четверг, 15 ноября 2012 г.

Часть вторая, романтическая, в которой Рэйвен получает оружие и добирается до Вайтрана


 Рэйвен поблагодарила Алвора и Сигрид за заботу и вышла из их дома. Она не планировала задерживаться в Ривервуде. Впрочем, отправляться сломя голову в Вайтран, она тоже не планировала.


Рэв пересекла мост и, найдя укромную заводь чуть выше по течению, откуда ее нельзя было увидеть с Ривервуда, решила устроиться на ночь. Она натаскала веток для костра и скинула с плеча свои немудреные припасы, которыми ее снабдили  кузнец и его жена.
Река манила ее, и, скинув одежду, Рэйвен плавно опустилась в воду и закрыла глаза. Наконец она была наедине с собой. Все, что ей хотелось, это смыть со своего тела  грязь и копоть, вытравить со своей кожи запах горелой плоти, который сводил ее с ума и, казалось, навсегда въелся в ее поры.


Стоило ей закрыть глаза, как она видела огонь, огонь везде, пылающие обломки домов, обожженные тела, крики боли и отчаяния. Она хотела от всего этого избавиться. Навсегда.
Рэйвен легла на спину, позволив течению подхватить ее тело.
Она всегда была храброй, так говорил ей ее дед. В ней текла кровь их предков.  «Горячее сердце»,  - так  он называл ее и всегда говорил, что внутри нее пылает огонь, такой же, как и внутри него, но которого лишен был ее отец. Огонь,  который толкал ее порой на безрассудные вещи, позволял подниматься на ноги после поражения и заставлял искать выход там, где его не было. Но теперь внутри нее было пусто. Она столкнулась с чем-то, что выжгло ее собственный огонь дотла.
Она открыла глаза и посмотрела в безмятежное небо. Солнце медленно скрывалось за горизонтом, окрашивая его в розоватые и алые тона. Рэв еще раз вздохнула и повернула к берегу, как вдруг чуть ли не полностью ушла под воду.


На берегу, рядом с ее маленьким костром стоял эльф и внимательно смотрел прямо на нее. Поймав ее взгляд, он улыбнулся краешками губ, деликатно отвернулся и стал неторопливо разводить огонь.
Рэйвен осторожно выбралась на берег и, поминутно оглядываясь на незнакомца, быстро натянула на себя одежду.
Эльф в это время достал из своей сумки филе убитого им фазана и, нанизав на палочки, стал жарить его над огнем. На девушку он подчеркнуто не смотрел.
Рэйвен отжала мокрые волосы и придвинулась поближе к костру, незаметно разглядывая босмера. Он был невысок  и тонок в кости. Кожа его была довольно бледной для эльфа, и у него были очень длинные светлые волосы, частично скрывавшие лицо.  В свете костра она видела только нос с горбинкой и надменно изогнутые губы.


- Я прошу прощения за то, что смутил вас, - произнес он. Рэйвен вздрогнула от неожиданности. Оказывается, все это время он видел, что она изучает его.
- В мои планы вовсе не входило разглядывание купающихся девушек, - насмешливо продолжил он. Рэв почувствовала, как стремительно краснеет.  «Надеюсь, этого не видно в темноте», - в смятении подумала она.
Филе шипело на огне и исходило изумительным ароматом, так что девушка судорожно сглотнула слюну, бросая на него взгляды. Эльф тихо засмеялся и, достав кинжал, ловко нанизал на него мясо.
- Попробуйте. – Сказал он. – Оно вовсе не отравлено.
Рэв, позабыв про все на свете и наплевав сразу на все правила приличия, вцепилась в мясо зубами, заурчав, как кошка.  «Ну и плевать, как я выгляжу со стороны», - думала она, слизывая с пальцев жир. – «Зато это изумительно вкусно».
Эльф неторопливо доедал свою порцию, думая о чем-то своем. Лицо у него было печальным.
На берегу реки стояла мирная тишина, только ветер шумел листвой, да рядом журчала река. Над краешками сосен показался кусочек огромной желтой луны.
Рэйвен смотрела на потрескивающий костер и думала о том, что, пожалуй, хорошо бы сидеть так вечно, рядом с этим незнакомым ей эльфом, и слушать тишину. Все ее злоключения в горах сразу стали казаться далекими и полузабытыми.

