четверг, 15 ноября 2012 г.

Часть четвертая, в которой Рэйвен все-таки становиться героиней баллады


Рэйвен открыла глаза и  недоуменно  уставилась в потолок. Сквозь щели в досках в комнату лились потоки солнечного света, в которых плясали пылинки. Голова была тяжелой, и пить ей хотелось ужасно. Она с трудом повернула голову и огляделась. Комната была абсолютно незнакомой. Рэйвен понятия не имела, где находится. Последнее, что она помнила, - высокие ворота Вайтрана, которые вдруг стали казаться ей огромными,  и лицо стражника, странно смотревшего на нее, а затем ее окутала темнота.
Она брела по раскаленной пустыне, под палящими лучами кроваво-красного солнца, которое пульсировало внутри головы. Иногда ее преследовало оскалившееся лицо драконьего жреца, что-то кричавшего на незнакомом языке. Но чаще всего она видела вертикальные зрачки черного дракона, внимательно изучавшего ее, а затем ее окутывало пламя, выдыхаемое им, и она чувствовала, как трескаются от жара ее волосы и кожа покрывается страшными ожогами. Она кричала, проваливалась в темноту, и кошмар повторялся снова…
Рэйвен не знала, сколько она пребывала в забытьи. Ей казалось, что очень долго. Она смотрела в потолок и радовалась тому, что выбралась из ада в своей голове.
На лестнице послышались шаги, и в комнату вошла миниатюрная имперка с темно-каштановыми волосами и открытым красивым лицом.  В руках она держала металлическую кружку, от которой к потолку поднимался пар.  Женщина увидела, что Рэйвен очнулась,  и улыбнулась. От уголков глаз побежали лучики морщинок, и Рэйвен подумала, что она, должно быть, часто улыбается. Улыбка была доброй и заразительной.
- Ох, и напугала ты нас, деточка! – Сказала женщина, присаживаясь на край кровати и озабоченно вглядываясь в лицо  лежащей девушки.
- Что это? – хрипло спросила Рэйвен, язык плохо слушался ее. Она осторожно взяла в руки жестяную кружку.
- Это отвар из ягод можжевельника, поможет тебе быстрее восстановить здоровье. Пей, это полезно.
Рэйвен сделала глоток обжигающей жидкости и устало откинулась на подушку.
- Где я? – Она обвела взглядом комнату.  Комната была небольшой и скудно обставленной. Кроме кровати, на которой лежала Рэйвен, здесь находились простой деревянный стол, стул и небольшой комод. Потолок был выкрашен голубой краской, сошедшей местами со временем, а светлые деревянные стены украшали декоративные плетеные тарелки.
- Я - Аркадия, местная знахарка, - сказала женщина. – А ты находишься у меня в доме. Когда тебя принесли, выглядела ты неважно.  У тебя началась костоломная лихорадка, и еще твои руки…
Рэйвен скосила глаза и подняла ладони. Они были обмотаны чистым полотном, и она видела только кончики пальцев. Самих ладоней она не чувствовала. До нее вдруг с ужасом дошла мысль, что, возможно, она уже не сможет ими работать, как раньше.
- Мне очень жаль, - сказала Аркадия, внимательно наблюдая за реакцией Рэйвен. – Боюсь, какое-то время потребуется, чтобы твои ладони полностью зажили, и, скорее всего, останутся шрамы.
Рэйвен кивнула и мрачно уставилась в потолок. В горле у нее стоял комок.  Возможно, ей придется поставить крест на своей мечте. И что она будет делать? Что она умеет? Она не сможет играть на лютне и не сможет больше стрелять так метко, как раньше.
Аркадия бесшумно поднялась и вышла из комнаты. 
Рэйвен не знала, сколько пролежала, уставившись в потолок. Комната давно погрузилась в сумерки. Она вытерла слезы и поняла, что не может больше находиться в постели.  Она вылезла из кровати и оглянулась. На комоде обнаружилось чистое шерстяное платье, и Рэйвен некоторое время провозилась, натягивая его.  Она медленно спустилась по лестнице, держась рукой за стену.  Проклятая лихорадка все еще цепко держала ее в своих объятиях, и голова немного кружилась.
В лавочке у Аркадии было уютно. Вдоль стен стояли широкие шкафы, заставленные разноцветными стеклянными пузырьками с таинственным содержимым, а под потолком висели сушеные метелки различных трав и других ингредиентов. В углу поблескивали колбочки на алхимическом столе, и что-то загадочно шипело и  булькало на огне. В лавке стоял густой запах трав, как в знойный летний полдень в поле, и Рэйвен здесь очень нравилось.


