воскресенье, 18 ноября 2012 г.

Часть шестая, в которой появляются флейта, коза и великаны, а Рэйвен напивается в очередной раз



- Так на что вы спорили?
Ворстаг, заложив руки за голову и покусывая травинку, развалился на траве на горном склоне у подножия Друадах. Рядом с ним растянулась Рэйвен, положив дорожный мешок под голову и бездумно наблюдая за облаками, плывущими над ее головой.
День давно перевалил за полдень, и край солнца тонул в верхушках деревьев, окрашивая их листву в золотистые тона.
Они вышли из Маркарта рано утром и направились по восточной дороге, ведущей в Солитьюд, с остановкой в Рорикстеде. Но около полудня, отмахав по дороге несколько десятков миль, решили устроить небольшой привал и перекусить.
- Ммм? – Девушка оторвалась от созерцания неба над головой и повернула голову.
- На что вы спорили с тем типом? – Ворстаг лениво приоткрыл один глаз и взглянул на девушку. – Ни за что не поверю, что ты решила напиться с ним за компанию.
Рэйвен поморщилась. Она давно уже забыла и про похмелье, и про подозрительного типа, который ее споил. Не говоря уже о ТОЙ ночке. Впрочем, она все равно о ней ничего не вспомнила бы даже под страхом смерти.
- Я не помню, на что мы спорили, - Рэйвен вернулась к созерцанию облаков. – Жрица Дибеллы говорила что-то про Рорикстед и про козу…
- Козу? – лицо наемника скривилось. – Вы спорили на козу?
- Я вообще не помню никакой козы, - отрезала она. – И при чем тут Рорикстед, я понятия не имею. Я никогда там не была.
Ворстаг пожал плечами и снова лениво прикрыл глаза. Рорикстед был им по пути, и они намеревались заночевать там. «Так что этот вопрос может и подождать, раз Рэйвен не в духе», - решил он.
Солнце пригревало склон, на котором они устроились, и шевелиться совсем не хотелось. «Старею я, что ли?» - подумал наемник. Даже мысли текли плавно и неторопливо, как облака, которые разглядывала лежащая рядом девушка.


Внезапно внизу в долине раздался звонкий свист. Ворстаг нехотя сел и недовольно воззрился на источник звука. Мимо кустов к ним с независимым видом пробирался взъерошенный мальчишка, усиленно делая вид, что он вообще тут мимо проходил.
Рэйвен тоже села и недоуменно уставилась на парня. Парнишка остановился от них в двух шагах и скосил глаза куда-то в сторону.
- Эй, не хотите купить двемерский артефакт? – преувеличенно серьезно спросил он. Вид у него при этом был такой важный и забавный, что Рэйвен не выдержала и фыркнула. Мальчишка сердито покосился на нее и уставился себе под ноги.
- И где ты его взял? – спросил Ворстаг, с удовольствием разглядывая носки своих новеньких блестящих сапог, которые он выторговал накануне у кузнеца.
- В настоящих двемерских развалинах. Там. – И он махнул рукой на север. – Сам добыл.
Парня аж распирало от гордости.
- Покажи, - Рэйвен внутренне содрогнулась. После Нчуанд-Зела ее еще долго не потянет ни в какие двемерские развалины. К тому же они и так все одинаковые, эти подземные города.
Мальчишка сунул руку в холщовую сумку, перекинутую у него через плечо, и с заметным усилием вытащил металлическую пластину с двемерским орнаментом.
Рэйвен и Ворстаг молча ее разглядывали.
- Да уж, находка хоть куда, - усмехнулся Ворстаг. Он достал из кошелька золотую монетку и бросил ее парню. – Держи. А свой «двемерский артефакт» можешь оставить себе.
Он сорвал новую травинку и снова растянулся на траве, жмурясь на солнце, словно кот. Рэйвен улыбнулась и подмигнула парню. – Отнеси свой «артефакт» кузнецу. Думаю, несколько золотых он тебе за нее даст.
Мальчишка огорченно вздохнул и стал запихивать пластину обратно. Золотая монетка незаметно исчезла в его карманах.
- А еще у меня есть флейта, - вдруг сказал он.
- Флейта? – Рэйвен подняла брови.
- Да, - парень, видя, что она заинтересовалась, воодушевился. – Мне ее великан подарил.
Девушка лишь  недоверчиво покачала головой. Ее собственный опыт общения с этими существами настойчиво доказывал обратное.
- Да, они тут часто ходят, - мальчишка махнул рукой на дорогу. – Мой отец и другие фермеры каждый год отдают им по корове, чтобы они не трогали наш скот.
- Продашь мне ее? – Спросила Рэйвен.
- А что ты мне за нее дашь? – Глаза у парня азартно заблестели.
Рэйвен задумалась. После Нчуанд-Зела, громыхая, как толпа орков, они тут же отправились в кузню, где с удовольствием оставили все, что с таким трудом стащили с раскопок. Кузнец Подкаменной Крепости только многозначительно хмыкнул, разглядывая груду двемерского металла, но выяснять, откуда она взялись, не стал, что было весьма благоразумно с его стороны. Он выдал им увесистый мешочек золота и небольшой кинжал, выкованный орками, в довесок. Как ни странно, Ворстаг не стал спорить, только пожал плечами. Ни Рэйвен, ни ему этот кинжал был совсем не нужен.
Поглядывая на дремлющего Ворстага, Рэйвен порылась в сумке и вытащила кинжал. Как истинный наемник, он считал, что оружия много не бывает, и вполне мог воспротивиться такому неравнозначному обмену. Но девушке было все равно. У нее есть кинжал Арвела, пусть и уступающий стали орков, но зато вытащивший ее из ловушки.
- Ух ты! – Пацан восторженно рассматривал хищно изогнутый клинок и даже попробовал его на остроту. Он протянул Рэйвен флейту, потемневшую от времени и украшенную рунами. Больше  она его не интересовала.
Рэйвен покрутила ее в руках и тут же поднесла к губам. Флейта издала протяжный переливчатый звук. Ворстаг открыл глаза и недовольно взглянул на девушку.
- Я теперь все время буду это слушать? – проворчал он. Рэв скосила на него глаза и снова бодро заиграла на флейте. Наемник, вздыхая, поднялся с земли, отряхнул с одежды листья и преувеличенно спокойно заявил:
- Думаю, нам стоит добраться до Рорикстеда до заката.