- Вам не стоит оставаться на ночь в горах, - мелодичный голос эльфа нарушил зачарованную тишину. – Ночью здесь бывает опасно. Почему вы не остались в Ривервуде?
- Мне нужно было побыть одной, - холодно ответила Рэйвен. Она сердилась на эльфа, который так легко разрушил ее необыкновенное состояние духа, – меланхоличное и слегка романтичное. Что он знал о ее жизни и всем, что ей пришлось пережить?
Эльф ничего не ответил. Он ломал тонкими пальцами сухую ветку и задумчиво смотрел в огонь.
- Когда кажется, что ночь никогда не закончится, - вдруг сказал он. – Нужно помнить, что темнее всего бывает перед рассветом.
Рэйвен сцепила на коленях руки и грустно посмотрела в огонь.
- Боюсь, для меня рассвет уже не наступит. Я слишком долго смотрела в темноту, и она поглотила мой огонь.
Эльф повернул к ней свое узкое лицо, и Рэйвен увидела очень близко от себя его глаза, удивительно темные, они мерцали в свете костра.

- Верни свой огонь, - тихо сказал он и провел указательным пальцем по ее щеке. Пламя костра отражалось в его зрачках. Она кивнула, не в силах отвести взгляд.
- Я вернусь, - прошептала она.
- Я надеюсь, – ответил он,  довольно улыбаясь.

***
Она проснулась оттого, что солнечный луч лез ей в глаза. Костер давно догорел,  и Рэйвен, покрутив головой,  вдруг подумала, а не почудился ли ей вчерашний удивительный вечер и разговор с таинственным эльфом. Она медленно села и вдруг увидела охотничий лук, лежащий рядом с ее вещами. Рядом был пристроен колчан со стрелами. Сон тут же слетел с нее, и она вскочила на ноги, оглядывая берег в поисках вчерашнего собеседника. Но эльфа нигде не было видно.
«Он оставил мне свой лук», - растерянно думала она, бережно проводя рукой по теплой древесине оружия.
Вздыхая, Рэйвен быстро собрала свои скудные вещи, закинула за плечо лук и колчан со стрелами и побрела вдоль берега к мосту. На перекрестке с указателями она остановилась и бросила прощальный взгляд на Ривервуд.  Деревушка безмятежно спала. Без всякой надежды девушка оглянулась на лес за ее спиной, но сосны тоже как будто застыли в молчании. Рэйвен поправила свой дорожный мешок, повернулась и, уже не оглядываясь, побрела на север.


За очередным поворотом она наконец увидела цель  своего путешествия. Шпили домов Вайтрана взмывали ввысь, и венчал их дворец ярла, как будто парящий в облаках. Картина была впечатляющей, и Рэв долго простояла так, разглядывая город на холме.
Она спустилась по горной дороге вниз и пошла мимо ферм, теснившихся в долине перед городом. Погода неожиданно испортилась. Небо заволокли тяжелые свинцовые тучи, и стал мелко накрапывать дождик.
Фермеры были заняты сбором урожая. Рэйвен шагала мимо, то и дело бросая на согнутые спины быстрые взгляды. Есть хотелось ужасно. Рэйвен вспомнила, что последний раз (не считая куска мяса, поджаренного на костре эльфом) она нормально ела в доме Алвора, где сердобольная хозяйка, взглянув на нее, подсунула ей миску с густой похлебкой из оленины. Похлебка пахла просто одуряющее, и Рэйвен набросилась на еду с жадностью, забыв о том, что она в чужом доме, и ловя жалостливые взгляды хозяев, которые смущали ее до слез.


Воровато оглядываясь, она тихо пробралась на очередную ферму. Хозяин не видел ее. Он окучивал грядки с капустой, стоя к ней спиной. Рэв прокралась к бочкам, стоящим у задней двери фермерского домика. Она сунула в одну из них руку и вытащила на свет божий зеленое яблоко. «Ну что ж, это лучше, чем капуста», - философски решила она и сунула в свой дорожный мешок еще несколько яблок.
Фермер, видимо, услышав какой-то шум, оглянулся и застыл с мотыгой в руках. От такой наглости он потерял дар речи.
- Эй, ты, воришка!    ожил наконец он. – Ну-ка, стой!