Аркадия сидела у окна, у ее ног стояла большая корзина. Напевая себе что-то под нос, она выкладывала из корзины на широкий поднос травы для предстоящей сушки.
- Ты рано встала, деточка! – Сказала ей знахарка, заслышав осторожные шаги. Рэйвен опустилась напротив нее на резную скамеечку, наблюдая за ловкими движениями женщины.
- Мне жаль, что я доставляю вам столько хлопот, - сказала она. – К тому же, мне совсем нечем заплатить вам за труды.
Аркадия усмехнулась.
- Ты меня очень обяжешь, если в следующий раз хорошо подумаешь, прежде чем лезть в древние  катакомбы, - сказала она язвительно. – Это бы избавило меня от лишних хлопот. А насчет платы можешь не беспокоиться. Люди ярла щедро заплатили мне за твое лечение.
Рэйвен смутилась. Знахарка была права. Да уж, ярл выбрал подходящую кандидатуру, ничего не скажешь.
- Хотите, я вам помогу? – Спросила она, мучаясь от неловкости. Знахарка цепко взглянула на нее исподлобья.
- Давай-ка посмотрим твои руки, - сказала она, помолчав.  Аркадия осторожно размотала полотно - ладони выглядели красными и опухшими, и на них резко проступали грубые бугорки шрамов. Аркадия хмыкнула.
- Выглядит хуже, чем есть на самом деле. 


Рэйвен попробовала сжать ладонь и стиснула зубы – простое движение тут же отозвалось ноющей болью. Знахарка какое-то время наблюдала за ней, а затем вытащила из корзины  веточку с бледно-голубыми мелкими цветками.
- Это цветки горноцвета, - сказала она. – Но только одни из них обладают лечебными свойствами. Те, что имеют голубой цвет. Их не так-то часто встретишь, хотя они и не редкость. Чаще всего они растут высоко в горах, где лежит снег. Иногда мне приходится добираться почти до Виндхельма, чтобы набрать их достаточно.
Рэйвен взяла тоненькую веточку в руки, рассматривая нежно-голубой бутон со слегка помятыми лепестками. Аркадия меж тем сняла прикрепленный к потолку пучок высушенных цветков горноцвета и сунула в искалеченные руки Рэйвен ступку.  Девушка, поморщившись от боли, взяла ее. Руки не слушались и казались чужими. Она злилась на себя за это, но ничего не могла поделать.
- Я никогда раньше не занималась алхимией, - попробовала она возразить Аркадии.
Та лишь выразительно подняла брови и в очередной раз усмехнулась.
- Что-то мне подсказывает, что ты все равно полезешь раскапывать очередную гробницу, так что нам же обеим будет лучше, чтобы ты в следующий раз хотя бы дошла до меня на своих двоих.

***
- Десять эльфов сели пообедать,
Один вдруг отравился, - и их осталось девять, - задумчиво мурлыкала Рэйвен. Она склонилась над колбой и высыпала в кипящую жидкость горсть мелко нарезанных грибов. Рэв не была уверена в результате.  Одно неправильное движение, и ее зелье вместо лечения отправит выпившего его на скорую встречу с предками.  Девушка задумчиво наблюдала за голубыми лепестками, плавающими на поверхности ее варева.