Через час пути он уже всерьез подумывал над тем, чтобы на ближайшем привале сунуть эту чертову флейту в костер. Нельзя сказать, чтобы Ворстаг не любил музыку, но нескончаемые трели над ухом способны были вывести из себя даже мамонта.
- Ты хочешь, чтобы любое существо в радиусе нескольких миль вокруг было в курсе места нашего нахождения? Тебя слышат, наверное, даже Седобородые на Глотке Мира! – сердито проворчал он.
Рэйвен сердито посмотрела в спину своего напарника, а потом, подумав, сунула флейту за пазуху. В его словах была доля истины, и навлекать на себя неприятности ей не хотелось.
В Рорикстед они добрались уже в сумерках и сразу же направились в таверну, чтобы остановиться на ночь. Однако там было на удивление шумно и многолюдно. Рэйвен с удивлением заметила в углу нескольких редгаров в странных широких одеждах и головных уборах, закрывающих часть лица. Они молча попивали ячменный эль, глядя в огонь и не обращая внимания на остальных посетителей.
- Аликр’цы – тихо произнес ей на ухо Ворстаг. – Интересно, что они здесь забыли?


Он с трудом протолкнулся к стойке, за которой, засучив рукава, стоял крепкий пожилой мужчина с тяжелым взглядом.
- Комнаты есть? – спросил у него наемник.
Хозяин только покачал головой и кивнул на редгаров.
- Не поймите меня неправильно, но я сам ветеран войны с Альдмерским, мать его, Доминионом, - при этом он смачно сплюнул на дощатый пол. – Сражался плечом к плечу с такими же ребятами, как эти. Так что за мной должок. Но вы можете заночевать в небольшом лагере за фермами. Там часто кто-нибудь да останавливается.
Наемник хмыкнул, но ничего не сказал. Ему по сути было все равно, где спать. Хоть в степи с волками.  Рэйвен тяжело вздохнула, отгоняя навязчивые мысли о горячей ванне, и повернулась уже к выходу, как вдруг наткнулась взглядом на парочку крестьян. Они сидели на лавке у огня и казались растерянными. Их одежда была местами порвана и изрядно пострадала от дождей, пыли и нескончаемой дороги. Рэйвен уже видела этот отрешенный взгляд, направленный в пустоту, поэтому подошла к ним. Крестьянин поднял на нее уставшее лицо с измученными глазами.


