие тени на стены. Больше в коридоре никого не было.
«Это яд…» - подумала Рэйвен. – «Яд вызвал все эти видения».
Она попыталась встать на ноги, но ее качнуло, и девушка со стоном опять опустилась на колени. Желудок судорожно сжался, и ее  мучительно вывернуло на каменные плиты. Рэйвен отползла еще немного вдоль стены и постаралась отдышаться. В сумке нашлась бутылка вина и, сделав несколько глотков, она поняла, что ей, определенно, стало легче.
Рэйвен поднялась на ноги и отправилась на поиски шустрого темного эльфа. То, что тот даже и не подумал вернуться за ней, придавало ей злости и заставляло идти вперед. Коридор вел вниз, в широкий зал с погребальными нишами, вырубленными в  стене. Посредине него лежало тело эльфа с неестественно вывернутой шею. Масляные светильники бросали изломанные тени на стены, и на миг Рэйвен показалось, что она видела, как что-то среди них двигается.
Она подошла поближе к эльфу, втайне надеясь, что тот жив. Он все еще сжимал в руке какую-то вещь, и Рэйвен вытащила из мертвых пальцев странный предмет, похожий на скрюченную драконью лапу. На внутренней стороне были выгравированы фигурки животных. Драконья лапа масляно блестела в жидком свете, и девушка подумала, что она, должно быть, вылита из золота.
Но откуда лапа взялась у эльфа? Рэйвен поднялась с корточек и огляделась. Не похоже, чтобы она просто валялась на дороге, а он ее подобрал.
Рэйвен поежилась. В зале как будто стало холоднее, и по спине у нее пробежал озноб.
- ТАФНИИР*! Отдай мне ключ! – услышала она отчетливый шепот, пронесшийся по залу. 
(* ТАФНИИР - Вор)
Тени вдруг пришли в движение и потянулись к ней. Рэйвен вскрикнула и попятилась, все еще крепко сжимая в руке золотой драконий коготь. Мумии в погребальных нишах зашевелились. Не веря своим глазам, она смотрела, как костлявые руки сжимаются на древнем оружии, а в распахнутых мертвых глазницах загорается зеленый огонь.
Рэйвен бросилась прочь из зала. Она бежала по узким коридорам, стараясь не оглядываться, пока не поняла, что заблудилась. Залы, по которым она шла, были похожи один на другой как две капли воды. Тихие шаги и вздохи, которые ей слышались, заставляли ее поминутно оглядываться, боясь увидеть горящие зеленым огнем глазницы мумий. Но коридоры позади нее были пустыми.
Рэйвен наугад свернула в первый попавшийся коридор и оказалась перед тяжелыми деревянными створками. За ним тянулся еще один коридор, поменьше, и в конце его девушка увидела то, что заставило ее восхищенно присвистнуть. Это была та самая запечатанная каменная дверь, которую описывал в своем дневнике Арвел. Каменные круги украшали вырубленные тотемные фигурки животных, и Рэйвен, не веря глазам, достала драконью лапу, которую осматривала совсем недавно. Точно такие же знаки были выгравированы и на ней. Значит, в руках она держит тот самый ключ, про который писал эльф. Она осторожно вставила коготь в выемку в камне, и дверь дрогнула, с тихим скрежетом опускаясь вниз.


Рэйвен казалось, что она движется по узкому коридору, вырубленному в толще скалы, вечно. Холод и сырость окутывали ее, и дышать становилось все труднее.
Внезапно коридор расширился, и она очутилась в огромной пещере.  Из-под потолка вылетела перепуганная ее шагами стая летучих мышей, и Рэйвен инстинктивно пригнулась. 


Посередине пещеры стояла странная каменная стела с вырезанными символами, которые были ей незнакомы. На каменную плиту откуда-то сверху падал рассеянный свет. Должно быть, где-то здесь существовал выход на поверхность.
К каменной плите вели ступеньки, вырубленные в скале, и напротив нее стоял запечатанный саркофаг, украшенный такими же символами. Стена выглядела очень странно среди пещеры, и Рэйвен решила взглянуть на нее поближе.  Она поднялась по каменным ступенькам и остановилась. Стена гудела от незнакомой энергии, и девушка, не в силах сопротивляться этому зову, прикоснулась кончиками пальцев к странным вырезанным знакам.  По ее ладони как будто пробежал электрический разряд. Рэйвен закрыла глаза, и знаки вдруг вспыхнули в ее сознании, выстраиваясь в язык, которого она не знала.
«AHRK FIN KEL LOST PODRAH
DO VED VIING KO FIN KRAH
TOL FOD ZEYMAH WIN KEIN MEYZ FUNDEIN
ALDUIN FEYN DO JUN
KRUZIIK VOKUN STAADNAU
VOTH AAN BAHLOK WAH DIIVON FIN LEIN**», - пела стена.