***
- У природы бывает странное чувство юмора, - сказала Аркадия тихо. Рэйвен оглянулась и увидела, что та держит в руках небольшой гриб на толстенькой ножке с рыжеватой шляпкой. - То, что приносит смерть, может порой нести и жизнь.
Рэйвен недоуменно уставилась на гриб, но ничего примечательного в нем не увидела.
- Один этот кусочек может вызвать паралич и быструю остановку сердца, - сказала Аркадия. – Но при определенном сочетании, например, с тем же голубым горноцветом, он может спасти твою жизнь.

***
Рэйвен очнулась от воспоминаний, когда ее будущее зелье вдруг гневно забурлило и стало постепенно менять цвет, становясь кроваво-красным. Это был хороший знак, и Рэйвен улыбнулась, чувствуя гордость. Это был ее первый эксперимент. Она воспользовалась отсутствием Аркадии, чтобы сварить свое собственное зелье. Знахарка отправилась утром на ферму Пелагио, навестить хозяйку, которая умудрилась где-то подхватить каменную подагру.
Рэйвен взяла чистую колбу и полоску ткани. Теперь ее зелье следует процедить  и дать настояться сутки.  Неожиданно колба выскользнула из ее рук и с жалобным звоном разлетелась на мелкие осколки. Такое случалось с ней теперь часто. Рукам так и не вернулась былая гибкость, несмотря на то, что, как и обещала Аркадия, раны быстро затянулись и опухоль спала. Однако шрамы остались, как и приступы боли, вызывавшие судорогу.
Рэйвен посмотрела на свои слегка дрожащие ладони и тяжело вздохнула. Аркадия говорила, что девушке стоит набраться терпения.  Рэйвен каждый день вставала очень рано и шла на задний двор, чтобы в очередной раз убедиться, что ничего не изменилось. Лук в ее руках был как будто чужим,  и, удерживая натянутую тетиву, ее ладони неизменно сводило судорогой.
Рэйвен подоткнула юбки и стала осторожно собирать осколки. Сверху на нее вдруг упала тень, и, подняв глаза, она увидела стражника, настороженно изучавшего ее.
- Ты ведь и есть беженка из Хелгена, да? – спросил он, нахмурившись.
Рэйвен кивнула. Значит, ярл не забыл, зачем он посылал ее в проклятые развалины драконьего храма, ничуть не считаясь с ее неопытностью.
- Тебя искал придворный маг, - сказал стражник. – Велел передать, что его терпение не безгранично… и терпение ярла тоже, - добавил он.

***
Рэйвен медленно поднималась по ступенькам, ведущим к Драконьему Пределу. Она не стала дожидаться Аркадии, а взяла холщовую сумку, на дне которой лежал Драконий камень, и прямиком направилась к Фарингару.
Снова видеть ярла и его фанатичного мага ей не хотелось, но рано или поздно это надо было сделать.
Шагая в покои Фарингара, она вдруг услышала голоса. У придворного мага уже был кто-то. Рэв шагнула в тень и, прижавшись к колонне, стала слушать. Голос был ей незнаком и принадлежал женщине. Она говорила властно и надменно, и Рэйвен с удивлением заметила, что Фарингар, похоже, заискивает перед ней. Разговор шел о драконах, и она, затаив дыхание, старательно вслушивалась, боясь пропустить хоть слово.
- Время на исходе, Фарингар. А моим… заказчикам требуются более ясные ответы, а не твои догадки.
- Да-да, конечно, - засуетился маг. – Сам ярл заинтересовался нашим вопросом. Так что, я думаю, в ближайшее время…
Рэйвен немного выдвинулась из-за колонны и осторожно выглянула из своего убежища. И тут же наткнулась на внимательный взгляд женщины, с которой разговаривал маг. Она была одета в кожаную броню, а на лицо был надвинут капюшон. Кем бы она ни была, но она стремилась скрыть свою личность. Женщина подняла руку, призывая Фарингара к молчанию, и кивнула в сторону Рэйвен.
- Похоже, у нас гости.