- Будь осторожна, - хрипло сказал он ей. – Здесь появились драконы.
Рэйвен кивнула.
- Я знаю, - ответила она. – Я была в Хелгене.
- Тогда ты понимаешь, - мужчина посмотрел на свои сжатые ладони. Меж его бровей залегла складка. – Мы в один миг потеряли все…
- Что вы теперь будете делать?
- Мы идем в Маркарт. К ярлу. Только сомневаюсь, что ему есть до нас дело, - мрачно усмехнулся тот.
Рэйвен порылась в кошельке и сунула горсть монет ему в ладони. Он недоуменно уставился на золото в своей руке, а потом внимательно посмотрел на девушку.
- Удачи вам, - пожелала она им на прощанье.

***


Рэйвен разбудили громкие голоса, звучавшие прямо у нее над ухом.
- А я тебе говорю, не похожа она на наемницу. Видишь, у нее даже меча нет!
- Ну и что? Может быть, она маг? Когда я вырасту, я тоже стану путешественницей и отправлюсь туда, куда только захочу!
- Да врешь ты все! Тебе никогда не стать магом!
- А вот и нет! Меня учит Жуан! Он говорит, что я способная!
Остатки сна окончательно расползлись, как клочья тумана, и, открыв глаза, Рэйвен увидела двух девочек, спорящих прямо у ее спальника. Ворстаг, как ни в чем не бывало, сидел у костра и попивал мед из жестяной кружки, с улыбкой наблюдая за всей этой сценой. Рэйвен недовольно нахмурилась, но девчонки не обращали на нее никакого внимания. Их перепалка как раз была в самом разгаре. Девушка неохотно поднялась с мехового спальника и демонстративно стряхнула со своих брюк травинки, прилипшие к ним за ночь. Девчонки тут же замолчали и уставились на нее во все глаза.
- Ты ведь волшебница, правда? – Тут же с жаром спросила одна из них. Рэйвен скорчила гримасу. Когда она была маленькой, она тоже мечтала стать волшебницей и научиться летать. Когда она выросла, то оказалось, что для того, чтобы вызубрить хотя бы основы, нужны время, деньги и терпение, которых у нее никогда не было. К тому же, магов не учат летать…
Рэйвен вздохнула.
- Нет, - сказала она наконец. – Я не волшебница. Я – бард.
- Ооо, - разочарованно протянула девчушка, бросила негодующий взгляд на свою сестру и скрылась за углом ближайшего дома. Видать, отправилась уговаривать своего учителя как можно скорее научить ее швыряться огненными шарами.
Рэйвен почувствовала укол по своему самолюбию. Она не волшебница, это правда, но, наверное, искателем приключений ее уж точно можно назвать. Пусть у нее и нет меча. Еще раз вздохнув, она уселась у костра и вытащила из наплечной сумки лепешку с сыром. Ворстаг усмехнулся, наблюдая за ней, и протянул кружку с медом.


-  Держи! – сказал он Рэйвен. – Надеюсь, это поднимет тебе настроение, раз уж ты все равно не маг.
Рорикстед оказался небольшой деревушкой, состоявшей из нескольких фермочек, кучкой построенных вокруг таверны. Здесь даже не было своей кузницы и лавки.
- Ривервуд и то побольше, - вынесла вердикт Рэйвен. Непонятно только, что они тут забыли. Она шла вслед за Ворстагом, гадая, можно ли ей здесь достать флейту или лучше не стоит этого делать, как вдруг услышала гневный окрик.
- Эй, ты!
Рэйвен вздрогнула и оглянулась. Один из фермеров стоял у изгороди, позади которой виднелись грядки с картофелем, и гневно взирал на девушку. «Не везет мне на местных крестьян», - уныло подумала она. – И что ему от меня понадобилось?» Она готова была голову отдать на отсечение, что видит этого фермера первый раз в жизни и уж точно не воровала у него яблок.
- Да, ты! – фермер гневно ткнул в нее пальцем. – Как ты только посмела тут появиться после всего, что случилось?