(** Предрекали Древние Свитки
Замерзшие черные крылья,
Когда началась война братьев.
Алдуин – погибель королей —
Свободна древняя тень,
Жаждет мир поглотить)
 
Внезапно крышка саркофага позади с грохотом отлетела, и, оглянувшись, Рэйвен застыла, не в силах пошевелиться.  Из каменной гробницы поднималась высохшая фигура.  Иссохшая кожа обтягивала оскалившийся череп, обрывки истлевшей одежды едва прикрывали скелет, а глаза полыхали странным зеленым светом. Ввалившиеся глазницы повернулись к Рэйвен, ожившая мумия сделала к ней шаг и яростно выдохнула: «РО-ДА!». Крик пронесся по пещере, отражаясь от стен, с потолка посыпалась каменная крошка. Волна Силы разошлась от драугра, отбросила Рэйвен к стене, и та на несколько мгновений потеряла сознание.


Когда она очнулась, то поняла, что лежит на земле, под каменной стеной, а из носа у нее идет кровь. Мир вокруг плыл и мерцал. Рэйвен застонала и с трудом повернула голову. Над ней высилась фигура ожившего жреца,  его пылающие глаза изучали ее.
«Почему я еще жива?» - пронеслось у нее в голове.
Жрец взмахнул рукой, и тело Рэйвен взлетело, бессильно повиснув  перед ним в воздухе.
-  ФААСНУ СИЛ, - с трудом проскрежетал драугр глухим мертвым голосом. - АЛОК ХЕТ ЛЕХ СИИВ  ДОВА-ГОЛЗ … ДИЛОН ДАМААН… ЗУУ ЛОС ФААЛ ДАЙНМААР… ДОВА-КИИН…***
(*** «Бесстрашная душа  пришла, чтобы найти драконий камень… Мертвец помнит… Я – Хранитель…» Последнее слово, думаю, все перевели самостоятельно)
Костяной палец коснулся ее лба, и яркое зеленое пламя затопило ее мозг изнутри. Рэйвен закричала…

Темнота… Вокруг меня темнота и боль… Они, как яд, проникают в мой мозг,  выжигают его… Тогда я скулю и рычу как зверь… И пью собственную кровь, слизывая ее с моих искусанных губ... Боги, как я хочу, чтобы эта пытка закончилась! Я молил своего Господина подарить мне забвение. А когда я понял, что он не желает слышать меня, стал молить всех богов, которых знал. Я давно уже утратил свой разум… Я стал жалким червем в человеческом обличии…
Мой Повелитель покинул меня… почему он не желает подарить мне смерть?! Разве я недостаточно страдаю?! Я чувствую запах моей гниющей плоти и смотрю во тьму, которая свернулась вокруг, как змея… Она выжидает… Хочет поглотить… И тогда я вижу…
Брит! О, моя радость… Моя боль… Ты был лучшим после меня… Я видел, как ты умирал, перерубленный мечом предателей… но ты до сих пор зовешь меня…
Они мертвы! Все-все мертвы! Остался один я… Я проклят своим Господином…
Я не успел… Прости меня, мой повелитель… Я допустил, чтобы презренные отступники осквернили и разрушили твой храм. Они смеялись, да! Они издевались над твоим величием! Я проклял их… они искали карту, но я не отдал ее им…
Тогда они перерезали мне сухожилия, чтобы я не мог двигаться, и бросили умирать здесь. Проклятые ублюдки… Я видел, как каменная плита смыкается над моей головой. Они похоронили меня заживо…
Я слышал их смех, постепенно затихающий вдали… «Посмотрим, как твой повелитель поможет тебе», - кричали они мне.
Они не знали, что камень все еще со мной… Я сохранил его… Это все, что смог сделать твой смиренный служитель…
Я молил тебя, о, как я молил тебя о смерти! Но ты остался глух к моим мольбам…
Тьма смотрит на меня и усмехается… Она только и ждет, чтобы поглотить меня… Осталось недолго… АЛУН ДААЛ ЛОТ ИН АРК  ФИН НИВАХРИИН ПААЛЛЕ ГРААН… РУЗ МА ВУЛОМ НАУ ЛАЙН…****

(**** «Когда-нибудь великий Владыка вернется и уничтожит трусливых врагов… Тогда Тьма падет на землю»)