Фарингар запнулся и недоуменно уставился на Рэйвен.  Та вздохнула и вышла на свет.
- Ага, - радостно воскликнул маг. – Девчонка из Хелгена. Ну, и как там погодка на Ветреном Пике?
И он рассмеялся своей шутке. Рэйвен скривилась. Ей вдруг жутко захотелось швырнуть Драконий камень ему в голову.
- Привет от драконьих жрецов, - мрачно сказала она и положила на край стола каменную скрижаль.
- Что? – Фарингар поперхнулся и, кажется,  побледнел.
- Шутка, - усмехнулась Рэйвен и наткнулась на цепкий взгляд женщины, изучающей ее. По ее спине вдруг пробежал озноб.
При виде камня Фарингар почувствовал почву под ногами и обрел былой самоуверенный вид.
- О, ты только посмотри на это! – Маг с восхищением разглядывал скрижаль. – Настоящий артефакт эпохи Драконьих войн.
- Рада за тебя, - остудила его радость незнакомка. – Полагаю, ты займешься его расшифровкой немедленно. Надеюсь, я не пожалею, что обратилась именно к тебе.
- Да-да, конечно, - Фарингар начисто забыл о присутствующих, с блеском в глазах изучая находку Рэйвен.
Женщина прошла мимо них, внимательно взглянув напоследок на Рэйвен.
- Фарингар!
В дверях неожиданно показалась Айрилет. Она явно была чем-то встревожена.
- Ты нужен нам! Над Южной башней видели дракона!
Рэйвен почувствовала, как внутри нее все похолодело. Похоже, у придворного мага Вайтрана  сегодня был удачный день. Чувствуя надвигающуюся беду, она направилась вслед за Фарингаром и Айрилет.
Ярл Вайтрана склонился над картой своих владений, что-то внимательно изучая на ней. Лоб его был нахмурен. Рядом с ним переминался с ноги на ногу стражник, вид у которого был испуганным и растерянным.
- Расскажи им, - велел ярл, даже не взглянув на подошедших.
- Я… Я видел дракона над Южной дозорной башней, - запинаясь, сказал стражник. Его лицо было бледным, а глаза лихорадочно блестели. – Он прилетел со стороны гор. Как его дозорные и увидели, так я сразу бросился в крепость, доложить капитану Каю…  Я никогда в жизни так не бегал.
Стражник  сглотнул. Непонятно, кого он боялся больше, дракона или ярла, мрачно изучавшего поверхность дубового стола. Рэйвен вдруг стало его жалко.
Ярл оторвался от карты и тяжелым взглядом посмотрел на собравшихся.
- Я все ждал этого момента. И одновременно боялся его, – Балгруф потер свой нахмуренный лоб.
- Я соберу стражников, - пришла ему на помощь эльфийка. Ярл Вайтрана кивнул.
- Нужно выяснить, с чем мы имеем дело, - он вдруг увидел Рэйвен, которая, нахмурившись, наблюдала за происходящим.