Рэйвен недоуменно смотрела на фермера, все еще не понимая, что, собственно, случилось.
- У тебя, видать, не только мозги отсохли, но и совести совсем нет! И как ты только могла продать ее великанам?! Оставить мою Гледу совсем одну, маленькую и испуганную?! Ты, чудовище, не смей сюда возвращаться, пока не вернешь ее обратно. Поняла?!
Рэйвен молча смотрела вслед удаляющемуся фермеру, не зная, что и думать.
- Кажется, мы нашли козу, - ехидно протянул Ворстаг. – И еще, мне припоминается, ты говорила, что ни разу не была в Рорикстеде?
- Может, он меня с кем-то путает, - сердито сказала Рэйвен. Настроение у нее стало еще хуже. А что, если она и вправду украла эту козу? Она ведь совсем ничего не помнит. Все это очень напоминало какой-то дурацкий розыгрыш под названием «Угадай с трех раз, кто…». Наверное, стоит все-таки найти старину Сэма и сказать ему пару ласковых.
- Знаешь, - Ворстаг задумчиво потер подбородок. – Украсть козу, а потом продать ее великанам, это очень… в твоем стиле.


- Это что, издевка? – Рэйвен подозрительно посмотрела на наемника. – И где нам искать ее теперь, эту козу?
Она с тоской посмотрела на холмы, окружающие Рорикстед. Ворстаг широко ухмыльнулся.
- Я рад, что ты спросила. Думаю, нам стоит напиться.
- Ты шутишь?
- Ээээ, нет. Раз такие гениальные идеи, как кража коз и дружба с великанами, приходят тебе на ум исключительно в нетрезвом виде, я готов рискнуть. Вполне возможно, ты неожиданно вспомнишь, что делала в прошлый раз.
- Ты предлагаешь мне напиться и продать следующую козу этого фермера?
- Нет, я думаю, ты нас сама приведешь прямиком к этому самому великану.
- Это дурацкая идея, - отрезала Рэйвен и сердито скрестила на груди руки. – И я не буду в этом участвовать!

***


Через некоторое время они с трудом выбрались из дверей таверны, что  потребовало определенной ловкости и изящества. Рэйвен с трудом смотрела прямо перед собой и перемещалась все больше зигзагами. Ворстаг удерживал ее за плечо, задавая направление, в голове у него шумело, но держался на ногах он все еще твердо, в отличие от своей спутницы.
Да уж, напились они знатно. Пили бы и дальше, напрочь позабыв о великанах и козе, если бы не хозяин таверны. Бывший солдат Легиона, глядя на Рэйвен, которая забралась на стол и задушевно произносила тост в честь несгибаемых защитников угнетенных народов, томящихся под властью альдмеров, тут же вытолкал их за дверь, от греха подальше. У него был волчий нюх на всякого рода неприятности. К тому же «несгибаемые защитники Скайрима» - редгары, которым и был адресован тост, -  уже постепенно менялись в лице, и можно было ждать чего угодно.


Рэйвен, смеясь, спустилась с низкого крыльца, умудрившись при этом не свалиться, и заплетающимся языком произнесла в пространство:
- Пп-ой-ддем! Я тт-ут знаю одно мм-е-стечкоо…
Она с трудом перелезла через изгородь и, пошатываясь, побрела прямо через грядки с картофелем к холмам, лежащим к востоку от деревни. Ворстаг помотал головой, отгоняя хмель, и бросился за ней.
Расчет Ворстага оказался верен. Рэйвен понесло прямо в стойбище великанов. Огромный костер, полыхающий посреди степи, наемник заметил издалека. Около костра высились огромные фигуры великанов. Их одежда состояла из звериных шкур, а в руке у каждого имелась грубая дубинка, изготовленная из костей мамонта. Тела покрывали ритуальные шрамы, складывающиеся в сложный узор. На вид вполне безобидные, эти существа пускали в ход свои чудовищные дубинки, стоило только чужаку оказаться на свою беду рядом с их стойбищами.