Рэйвен проворно вскочила и бросилась прочь. Фермер, горя праведным гневом, ринулся за ней, размахивая мотыгой. Рэйвен перескочила через очередную изгородь, перепрыгнула чьи-то грядки с капустой и неожиданно налетела на огромные ноги, обтянутые шкурами, которые могли принадлежать только великану. Она медленно подняла глаза и тут же резко присела, когда над ее головой просвистела огромная дубина.
- Эй, ты, назад! – крикнул ей огромный воин в стальных доспехах, с двуручником в руках, подскакивая к великану с другой стороны и всаживая свой меч тому прямо в бедро.
Рэйвен не помнила, как откатилась назад. От страха она слабо соображала.


Фермер, гнавшийся за ней с мотыгой, вдруг решил, что бог с ними, с яблоками, и опрометью бросился прочь.
Великан сотрясал землю огромными ногами, стремясь раздавить назойливых людей, которые так больно кололись своими железками, и упоенно размахивал своей дубиной. Уворачиваясь от его ударов, вокруг кружил давешний наемник, нанося точные удары своим не менее внушительным оружием, а чуть поодаль, выпуская в плечи и голову великана стрелу за стрелой, стояла лихая на вид девица с луком.


Выбравшись на дорогу, Рэйвен поднялась на ноги. Отсюда великан не казался таким огромным. Рэв никогда в жизни не видела великанов. В Сиродииле их не было. Однажды она видела минотавра, который сражался на Арене, но встречаться в реальной жизни ни с тем, ни с другим ей еще не доводилось.
Рядом с ней остановились два стражника, видимо, чтобы тоже полюбоваться на бой с великаном.
«Чего они ждут? Почему не спешат помочь им?» - удивленно подумала девушка.
- Как ты думаешь, кто его уложит? – обратился вдруг один стражник к другому. – Фаркас или Эйла?
- Ставлю на Эйлу пять золотых, - лениво отозвался тот. – Эта девка – демон в юбке.
Первый стражник только скептически фыркнул, видимо, считая, что сталь и мускулы куда надежней, чем скорость и меткость.
- Я прошлой осенью тоже хотел податься в Соратники, - продолжил он. – Осточертела эта караульная служба, сил нет.
- И чего не пошел? – спросил второй.
- Да мне в тот раз как раз прострелили колено, - немного смущенно ответил стражник. – Всю зиму маялся. Извел в храме Кинарет все жалование.


И они замолчали. Бой меж тем разгорался все более жарко.
Великан поднял с земли огромный камень и швырнул его в Эйлу. Девушка едва успела отскочить в сторону. Второй наемник, видимо, поняв, что великан и не думает умерять свой пыл, лихо крутанул свой меч и полоснул им по ноге великана, стремясь разрубить сухожилия. Тот яростно заворчал и упал на одно колено.
Эйла, не теряя ни минуты, вскинула лук и выстрелила, почти не целясь. Стрела сбоку вошла в шею великана, задев артерию и застряв в позвоночнике. Тот пошатнулся и стал медленно заваливаться на бок. Его взгляд постепенно тускнел, из развороченного горла фонтаном била кровь, и с каждым хриплым вздохом жизнь покидала огромное тело.


- Ну, что я говорил? – радостно воскликнул второй стражник. – Давай мои пять золотых!
Первый разочарованно засопел, но послушно полез в свой кошель.
Уставшие наемники, перебрасываясь фразами о хорошей охоте, прошли мимо них, равнодушно окинув взглядом, и направились в сторону города.
Рэйвен во все глаза смотрела им вслед. Хорошо, наверное, быть такими бесстрашными воинами, думала она. Интересно, смогли бы они победить дракона?