- А, значит, ты жива, - сказал он, кивая ей. – Я рад, что ты выбралась из Драконьего пика.
Он помолчал, наблюдая за ее реакцией. Рэйвен скрестила на груди руки и сжала челюсти так крепко, что у нее скрипнули зубы. Значит, он рад…
- Я должен был проверить тебя, - медленно произнес ярл, наблюдая за ее реакцией. – Мои люди сообщили мне о Хелгене задолго до твоего появления. И я знал, что там произошло, когда ты появилась. Так что у тебя не было объективных причин приходить ко мне. Разве что, тебя послал Ульфрик, чтобы запугать меня.
- Поэтому вы послали меня на смерть? – Тихо спросила Рэйвен. Слова ей давались с трудом.
- Если бы тебя послал Ульфрик, ты бы не отправилась на Ветреный пик. Вряд ли он успел дать тебе такие инструкции.
- Откуда вы знаете? – С яростью спросила Рэйвен.
- Я не привык доверять людям, - по-волчьи усмехнулся ярл. – И я проверяю все слухи, поступающие ко мне. Так что мне известно все, что ты делала, как только переступила порог Драконьего Предела. Ты не шпион Ульфрика. Теперь я в этом уверен.
Рэйвен смотрела на него, не в силах что-либо сказать.
- Я хочу попросить тебя о последнем одолжении, - сказал Балгруф, его ладонь опустилась на ее плечо и сжала его. – Я не прошу тебя сражаться и умереть за Вайтран. Но если хоть кто-то сможет вернуться оттуда живым и рассказать мне, что видел, то только ты. Ты выжила в Хелгене. Сегодня я прошу тебя быть моим шпионом.
- Я могу отказаться? - мрачно спросила Рэйвен.
- Я понимаю тебя, - кивнул ярл. – Но посмотри вокруг. Каждый из нас не волен в своих желаниях. Мы просто выполняем свой долг, потому что от того, как мы его выполняем, зависят другие люди. И мы не можем отступить, как бы ни хотелось. Возможно, сегодня от твоего желания зависит судьба Вайтрана.
- Делай то, что должен, и будет то, что будет? – спросила девушка.
- Именно так, - кивнул ярл.
Рэйвен закрыла глаза на миг, приводя в порядок свои мысли. В конце концов, от нее не требуется сегодня умирать. Наоборот, все, что она должна сделать, - выжить. И вернуться. А это за последние дни она научилась делать виртуозно. Рэйвен вздохнула и сжала ладони. Ярл сказал ей кое-что важное. Роль пугливой пешки не для нее. Она должна выбрать свой путь и идти по нему согласно своим правилам.
Приняв решение, она кивнула ярлу. Пусть внутри нее все скручено в тугую спираль от страха, она должна попробовать вернуть прежнюю Рэйвен, которой она была до Хелгена.
- И, последнее, - ярл подошел к Айрилет и взял ее за подбородок. – Я посылаю тебя не за славой или смертью.  Будь осторожна. Я не хочу рисковать тобой. 


В его голосе звучало столько нежности, что Рэйвен ощутила себя не в своей тарелке. Она чувствовала себя лишней и маялась от неловкости, горя желанием провалиться сквозь землю.
Айрилет потерлась щекой о ладонь ярла.
- Я буду воплощением осторожности, мой повелитель...
Балгруф кивнул и сделал шаг назад. Все слова были сказаны.

***
Небольшая процессия с Айрилет во главе выдвинулась из ворот Вайтрана. Рэйвен старалась держаться от нее на расстоянии.  В конце концов, это не ее роль шагать во главе небольшого войска и сражаться с драконами. Помимо воли она бросала тревожные взгляды на горизонт и с тоской осматривала степь вокруг. При худшем варианте развития событий ей даже негде будет укрыться.


Перед тем, как собрать стражников, Айрилет дала ей возможность забрать из домика Аркадии свои вещи. Рэйвен сгребла в сумку свое зелье, подумав, взяла с полок еще несколько из запасов Аркадии. Если ей удастся вернуться, она придумает, как отблагодарить знахарку. Рэйвен решительно прихватила с собой лук, пусть и почти бесполезный, и сунула в голенище сапога кинжал Арвела. Он помог ей выбраться из ловушки драконьего жреца, и Рэйвен считала его своим талисманом. После близкого знакомства с каменной плитой сталь уродовали сколы и зазубрины, и Рэйвен отнесла его Адрианне. Та только хмыкнула, но согласилась перековать оружие, когда девушка сказала, что будет целую неделю помогать ей в кузне. Она целыми днями выделывала шкуры животных, таскала воду и убирала кузню, пока ее кинжал не был готов.
Шагая позади колонны, Рэйвен задумчиво поглядывала на Айрилет, гадая, боится она или нет. Во всяком случае, эльфийка держалась уверенно и не показывала вида. Глядя на нее, Рэйвен старалась держать себя в руках. Она ощущала, как внутри нее все натянуто до предела, а ее инстинкт самосохранения вопит так, что она воспринимает окружающее как сквозь дымку тумана.
Столбы густого черного дыма, поднимающиеся от Южной дозорной башни, Рэйвен увидела издалека. Остатки дозорной башни пылали, как и степь вокруг. 