Рэйвен смело миновала огромные камни, стоящие вокруг и украшенные ритуальными символами, нарисованными кровью животных, ничуть не смущаясь того, что ни один человек в здравом уме не полезет по собственной воле туда, где живут эти мифические существа.
- Пп-ри-веет! – весело пролепетала Рэйвен и полезла прямо к огромному костру, горящему посередине лагеря. Великаны расступились, пропуская ее. Ворстаг сглотнул. Если они сейчас решат напасть, то им с Рэйвен не поздоровится.
- Мммм… Где же она? – Рэйвен проводила серьезные изыскательные работы в своей сумке, а Ворстаг так и не решил, что ему делать. Он застыл в напряженной позе, до боли сжимая рукояти своих мечей, готовый в любой момент пустить их в ход.
- А! Вот она! – Рэйвен радостно вытащила флейту и тут же поднесла ее к губам.
- О, боги! – пронеслось в голове у Ворстага. Более нелепой ситуации трудно было себе представить.
- Уууу, - удивленно прогудели великаны, заслышав первые звуки флейты. Они столпились вокруг девушки, восхищенно глядя на нее и постукивая в такт своими огромными ногами. Ворстаг подумал, что он, наверное, спит или попал в мир Шеогората – Принца Безумия. Он смотрел во все глаза на Рэйвен, не в силах поверить в происходящее.


- Грок! – великан хлопнул себя огромным кулаком в грудь, посмотрел сверху вниз на Рэйвен и указал на козу, спокойно пощипывающую травку рядом с огромными валунами у границы стойбища.
Рэйвен расплылась в улыбке, отвесила великанам вычурный поклон, вывела на флейте очередную руладу и нетвердой походкой направилась к козе. Через минуту она уже была рядом с Ворстагом, с трудом волоча за собой животное, которому явно больше нравилась в стойбище у великанов.
Ворстаг со вздохом забрал у нее козу и стал медленно отходить от лагеря. Великаны стояли у костра и молча смотрели им вслед.
Спускаясь с холма, Рэйвен непрестанно зевала. Хмель постепенно выветривался из головы, и спать хотелось ужасно. Она лениво переставляла ноги, думая только о том, что ей срочно нужно прилечь.
Ворстаг же мрачно шагал впереди, не сбавляя шага и таща за собой упирающуюся и блеющую козу. Он был зол на себя, и упрямство козы не добавляло ему хорошего настроения. Если бы не проклятая флейта, они бы уже проходили собеседование у Шора в Совнгарде.
До Рорикстеда оба добрались уже в сумерках и не в лучшем расположении духа. Наемник решительно дотащил козу до фермера и скрестил на груди руки.


- Ладно,  - сказал он. – Вот твоя коза, старик. Советую запереть ее покрепче, пока ее еще кто-нибудь не украл. А теперь насчет всего остального…
- Ладно-ладно… - фермер испуганно попятился от имевшего грозный вид наемника. – Девчонка говорила, что отдаст мне деньги, когда расплатиться с какой-то Изольдой в Вайтране… Но это все…
- Значит, Изольда в Вайтране, - Ворстаг задумчиво потер подбородок и повернулся к своей спутнице, которая усиленно пыталась подавить зевок. – История становится все более интересной.
Все еще мрачный, как туча, наемник забрал их вещи из утреннего лагеря, закинул дорожную сумку на плечо и, не оглядываясь, зашагал по дороге в сторону Вайтрана.
Солнце уже почти село, окрашивая землю и весь окружающий мир в малиновые и бордовые тона. На небе появились первые звезды, а из-за краешка холмов выглянул узкий серп Секунды.
- Эй! – Рэйвен недоуменно окликнула наемника. – Разве мы не останемся здесь на ночь?
Ворстаг тяжело вздохнул и оглянулся на нее.
- Нет, - сказал он. – Я лучше пройду несколько миль по ночной дороге, чем наутро буду искать следующую козу. Хватит с меня великанов!
Рэйвен догнала наемника и пристроилась рядом.
- Ты сердишься на меня? – спросила она тихо.
Ворстаг молча покачал головой.
- Нет. Я сержусь на себя.
Солнце полностью исчезло за горизонтом, тени стали длиннее, а на небе показался Мессер – вторая луна Нирна. Ворстаг зажег факел. Рэйвен молча шагала рядом с ним, вслушиваясь в звуки ночной степи – ветра, гуляющего по ковылю, и стрекотание цикад. Впереди неожиданно выросли холмы и небольшой лесок. Дорога огибала его по краю.
Рэйвен показалось, что она слышит стук копыт.
- Ты слышишь? – тихо спросила она у Ворстага, оглядываясь по сторонам. Ворстаг посмотрел в темноту и отрицательно покачал головой.
- Тебе показалось, - ответил он, но Рэйвен вдруг схватила его за рукав и указала на тропинку, ведущую к холмам.
- Смотри!
Среди деревьев мелькнул свет. Ворстаг поморщился. Лезть в темноте в глухую чащобу ему не хотелось.