Она достала трофейное яблоко и, откусывая от него, отправилась вслед за Соратниками.
Ворота в город были закрыты, а рядом с ними, сурово скрестив руки, внушительно застыл стражник.
- Вайтран закрыт, - заявил он Рэйвен, когда она подошла поближе. – Город на военном положении. Тут, знаешь ли, говорят,  дракон объявился. Так что,  проваливай.
Рэйвен сердито нахмурилась. Внутри нее заворочалось глухое раздражение. Она проделала весь этот путь совсем не для того, чтобы ее тут же завернули обратно. Нет,  уйти ее, конечно, так и подмывало, но Хадвар, черт его побери!..
«Этот стражник не верит в драконов, - приободрила она себя. – Иначе он бы не был таким расслабленным и чванливым». 


Она вздохнула и просто сказала:
- Я иду из Хелгена.
Стражник вытаращил на нее глаза и открыл рот.
- Ты что? Это… видела дракона?
- Дракона? Черного такого? С шипами? Который сжег крепость дотла, а потом улетел вон туда? – и она махнула рукой в сторону гор. – Нет. Не видела.
Стражник так и стоял столбом, не зная, что делать. Рэйвен сердито посмотрела на него и раздраженно сказала:
- Ну, и чего стоим? Открывай, давай!
Тяжелые створки перед Рэйвен распахнулись, и на нее хлынул поток городского шума. Неожиданно для себя она оказалась в людской толчее.
За воротами ее уже ждали. Видимо стражник снаружи успел предупредить о странной нахальной девице, объявившейся невесть откуда.
Хмурый капитан стражи мрачно глянул на Рэйвен и процедил:
- Надеюсь, ты и вправду из Хелгена. Иначе тебя ждут большие неприятности.
Он ткнул пальцем в замок ярла, который, казалось, парил над городом.
- Видишь крепость? Повернешь налево - окажешься в Облачном квартале, а там только одна дорога ведет наверх. Надеюсь, не заплутаешь.
Он сплюнул сквозь зубы на камни мостовой и скрылся в здании казармы.


Вайтран кипел жизнью. Люди спешили по своим делам. Рядом с кузницей норд в имперских доспехах требовал закончить партию оружия для Легиона, а девушка в тяжелом кожаном фартуке кузнеца, устало прикрыв глаза, доказывала ему, что с таким заказом одной ей не справиться.  Мимо Рэйвен, чуть ее не задев, пробежала маленькая девочка с пустой корзиной и исчезла в скоплении мелких лавочек, выстроившихся на небольшой  площади  перед таверной.
Рэйвен не могла понять, нравится ей этот город, или нет. Она видела Хелген с Имперской крепостью, но таких деревушек было полно и в Сиродииле. Вайтран производил странное впечатление – широкие, выложенные камнем, улицы и деревянные дома, выбеленные ветром и дождем,  - здесь было очень много пространства, и он не имел ничего общего с узкими улочками тесных городов Сиродиила.
Драконий Предел был построен на самой вершине горы. Потоки воды падали с камней по обе стороны от него отвесной стеной и сбегали в небольшие каменные бассейны, через которые были перекинуты легкие ажурные мостики.
Рэйвен задрала голову и посмотрела на замок. К нему вели каменные лестницы, вырубленные в скале и украшенные арками с традиционным нордическим орнаментом. Она вдруг с удивлением обнаружила, что он напоминает ей по форме храм на вершине Ветреного Пика, которым они с Хадваром любовались несколько дней назад.