Девушка  замедлила шаг. Стражники, вдохновленные Айрилет, были настроены решительно, но она не разделяла их оптимизм. Разрушительная мощь, обрушившаяся на крепость, производила удручающее впечатление. Верхнего яруса башни больше не существовало. Среди горящих обломков, оцепенело уставившись в одну точку и тяжело опираясь на свой меч, сидел оставшийся в живых дозорный.  Его кольчуга была местами порвана, а лицо выпачкано гарью и кровью. Айрилет окликнула его, но он даже не шелохнулся.
Эльфийка отдала приказ осмотреть башню в поисках выживших, а сама опустилась рядом со стражником и положила руку ему на плечо. Тот странно дернулся, как от удара, и безумным взглядом уставился на эльфийку. Его рука, лежащая на рукояти меча, судорожно дернулась.
- Эта тварь убила всех… - глухо сказал он, не сводя немигающего взгляда с хускарла.
Внезапно над башней раздался звук боевого рога, и Рэйвен услышала крики солдат.
- Дракон возвращается, - тихо сказал дозорный и устало потер лицо.  – Эта тварь прилетела за добавкой, - кривя губы, сказал он с ненавистью.
Айрилет  выхватила меч и бросилась в сторону башни.
- Все в укрытие! – Рявкнула она. – Старайтесь не высовываться и не тратьте стрелы зря!
Рэйвен осмотрелась и потянула выжившего дозорного в сторону каменных выступов, тянущихся вдоль дороги. Возможно, когда-то они составляли одно целое с Южной башней, но даже на первый взгляд трудно было сказать, частью чего именно они являлись. Она прижалась к теплому камню, стараясь стать как можно более незаметной. Дозорный тяжело опустился на одно колено рядом с ней, не сводя горящего ненавистью взгляда с приближающейся темной точки.
Над полуразрушенной башней пронеслась огромная тень. 


- КРИИФ КРИН! ПРУЗА!* – пророкотал голос в вышине, и Рэйвен, позабыв об осторожности, задрала голову в небо. Дракон говорил! Не может быть, чтобы она одна это слышала.
(* «Красивая битва! Это хорошо!»)
Дракон начал снижаться и с грохотом опустился на землю, подняв облака пыли. Отовсюду в него полетели стрелы. Огромный ящер покрутил шипастой головой, стряхивая застрявшие в чешуйках стрелы, и выдохнул: «ЙОЛ!» Из его пасти с шипением вырвался шар пламени и полетел в сторону лучников, спрятавшихся за камнями у башни. – Назад! - тут же отдала приказ бдительная Айрилет, но было уже поздно.  Огненный шар взорвался, разметав лучников в стороны, до Рэйвен донеслись крики ужаса и боли.  Она прижалась к камням, боясь пошевелиться и моля богов, чтобы дракон ее не заметил. Тот меж тем поднялся в воздух и сделал круг над башней, с удовольствием наблюдая, как люди внизу мечутся меж безжалостного огня, стараясь спасти себя и своих товарищей.