Рэйвен очнулась. Ее трясло от озноба и слабости. Вокруг сомкнулась густая темнота. Она пошевелила кончиками пальцев и поняла, что тело снова подчиняется ей.
Рэйвен подняла руку и наткнулась на камень. Она была замурована в каменной гробнице. Паника захлестнула  сознание, и Рэйвен принялась колотить кулаками по каменной плите над ее головой, стремясь вырваться из плена. Она остановилась, только когда окончательно выбилась из сил и содрала кожу с костяшек пальцев. В отчаянии она закрыла глаза.  Она медленно умрет здесь, как когда-то драконий жрец. Вот что было уготовано любому, кто посмеет потревожить руины храма.
Чтобы не сойти  с ума, Рэйвен тихо стала напевать балладу, которую ей читал дед, когда ей было страшно или обидно, или когда у нее что-то не получалось, и она приходила к нему с советом и своими мелкими бедами:
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело,
И только Воля говорит: "Иди!"
(Р. Киплинг, Заповедь)
Рэйвен улыбнулась своим воспоминаниям. Ее дед ни за что не простил бы ей, если бы она сдалась.
Она нашарила кинжал Арвела на поясе и попробовала просунуть лезвие между каменными плитами. Сталь скользила по камню и несколько раз срывалась, прежде чем Рэв смогла найти точку опоры.  Она напряглась всем телом, и плита со скрежетом немного поддалась.  В глаза Рэйвен посыпалась каменная крошка. Девушка смахнула с лица пыль и с удвоенной силой принялась двигать плиту. Кинжал медленно входил между плитами, Рэйвен несколько раз отдыхала,  прежде чем стальное лезвие смогло свободно пройти между стенками саркофага. В тесную гробницу скользнул первый лучик света. Дрожа от напряжения и прерывисто дыша, Рэйвен  расширяла щель дюйм за дюймом. Она содрала пальцы в кровь и сильно порезала ладони, прежде чем плита сдвинулась настолько, что она смогла просунуть между ней и стенками саркофага руку.
Окончательно обессилев, она наконец выбралась из каменной ловушки, в которую заточил ее жрец, и упала на каменный пол пещеры.  Воздух с хрипом вырывался из ее легких, а мышцы рук и ног предательски дрожали. На каменных плитах, где она лежала, оставались кровавые следы от ее ладоней.  Пошатываясь, она поднялась на ноги, и огляделась. Она все еще находилась в пещере,  значит,  старый жрец заточил ее в свою собственную гробницу. Рэйвен с ненавистью оглянулась на нее и вдруг заметила нечто странное.
В изголовье древнего саркофага лежал камень треугольной формы, испещренный загадочными линиями и узорами. Не веря своим глазам, Рэйвен взяла каменную скрижаль в руки. Похоже, старый жрец сумел освободиться от многолетних уз, связывавших его с этим местом, передав Драконий Камень новому Хранителю.  Но обрел ли он долгожданный покой?


Она разглядывала спирали и линии, высеченные на камне, силясь понять, что они могут значить. Жрец в своих воспоминаниях называл Драконий Камень картой. Изображение на нем действительно напоминало карту, но разобрать на ней хоть что-то было очень сложно. Впрочем, это уже не ее проблема. Пусть Фарингар займется этим.
Рэйвен опустила каменную пластину в свою сумку и устало побрела к выходу. Она старалась не думать о том, что с ней произошло. К ее кошмарам теперь, похоже, прибавится новый.




2 комментария:

  1. - ТАФНИИР*!...
    (* ТАФНИИР - Вор)
    простите пожалуста за ком, но тут у вас опечатка. Thief - Tafiir - Тафир - Тать"вор" (оф. рус.перевод в игре это слово содержится в книге драконий язык больше не миф )

    «... PODRAH...**», - пела стена.
    Foretell, Foretold - Prodah - Прода - предсказать, пророчества
    (я думаю лучше будет писать кирилицей у вас латиницы в предидущих тестах нет)

    АЛОК ХЕТ ЛЕХ СИИВ ДОВА-ГОЛЗ - в ЛЕХ "Х" не читается тоесть ЛЕ, как в ДОВА(х) "Х (h)" нечитается , в следующем тексте у вас у вас правильно написано АРК (а не АХРК)

    АЛУН ДААЛ ЛОТ ИН АРК ФИН НИВАХРИИН ПААЛЛЕ ГРААН… РУЗ МА ВУЛОМ НАУ ЛАЙН…
    ... да(а)ль ... ниварин (Х не надо писать) .. леин (а не ЛАЙН)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за ваш комментарий. Я учту все и постараюсь исправить в конечной редакции, после написания всего текста.

      Удалить