«Должно быть, он очень древний, этот замок», - подумала Рэйвен, поднимаясь по каменным ступенькам наверх, где располагался Облачный квартал, про который говорил капитан стражи.
Вода, сбегая по камням, лилась в круглый бассейн, посередине которого располагалась беседка с огромным раскидистым деревом. Здесь было очень много солнца, и перекрытия беседки бросали кружевные тени на каменные плиты. У подножия Драконьего Предела высилась огромная статуя Талоса.
- Ужасный и могущественный Талос! Мы, твои никчемные слуги, славим тебя! - Выкрикивал у его ног полубезумный монах. Рэйвен покосилась на него, но остальные горожане, похоже, не обращали на него никакого внимания, считая, видимо, что старик вполне безобиден.
Рэйвен прошла мимо монаха и стала подниматься к Драконьему Пределу. Не удержавшись, наверху она перегнулась через деревянные перила и бросила взгляд на город, лежащий внизу. Отсюда открывалась панорама всей долины, и она простояла так несколько минут, не в силах оторваться от этого зрелища. Вокруг, куда хватало глаз, простиралась степь, упиравшаяся в горы на востоке и на юге.
«Надо же, Ветреный Пик виден даже отсюда», - подумала Рэйвен, разглядывая знакомые руины, очертаниями напоминавшие кости какого-то доисторического монстра, и подошла к огромным деревянным створкам, ведущим во внутренние помещения замка.
Внутри замка было сумрачно. После яркого степного солнца Рэйвен была вынуждена остановиться, давая глазам привыкнуть к полутьме.
Рядом со входом стояли мрачные стражники. Они проводили девушку настороженным взглядом, когда она поднималась по ступеням в главный зал замка.
Драконий Предел поражал своими размерами. Огромные деревянные резные колонны уходили наверх, поддерживая арочные своды потолка.  Все здесь – и арки, и стены, и перекрытия – покрывали изящные узоры. Посередине зала пылала огромная жаровня, отбрасывая пляшущие тени на стены, а полы устилали тканые  ковры. Видимо, неведомый архитектор намеренно хотел, чтобы люди,  оказавшись здесь, особенно остро ощущали, насколько они ничтожны и беззащитны перед этой величественной красотой.
Над креслом, в котором восседал ярл, висел драконий череп. Рэйвен не сводила с него глаз, пока преодолевала последние ступени.
Рядом с ярлом стояли темноволосый имперец с крысиным лицом и маленькими усиками и красивая огненно-рыжая  данмерка в доспехах. Они о чем-то ожесточенно спорили.
Эльфийка, бросив взгляд через плечо и увидев Рэйвен, выхватила меч  и угрожающе двинулась к девушке. Та растерянно оглянулась. Неужели ее опять ждет заточение? Она сделала шаг назад, намереваясь метнуться за ближайшую колонну, не данмерка не дала ей такой возможности.
- Что за бесцеремонность? – прошипела она, словно рассерженная кошка. – Как ты смеешь сюда врываться, когда ярл  Балгруф  занят? Как ты прошла мимо стражи? Отвечай!
Ярл поднял руку, приказывая своему советнику помолчать, и с интересом посмотрел на Рэйвен.