- О, боги! – потрясенно вырвалось у него, когда на опушке леса показалась светящаяся фигура призрачного всадника. И хотя у него не было головы, наемник готов был поклясться, что он смотрел в их сторону. Смотрел и ждал. Рэйвен и Ворстаг замерли, всматриваясь в фигуру  призрака.
- Ты же видишь его, правда? – тихо спросила Рэйвен, она все еще крепко сжимала рукав Ворстага. Наемник кивнул. Факел в его руке освещал тропинку, ведущую к холмам. Ворстаг перехватил его покрепче и шагнул в высокую траву.
Он родился в Скайриме и слышал немало историй о неупокоенных призраках, которые не могут уйти, пока не будет наказан виновный в их смерти. Если такой призрак просит тебя о помощи, то следует ему помочь, чтобы не нанести оскорбления духам своих предков. 
Светящаяся фигура неторопливо скрылась за деревьями. Рэйвен поудобнее перехватила свой лук, шагая в шаге от Ворстага. Ее ладони в последнее время почти не ныли и не дрожали. Аркадия была права, ей потребовалось всего лишь очередная встряска и немного времени.


Свет, идущий из глубины леса, разгорался меж тем все ярче и ярче. Деревья расступились, и Рэйвен с Ворстагом увидели развалины древнего кургана, стоящего у подножия холмов. Призрачный всадник остановился на краю захоронения и замер в неподвижности.
Ворстаг погасил факел и внимательно оглядел поляну. Здесь ощущалось присутствие некой злой силы, которая, как покрывалом, укрывала это место и не давала умершим покоя. Неупокоенные потерянно бродили между могил, от некоторых из них остался лишь костяной остов.


Рэйвен тихо вздохнула за спиной у Ворстага. Клинки с тихим шелестом вылетели из ножен, и наемник, двигаясь по-кошачьи, выбрался на поляну. За своей спиной он услышал скрип натянутой тетивы и усмехнулся. Рэйвен надежно прикрывала его с тыла. Он уже и забыл, что это значит.
Неупокоенные остановились и разом повернули в его сторону оскалившиеся черепа. Позади прозвенела тетива, и стальная стрела вонзилась в глазницу ближайшего скелета. Мертвый свет, удерживающий в неупокоенном жизнь, погас, и иссохшие кости прахом осыпались на землю.
К Ворстагу подскочил полуистлевший скелет, сжимающий в руке осколок меча. Двигался он на редкость быстро. Ворстаг увернулся, и осколок стали пропорол длинную полосу на его кожаном наплечнике. Наемник шагнул вперед, огибая скелет сбоку и развернувшись, отделил голову неупокоенного от позвоночника.


Позади него раздалось шипение, и Ворстаг, пригнувшись, пропустил над собой лезвие еще одного немертвого. Он сделал кувырок, откатившись на безопасное расстояние, и вскочил на ноги. Меч второго мертвеца выглядел более угрожающе и, к тому же, был целым. Скелет, обтянутый остатками кожи, повернул голову, отыскивая пропавшую из его поля зрения жертву.  В толстый слой кожи и стали, защищающий руки Ворстага, воткнулась стрела. Наемник, коротко выругавшись, выдернул стрелу из налокотника и крикнул своей напарнице:
- Чего ты ждешь? Пока меня убьют?


Рэйвен, прищурившись, стояла в тени деревьев, натянув до предела тетиву своего лука. Руки ее слегка дрожали от напряжения.
- Подожди! Я его не вижу!
В опасной близости от наемника сверкнул клинок, и Ворстаг отшатнулся назад. Он сделал выпад правой рукой, отводя удар наверх, второй его клинок с чавкающим звуком вошел между трухлявых ребер мертвеца. Ворстаг поморщился и выдернул клинок. Немертвый пошатнулся и отступил назад, однако окончательно умирать не собирался.
Вторая стрела воткнулась рядом с сапогом наемника, и тот быстро бросил выразительный взгляд в сторону Рэйвен. Та наконец отпустила тетиву с тихим стонущим звуком.