Оставшиеся лучники посыпали дракона стрелами, но их уколы лишь приводили дракона в еще большую ярость. На секунду Рэйвен потеряла его из виду, а потом вдруг услышала над собой шум огромных крыльев.
- БЕГИ! – Услышала она позади себя отчаянный крик. Рэйвен оглянулась. Прямо над ней нависла  оскалившаяся драконья пасть. «Сейчас он выдохнет огонь», - в ужасе подумала Рэйвен. – «И меня не станет!» Выживший дозорный успел оттолкнуть ее в сторону прежде, чем драконьи челюсти сомкнулись над ним. Ящер поднял стражника в воздух и потряс его, словно тряпичную куклу. Тело, перекушенное пополам, упало на землю, и трава вокруг стала черной от крови. Ошарашенная Рэйвен почувствовала, как что-то бежит по ее щеке, она подняла руку к лицу и с ужасом увидела, как на ее пальцах  блестят капельки крови убитого солдата.
Дракон меж тем повернул голову, и его вертикальные зрачки уставились на девушку.
«ФОНААР КО МОРА МИИН!**» - Вдруг услышала она у себя в голове  чужой голос. Рэйвен не помнила, как выстрелила.  Ладони в очередной раз свело судорогой, и она промахнулась. Вместо раскаленного драконьего зрачка стрела влетела прямо в распахнутую пасть. Огромный ящер  завыл и замотал головой. Он  захлопнул пасть, и древко стрелы с треском обломилось, загоняя стальной наконечник еще глубже в нежное небо и впиваясь в язык. Не соображая от боли,  дракон крутился на месте и тряс головой, его крылья и хвост хлопали по земле, поднимая облака пыли. Подняться в небо он не пытался. К дракону спешили солдаты Вайтрана, окружая его.  Подбежавшая эльфийка, не раздумывая, взлетела на чешуйчатую спину и вогнала меч в основание шеи, стремясь перерубить позвонки, а потом еще раз и еще, пока дракон, застонав, не рухнул на землю.  
(** «Целься в зрачок!»)

 
Рэйвен ошарашено смотрела на поверженного дракона, не в силах пошевелиться. Наконец, дракон, протяжно вздохнув, дрогнул,  и его голова упала на землю.  Он последний раз взглянул на Рэйвен, и его янтарные глаза подернулись предсмертной пленкой.   Тело дракона охватило разноцветное пламя, и он вдруг стал на глазах истончаться, пока не остался один костяной остов.
Золотистое сияние окутало Рэйвен, и она тихо вздохнула, ощущая, как  заполняется пустота внутри нее. Она с удивлением смотрела на свои руки, по которым плясали искорки золотистого света. Каждая жилка ее тела пела, и неведомая энергия переполняла ее. Рэйвен вдруг ощутила себя как в детстве, когда она думала, что весь мир принадлежит ей, и так будет всегда. Золотистое сияние исчезло и, открыв глаза, Рэйвен увидела стражников, удивленно смотрящих на нее, и белеющие кости только что убитого дракона. Внутри кольнуло сожаление, и она подумала, что дико устала от всего, что происходило вокруг нее за все время ее пребывания здесь.  


Девушка закрыла глаза и в изнеможении опустилась рядом с придорожным камнем, положив на колени свой верный лук. Все, чему она была свидетелем, не укладывалось в голове.
«Должно быть, я схожу с ума», - думала она. – «Мне слышатся голоса призраков. И еще это странное сияние…»
Она прислушалась к себе,  боясь опять услышать чужой голос у себя в голове, но ничего не произошло.
«А у дракона глаза, как у меня», - вдруг грустно подумала Рэйвен. Напряжение понемногу оставляло ее, и в голову лезли совсем уж непрошеные  мысли. Она вдруг вспомнила отца и деда, которые были так далеко и не знали, что с ней.
В ту ночь, когда она родилась, кто-то поджег лавку ее отца, и пока тот спасал все имущество, его жена рожала наверху, задыхаясь от дыма. У Рэйвен от рождения были странные янтарные глаза, и все повитухи в один голос вещали, что это дурной знак, один дед рассмеялся и сказал, что теперь может спокойно отправляться в Совнгард, потому что дождался отпрыска, унаследовавшего кровь предков.
Ее назвали Рэйвен, в честь бабки-имперки, на которой ее дед женился незадолго до начала Великой войны с Альдмерским  Доминионом. Именно поэтому у нее у нее были черные, как вороново крыло, волосы, но глаза ей достались от деда, в котором текла кровь нордов.
К Рэйвен, в изнеможении прислонившейся к камню, подошли запыхавшиеся стражники. Их слова доносились до нее как будто сквозь туман. Она сидела в некотором оцепенении, уставившись перед собой.
Вот ведь забавная вещь. Она все еще жива. Ее используют как пешку в своих играх ярлы и маги, и даже боги, наверное, но она все равно выбирается из пасти костлявой, когда та уже готова ее захлопнуть.
Рэйвен вдруг истерично расхохоталась, а стражники с некоторой озабоченностью взглянули на нее.
- Эй, - один из них вдруг присел перед Рэв на корточки и положил свою руку ей на плечо. – Тебе надо выпить.
Он оглянулся на остальных, в молчании столпившихся у него за спиной. – Черт побери!  Нам всем надо выпить после такого. Что скажите, капитан?
Айрилет поморщилась, но устало махнула рукой.
- Да, идите… Ярлу я сама все доложу.
Она внимательно посмотрела Рэйвен в глаза.
- Когда ты будешь готова, думаю, ярл захочет тебя увидеть, - и она направилась в  сторону города.
- Давай-ка, вставай! – Стражник подал ей руку. – Никогда не напивался в компании Довакина. Теперь мне будет, что рассказать своим внукам.
И в сопровождении остальных стражников они направились в сторону города.