- Меня послал Алвор,  - ответила девушка. – Я должна передать, что Ривервуд в опасности. В горах появился дракон.
- Айрилет! – крикнул ярл Балгруф. – Что случилось?
- Это гонец, мой господин, - ответила та, пряча меч в ножны. – Она знает про дракона.
- Пусть подойдет и расскажет, - велел он.
Рэйвен подошла к креслу и поклонилась. Губы ярла тронула легкая улыбка. Перед ней был мускулистый жилистый мужчина с резким лицом,  длинными пшеничными волосами и узкой бородкой. Взгляд у него был пронизывающий насквозь, и Рэйвен поняла, что обмануть его очень сложно.
- Говори, - сказал он. – Ты видела дракона?
Рэйвен сглотнула. Она видела дракона так близко, что могла бы сосчитать чешуйки на его хвосте.  Но вспоминая, что он сотворил с Хелгеном, она каждый раз содрогалась.
- Я видела дракона, - сказала она через силу. – Он разрушил Хелген. Это правда.  Я не могу рассказать подробностей. Это слишком… тяжело. Не думаю, что там многие выжили.
Ярл помолчал, внимательно наблюдая за ней и, видимо, прикидывая, стоит ли ей верить.
- И куда он направился после? - Наконец спросил он.
- Он полетел сюда, - ответила девушка. – Я не очень хорошо знаю местность, но он где-то рядом. В горах.
Ярл вскинул голову.
- Ты слышала, Айрилет?
- Да, мой господин. Думаю, нам следует отправить отряд в Ривервуд.
- Это безрассудно, - вмешался советник ярла. – Ярл Фолкрита решит, что мы хотим вторгнуться в его земли…
- Мне плевать, что подумает этот идиот, - оборвал его Балгруф. – Я не собираюсь ждать, пока дракон сотрет с земли еще одно селение!
- Я немедленно пошлю в Ривервуд людей, мой господин, - данмерка поклонилась и исчезла за колоннами.
Советник ярла недовольно поджал губы и тоже удалился, что-то бормоча себе под нос.
Ярл поднялся со своего места и подошел к Рэйвен.
- Ты весьма отважна, раз не побоялась дракона и предупредила меня, - сказал он, внимательно глядя ей в глаза.
Рэйвен молча смотрела на него. Внутри нее шевельнулось плохое предчувствие.  Она хотела покинуть Вайтран сразу же, как только выполнит поручение Алвора. Но боги, похоже, издевались над ней.
«Нет!» - хотелось крикнуть ей. – «Я ни капельки не отважная, это ложь! Я просто хочу уйти отсюда и больше никогда не возвращаться!»
Она вдруг почувствовала свою полную беспомощность. Она всего лишь маленькая пешка, которой ярл Балгруф готов пожертвовать, потому что она не представляет для него никакой ценности.
- Пойдем, найдем моего мага, - меж тем сказал ярл, следуя в боковое помещение рядом с главным залом, скрытое за колоннами.
Рэйвен вслед за ярлом вошла в светлое помещение, посередине которого стоял стол, заваленный различными бумагами и свитками, вперемешку с камнями душ и разномастными флакончиками с сомнительным содержимым. Справа от стола располагалась огромная карта Скайрима, а позади мага на столах поменьше светились таинственные пентаграммы,  и что-то булькало и кипело в перегонном кубе.
Сам придворный чародей нетерпеливо копался в своих бумагах.
- Нет, не то… Да где же?...
- Фарингар, - позвал его ярл, подходя к столу. Маг  поднял голову и рассеянно глянул на него.
- Ох, простите… Я куда-то сунул свиток…
- Неважно, - оборвал его ярл, взмахнув рукой. – Похоже, я нашел для тебя кого-то, кто достанет необходимые тебе материалы для исследования.
- Да? – Маг с интересом взглянул на Рэйвен. Она вдруг с удивлением поняла, что он еще довольно молод.  У него было угловатое лицо с крючковатым носом, а темно-каштановые волосы торчали во все стороны.


- Мне нужно, чтобы кто-нибудь забрался на Ветреный Пик и достал из храма на вершине каменную скрижаль, - сказал он ей и усмехнулся. – Ну, когда я говорю «достать», я имею в виду полезть в самое пекло и выкрасть камень, который может быть там лежит,  а может и не лежит.
«Это что, шутка?» - подумала Рэйвен. Дурные предчувствия ее не обманули. Она растеряно оглянулась на ярла.
Тот кивнул головой и скрестил на груди руки.
- Это очень важно, - сказал он, наблюдая за ее реакцией. – Возможно, ты не знаешь, по Ветреный Пик  когда-то был храмом драконьих жрецов. И я буду цепляться за любую соломинку, лишь бы узнать, как можно остановить эту  крылатую тварь. Поэтому ты пойдешь туда и достанешь этот камень хоть из-под земли. Взамен я обещаю тебе достойную награду, - закончил он.
Рэйвен почувствовала себя так, словно ее ударили по голове. Несколько раз.
Она не помнила, как вышла из Драконьего Предела. На город уже опустились мягкие сумерки. Она остановилась у дерева на площади перед крепостью и тоскливо оглянулась вокруг. 


Несомненно, после того, как она попала в Скайрим, ее биография стала гораздо насыщенней, но разве это то, о чем она мечтала? Последние дни она только и занималась тем, что стремилась выжить любой ценой. И сейчас, похоже, ей подбросили еще одно испытание.
Рэйвен спустилась в Ветреный  район. У нее были кое-какие деньги, которые дал ей на дорогу Алвор. Но останавливаться в таверне она не хотела. Она купила на рынке хлеба и головку сыра и медленно побрела к воротам Вайтрана.
Рэйвен одолевали мрачные мысли.  Денег как раз хватило бы, чтобы нанять повозку прямиком до Солитьюда. Но что-то подсказывало ей, что ярл Вайтрана не любит подобные шутки.
За воротами Рэйвен еще раз оглянулась на развалины Ветреного Пика. Что там ее ждет, в этих мрачных подземельях?
- Ни одному путешественнику не стоит отправляться в мрачное подземелье без помощи, - промурлыкал рядом  с ней мягкий кошачий голос. Рэйвен оглянулась. Напротив конюшен Вайтрана расположился кхаджитский торговый караван. На соломенной циновке у входа в большую палатку, на которую были наброшены звериные шкуры, сидел старый кхаджит и жмурился на заходящее солнце.
«Он что, читает мои мысли?» - подумала Рэйвен.