Ворстаг успел увернуться от еще одного выпада старого клинка и понял, что начинает злиться. Он шагнул в сторону и взмахом меча отрубил немертвому руку, держащую меч.
Скелет яростно зашипел и повернулся к наемнику. Ворстаг ударом сапога отбросил его назад, и его меч вошел в глазницу немертвого, пригвождая того к земле.
К Ворстагу осторожно подошла Рэйвен. Дыхание у нее немного сбилось. В молчании они осмотрели поляну. В глубине ее, у самого холма, стояла небольшая часовня с саркофагом.
Рэйвен судорожно вздохнула. У нее вдруг взмокли ладони. Она бы под страхом смерти не приблизилась больше ни к  одному саркофагу, слишком неприятные воспоминания рождались у нее при этом. Он иногда ей снился, драконий жрец, виденный ею на Ветреном Пике, и она с ужасом замечала, что в последнее время, все чаще и чаще. Она заставляла себя не думать о том, что тот, возможно, нашел себе новое убежище  внутри ее головы.
Ворстаг взмахнул клинками, стряхивая с них остатки слизи и гноя немертвых, и, нахмурившись, шагнул к часовне. Рэйвен не спускала глаз с саркофага, губы у нее неожиданно пересохли.


Вокруг саркофага внезапно заклубились щупальца тумана,  спиралью поднимаясь в воздух. С сухим треском крышка его отделилась, и Рэйвен с Ворстагом увидели полуистлевшее тело, сжимающее в одной руке меч, испещренный странными символами. Мертвец открыл глаза и, увидев людей, дьявольски рассмеялся. От смеха драугра по коже Рэйвен пробежали мурашки. Ворстаг нахмурился и шагнул к мертвецу.
Немертвый неожиданно взлетел в воздух и вскинул левую руку по направлению к наемнику. Волна холода ударила Ворстага в лицо, он почувствовал, как его кожа покрывается слоем инея. Холод забирал остатки тепла, и руки вдруг стали чужими. Позади него закричала Рэйвен.  Он видел, как ее стрела пролетела рядом с головой мертвеца, даже не задев его. Однако немертвый отшатнулся, на миг опуская руку.


Ворстаг со стоном заставил себя встряхнуться. Он бросился к драугру, но тот отреагировал на удивление быстро, отбивая выпад одного из клинков наемника и уклоняясь от второго. Ворстаг заставил себя ускорить движения. Нужно было не дать драугру ни единого шанса вновь применить магию льда. Драугр легко отбил очередной выпад наемника. Ворстаг сделал шаг назад и тут же развернулся, как пружина, - его клинок с огромной силой полетел в сторону шеи ожившего мертвеца, в последний момент тот успел парировать, однако удар был слишком силен, и рука драугра описала дугу вслед за клинком наемника, открыв на мгновение корпус. Ворстаг, не раздумывая, воспользовался моментом и вогнал второй клинок в основание шеи немертвого. Тот дрогнул и тяжело рухнул на землю. 


Наемник стоял рядом с поверженным драугром и тяжело дышал. Схватка далась ему нелегко. Он оглянулся на светящуюся фигуру, застывшую на краю поляны.
Рэйвен подошла к своему спутнику, не сводя взгляда с мертвого тела.
- Ты думаешь, он теперь будет свободен? – Тихо спросила она у наемника.
- Я не знаю, - Ворстаг вытер клинки о траву и убрал их в ножны. – Но очень надеюсь.
Рэйвен подошла поближе к часовне и заметила блеск стали в высокой траве. Она присмотрелась и поняла, что видит остатки кольчуги и костяную ладонь, все еще сжимающую меч. Видимо, это и были непогребенные останки призрачного всадника.
Вдвоем с Ворстагом им потребовалось некоторое время, чтобы вырыть могилу и соорудить сверху нечто вроде кургана. Рэйвен пристроила сверху веточку горноцвета и оглянулась на призрачного всадника, все еще белеющего на опушке. Возможно, ей показалось, но тот выглядел умиротворенным. Его очертания вдруг стали гаснуть и растворяться в тусклом предутреннем свете. Первый солнечный лучик скользнул по щеке Рэйвен и она тихо улыбнулась.


1 комментарий:

  1. Пишешь здорово! Просто рассказ - не к чему придраться! Мне бы так...

    ОтветитьУдалить