Как-то так получилось, что после того, как они ввалились в «Гарцующую кобылу», все еще заляпанные своей и драконьей кровью, пропахшие гарью и смертью, все остальные разговоры смолкли, и их компания оказалась в центре внимания.
- А ты молодец, - сказал ей стражник, хлопая Рэйвен по плечу и всовывая ей в руки кружку с элем. – Если бы не ты, проклятая тварь поджарила бы нас всех.
- Да я в жизни не видел ничего подобного, да, Бьяри? – спросил второй стражник, хлопая по плечу своего напарника. – Дракон вспыхнул, что твой амбар в прошлом году!
- Да ну, брехня это, Довакин – это легенда, - отозвался Бьяри.
- Эй, тощий! – крикнул первый стражник парню с лютней. – А сыграй-ка нам Песнь о Довакине. Похоже, у нас тут как раз повод есть.
Он усмехнулся и подмигнул Рэйвен.
Бард пел просто отвратительно, и Рэйвен морщилась, слушая его. Впрочем, играл он еще хуже. Но кое-что разобрать из того, что он пел, можно было. Девушка слышала эту легенду первый раз. Она повествовала о древнем герое, который сражался со злом и приходил на помощь тем, кто в ней нуждался.
«Господи, какая чушь», - подумала Рэв. Она с удивлением подумала, что всего полгода назад  она бы восторженно внимала этой балладе, рисуя себе в воображении отважного героя, на которого она хотела бы быть похожей. – «Нужно быть полным идиотом, чтобы бежать по первому зову на смерть ради славы».
Довакин…  Это слово казалось ей очень знакомым. Но она никак не могла вспомнить, где она его раньше слышала.
Веселье было в самом разгаре. Стражники в третий раз в красках рассказывали, как они зарубили дракона, неизменно восхваляя смекалку Рэйвен, выкинувший свой хитроумный трюк, помешавший дракону всех их спалить, эль сменился медом и вином из погребов хозяйки, а бард стал с интересом поглядывать в сторону девушки и делать какие-то знаки. Рэйвен успешно делала вид, что не замечает барда, попивала эль, и в голове у нее было пусто.
- Эй, - вдруг опустилась ей на плечо чья-то  рука. Девушка оглянулась и увидела человека, одетого в простую черную робу. Возможно, ей показалось в темноте, но она готова была поклясться, что глаза у него были странного красного оттенка.
- Не хочешь выпить со стариной Сэмми? – спросил он и подмигнул ей, лукаво усмехнувшись.


1 комментарий:

  1. - А, значит, ты жива, - сказал он, кивая ей. – Я рад, что ты выбралась из Драконьего пика.
    опечатка , наверно. пик Ветреный, не драконий (драконий камень только)

    ОтветитьУдалить