- О, дитя, понять, о чем ты думаешь, совсем не трудно, - промурлыкал  старый кот. – Ты смотришь на эти древние развалины драконьего храма так, словно старый беззубый кхаджит на порцию скуумы.
Кхаджит прикрыл свои желтые глаза и улыбнулся, сверкнув клыками. Кончик его хвоста слегка подрагивал.
- Но я думаю, что человеческое дитя ведет себя неразумно, словно котенок, боящийся воды, льющей с неба.
Рэйвен устроилась напротив кхаджита, так  же, как и он, скрестив ноги.
- Ты что-то знаешь? – Подозрительно спросила она, во все глаза глядя на старого кота.
- Мне не нужно видеть будущее, чтобы понять, что ты, - Рэйвен увидела перед собой кошачий коготь, направленный на нее. – Вернешься с тем, что было давно потеряно, как уставший кхаджит возвращается в теплые пески Эльсвейра.
Старый кот вновь прикрыл глаза, и девушка подумала, что он спит. Она поднялась на ноги, как вдруг услышала тихий смех.
- Ты ничего не забыла, дитя?
Рэйвен подозрительно уставилась на кхаджита, который так и сидел, прикрыв глаза.
- Я торговец, глупый котенок, - усмехнулся он. – Я собирал свои товары со всего мира, чтобы каждый нашел у меня то, что ему нужно.
- И что же мне нужно? – Сердито спросила Рэйвен, скрестив на груди руки.
Старый кот снова тихо рассмеялся.
- Я мог бы предложить тебе зелье храбрости, - промурлыкал он. – Но что-то мне подсказывает, что ты в нем не нуждаешься.
Он порылся в своих сумках и вытащил небольшой пузырек, масленно отливающий в свете костра. Жидкость в нем имела кроваво-красный цвет, переходящий в густой бордовый.
«Лечебный эликсир!» - Рэйвен расширившимися глазами смотрела на пузырек.
«Он стоит больше сотни золотых» - растерянно подумала она. – «Где я возьму такие деньги?»
Но этот пузырек, несомненно,  означал жизнь для нее в глубинах таинственного драконьего храма.
У нее были с собой кожаная имперская кираса и обычный меч, который она прихватила с собой из Имперской крепости. Мечом пользоваться Рэйвен не умела, и он постоянно ей мешал.  Еще у нее было около двадцати золотых монет. Все это она выложила перед кхаджитом, тоскливо поглядывая на золото.  Опять она останется без гроша в кармане.
Кхаджит придирчиво пощупал кожу кирасы, покрутил меч и кивнул головой.
Рэйвен, не веря своей удаче, тут же спрятала пузырек в сумку, боясь, как бы старый кот не передумал.
- Останься у нас, дитя, - сказал кхаджит напоследок. – Скайримские ночи так холодны, а огонь согревает души.

Рэйвен устроилась у костра и протянула к огню озябшие руки, прислушиваясь к мяукающей речи кошек. Молодая кхаджитка по имени Кейла протянула ей плошку с похлебкой из мяса хоркера. Рэйвен поблагодарила ее и почувствовала, как мрачные мысли постепенно покидают ее. Старый кхаджит опять оказался прав, и Рэйвен улыбнулась.
Призраки Ветреного пика уходили прочь от огня, казались нестрашными и безобидными, словно в детской сказке.
Гостеприимные коты давно уже устроились на ночь, а Рэйвен все сидела у костра и задумчиво смотрела на развалины Ветреного Пика.



Комментариев нет:

Отправить комментарий